ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понимаешь, я построил здесь дом только потому, что этот остров показался мне безопасным во всех отношениях. Но это не означает, что я готов прожить здесь всю оставшуюся жизнь.

– А где же ты собираешься прожить оставшуюся жизнь?

– В Гаване, вместе с тобой.

– В Гаване? – удивленно переспросила Мэдди.

– Да. Это достаточно большой город и к тому же очень красивый. Там есть все, что необходимо человеку для полного счастья. А если ты будешь со мной, то о большем счастье и мечтать не приходится. – Он неожиданно остановился и крепко обнял ее. – Мэдди, я безумно люблю тебя. Я люблю тебя так сильно, как не любил ни одну женщину, и хочу жениться на тебе.

Она была так удивлена этим заявлением, что застыла на месте. Мэдди давно знала, что любима, и даже привыкла к этой любви, но все же его слова оказались для нее неожиданными. Она никогда не думала, что Бен способен обзавестись семьей в настоящем смысле этого слова.

– Ты уверен, Бен Йорк? Ты действительно хочешь оставить холостяцкую жизнь и лишиться драгоценной свободы?

– Ради тебя – да. Я хочу не просто любить тебя, но и быть уверенным в том, что ты всегда будешь рядом. Я хочу, чтобы ты стала матерью моих детей. Мне уже недостаточно видеть тебя своей любовницей.

Он наклонился к ней и страстно прижался к ней губами. Как она любила его долгие и чувственные поцелуи! Но этот был каким-то особенным.

– Я тоже люблю тебя, – прошептала она, склоняя голову на его широкую грудь.

– Знаешь, дорогая, несколько лет назад я начал строить шикарный дом на окраине Гаваны. Он будет стоять на высоком холме в окружении просто фантастической природы.

Мэдди неожиданно взглянула на него, и в ее глазах мелькнула тревога.

– Что случилось? Ты не желаешь разделить мою давнюю мечту?

– Бен, мы не можем поехать в Гавану, – сказала она медленно, обдумывая каждое слово. – Во всяком случае, сейчас.

Бен гневно нахмурил брови.

– Почему?

– Потому что сейчас идет война, – пояснила она, напрягая память. – Я припоминаю, что в это время должна быть война. Война между Англией и Голландией, с одной стороны, и Испанией и Францией – с другой.

– Не может быть! – изумленно воскликнул он. – Я ничего не слышал о такой войне!

– Бен, это означает только то, что новости еще не дошли до нас. Я знаю это, потому что… Понимаешь, я изучала эту войну в двадцатом веке. Она будет длиться очень долго, но начнется, конечно, не здесь.

Бен снисходительно улыбнулся и похлопал ее по плечу.

– Все будет нормально, дорогая.

Мэдди грустно покачала головой. Он по-прежнему не верит ей.

– Нет, Бен, это будет ужасная война. Все будет нормально только в том случае, если ты наконец поверишь мне. Я не знаю, как я могу доказать тебе правдивость своих слов, но это действительно так.

– Я уже говорил тебе раньше: я знаю, что ты сама в это веришь. Бог весть откуда ты пришла в наш мир, но должно же быть хоть какое-то объяснение твоей истории.

– Оно уже есть, Бен. Только что я привела тебе доказательство истинности своих слов.

– Сожалею, но не могу принять его, – сказал он, прижимая ее к себе. – Но это не означает, что я буду меньше любить тебя. В сущности, мне наплевать, кто ты и откуда. Мне важно, что ты вошла в мою жизнь, и надеюсь, что навсегда останешься в ней. Это мое единственное желание.

Неожиданно у Мэдди зародилась великолепная идея. Это ее единственный шанс, и было бы глупо не воспользоваться им.

– Бен, я помню одну интересную деталь. Если я расскажу тебе об этом и ты убедишься, что это правда, ты поверишь мне наконец?

– Это должно быть что-то более конкретное, чем просто война…

– Да, Бен, это очень конкретная деталь. Я, конечно, не помню точную дату, но эта европейская война приблизится к Новому Свету в 1702 году. Но это еще не все. Я помню, что на Сан-Августин, небольшой городок во Флориде, будет совершено нападение и он будет сожжен дотла.

– Это действительно очень конкретная деталь, согласился с ней Бен, улыбаясь. – Да, Мэдди, если это произойдет, я вынужден буду окончательно и бесповоротно поверить тебе.

– В таком случае я хочу попросить тебя. Обещай мне, что мы не поедем в Гавану до следующего года. Это моя единственная просьба.

Бен расплылся в улыбке.

– Мы в любом случае не переедем туда до этого времени. Нам еще предстоит отправиться на север за сокровищами Кидда. Пока я этого не сделаю, я не смогу чувствовать себя полностью свободным.

Мэдди кивнула, соглашаясь.

– Хорошо, в таком случае я молчу.

Бен сел на песок и усадил ее рядом с собой.

– Скажи мне, пожалуйста, еще раз, что ты любишь меня.

– Я люблю тебя, – охотно повторила Мэдди, прижимаясь к нему.

Он нежно приблизил к себе ее лицо, поцеловал в губы, затем стал целовать шею, грудь… Вскоре они уже лежали на мягком и слегка Блажном песке, а его руки жадно гладили ее тело. Мэдди наслаждалась привычными ласками. Они всегда сводили ее с ума, а сейчас – тем более.

Бен оторвался от нее на секунду, но только для того, чтобы сорвать с нее юбку и блузку. Она же тем временем судорожно расстегивала пуговицы его рубашки. Наконец они слились в едином страстном порыве, пока волна блаженства не захлестнула их. Оно было столь великой глубоко, что они так и не выпустили друг друга из объятий. Они были слишком счастливы.

– Моя страсть к тебе никогда не пройдет, – прошептал он.

Мэдди поцеловала его в ухо.

– Тем лучше для нас, – сказала она, все еще прижимаясь к нему.

Мелисса тихонько подошла к спальне Бена и Мэдди и остановилась, прижав ухо к двери. Только мерное посапывание Бена нарушало тишину.

Убедившись, что там все спокойно, она тихонько открыла дверь и вошла в спальню.

– Мэдди, проснись, – прошептала она, приблизившись к их кровати. – Мэдди…

Та открыла глаза и сонно посмотрела на Мелиссу.

– Мэдди, проснись.

– Мелисса?

– Вставай быстрее и не задавай никаких вопросов. Одежду я захватила с собой. Пойдем быстрее!

Мэдди неохотно поднялась с постели и набросила на себя халат. Затем она медленно поплелась за Мелиссой по коридору.

– Какая одежда? Что ты хочешь этим сказать? Что происходит в конце концов?

– Тише, нам нужно спешить. Я все расскажу тебе по дороге. Вот возьми. Быстро одевайся и поехали.

Мэдди послушно надела мужскую одежду, заметив попутно, что Мелисса была примерно в таком же костюме.

Они молча прошли в гостиную. Мелисса достала из оружейного шкафа шпагу для Мэдди, а сама вооружилась небольшим пистолетом. Мэдди растерянно смотрела на нее, лихорадочно застегивая верхние пуговицы.

– Куда же мы идем? – спросила Мэдди, когда они уже вышли в сад.

– Мы пойдем по следам Катры, – прошептала Мелисса.

– Но она давно уже ускакала. Как мы узнаем, где она сейчас находится?

Мелисса загадочно улыбнулась и подмигнула.

– Я следила за ней на прошлой неделе и прекрасно знаю, куда она направляется. Пойдем быстрее. Мне известен самый короткий путь к тому месту. Если мы не будем терять времени, то доберемся туда раньше, чем она. У нас будет предостаточно времени, чтобы наконец уличить ее.

– Нам нужен фонарь?

– Нет. Луна сегодня светит очень ярко. Этого будет вполне достаточно. Тем более что свет фонаря может нас выдать Катре или ее сообщнику.

Мэдди не стала спорить, а тихо прошла в конюшню, где, к ее величайшему изумлению, их уже ждал Уилл с тремя лошадьми.

Уилл?

– Да, он первый обнаружил, что Катра тайно встречается со своим сообщником, – пояснила ей Мелисса.

– Происходит что-то странное, – важно заявил Уилл.

Они быстро вскочили на лошадей и помчались к берегу, минуя манговую рощу. Мелисса была права.

Луна действительно хорошо освещала им путь.

– Еще далеко? – шепотом спросила Мэдди.

– Да, расстояние здесь приличное, но мы не поедем к самому берегу. Подъедем поближе и будем наблюдать. Я убеждена в том, что она что-то затевает, Мэдди. Я уже давно ждала от нее каких-то шагов. Наступает весна, и мы сами скоро отправимся в путь.

61
{"b":"13236","o":1}