ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но сейчас еще слишком рано говорить о Новой Шотландии. Сперва нужно выбрать кратчайший маршрут. Он может направиться на север от Кюрасао, пройти между островами Гаити и Пуэрто-Рико, повернуть на северо-запад и затем мимо Багамских островов – к побережью Флориды, откуда можно плыть вдоль берега до самой Канады. Можно было также уже сейчас повернуть на северо-запад, пройти между островами Гаити и Куба и добраться до Флориды. Этот маршрут был более коротким и прямым, но весной на нем могли поджидать непредвиденные шторма и бури. Кроме того, эти воды были известны своими коварными течениями.

Бен закрыл глаза и крепко сжал пальцы в кулак. Сколько самых разных обстоятельств могли в один момент разрушить все его планы! А если Мэдди права и сейчас идет война между крупнейшими европейскими державами? Тогда судно Пайка может быть захвачено французами со всеми вытекающими отсюда последствиями. А северное побережье? Наверняка Пайк не знаком с этими местами. А ведь они очень опасны. Вокруг полно маленьких островов с острыми рифами и скалистыми берегами. Сколько кораблей затонуло в этих жутких водах!

Бена охватила отчаянная тревога: неужели он никогда больше не увидит Мэдди? Это невозможно! Он не имеет права потерять ее навсегда. Бен тряхнул головой, стараясь отбросить все дурные мысли, и вернулся к своей карте.

Интересно, какой маршрут выбрал Пайк? Ответ на этот вопрос пришел к нему почти мгновенно. Пайк не мог пополнить продовольственные запасы в Кюрасао. Значит, он должен выбрать первый маршрут, чтобы запастись продовольствием и питьевой водой в одном из портов. Бен знал, что у Пайка там немало друзей. Да, именно здесь можно выиграть драгоценное время и догнать Пайка. И не просто догнать, а опередить и первыми добраться до острова. А там уже можно спокойно поджидать этого негодяя, если, конечно, тот сумеет добраться до цели.

Бен снова закрыл глаза и произнес про себя слова молитвы. На этот раз он молился за Пайка и за сохранность его судна. Да хранит его Господь, хотя бы до того времени, пока на корабле находятся Мэдди и Мелисса.

А Пайк в это время ворочался на своей койке, стараясь избавиться от кошмарных снов, преследовавших его в эту ночь. Он часто просыпался в холодном поту и прикладывал руку к бешено колотящемуся сердцу. В кошмарных снах к нему являлись Бен Йорк и Ян Оулд, ближайший сподвижник капитана Кидда. Иногда появлялся даже Роб, младший брат Бена. Но самым ужасным в этих кошмарах являлся громадный ублюдок Черный Генри, который все время только тем и занимался, что выдергивал ногти из его окровавленных пальцев. Пайк стонал во сне, просыпался, переворачивался на другую сторону и вскоре снова оказывался наедине с этими людьми. Так продолжалось всю ночь.

Иногда кошмарное видение менялось, но отнюдь не в лучшую сторону. Ему казалось, что его медленно опускают в кипящий котел, и тогда он вскакивал с постели с жутким криком: «Пощадите! Спасите!» Никогда он еще не испытывал такого жуткого страха.

Очнувшись в очередной раз, он тупо уставился в темноту.

– Да, – пробормотал он, пытаясь разобраться в своих мыслях. Обе женщины находятся у него на борту. Он может сделать с ними все что угодно. В его руках карта острова. У него немалый запас времени. Он знает, куда и зачем направляется. Почему же он так испугался? Странно.

Пайк нахмурил брови и прикусил нижнюю губу. Эта паршивая дочка Кидда была абсолютно права. У ее отца осталось немало влиятельных и сильных друзей, которые, вне всяких сомнений, будут преследовать его. Да и Бен Йорк тоже крепкий орешек. Он не успокоится, пока не загонит его в гроб. Господи, этот кошмар будет преследовать его до конца жизни.

– Чертовы бабы! – в сердцах воскликнул он и плюнул на пол. Они всегда доставляли ему одни неприятности. Конечно, иногда они становились источником удовольствия, но оно не могло сравниться с теми бедами и несчастьями, которые в конечном итоге от них исходили. Причем чем более красивой была женщина, тем больше горя она приносила окружающим. – Все они одинаковы, – тихо произнес он, вспомнив соблазнительную Сару Оурт.

В конце концов он пришел к выводу, что ни в коем случае не должен показывать пленницам своего испуга, но вместе с тем с ними следует обращаться мягко и деликатно. Чем черт не шутит! При первой же возможности нужно будет купить им приличную одежду и все такое прочее. А когда он все-таки найдет эти проклятые сокровища, он оставит их на берегу целыми и невредимыми.

– А после этого, – мечтательно сказал Пайк, – я все брошу и проведу остаток своих дней в мире и спокойствии.

К счастью для Бена, Карибское море было спокойным даже тогда, когда его шхуна проходила самый опасный пролив между Кубой и Гаити. Они благополучно миновали эти острова и сейчас направлялись к Багамам, хотя чутье опытного моряка подсказывало Бену, что удача вот-вот покинет его. Небо было темно-свинцовым, что само по себе уже не предвещало ничего хорошего. Приближался тропический шторм, и предугадать его силу было практически невозможно. Хорошо, если все обойдется только сильным ветром и небольшим дождем.

Ночь прошла без приключений, а в четыре часа утра в рулевой рубке появился готовый сменить Бена Черный Генри.

– Похоже, сегодня солнца не будет, – угрюмо предсказал он.

– Боюсь, что ты прав, – согласился Бен.

– Разница в две недели – это весьма существенно, – заметил Генри.

Бен и сам знал, что две недели – это большой срок. Если бы не чрезвычайные обстоятельства, они никогда бы не вышли в море в это время. Самый благоприятный период для плавания наступит через две или даже три недели в зависимости от погоды и силы ветра. Но Пайк заставил их отплыть раньше и тем самым получить немалый шанс нарваться на шторм.

Черный Генри показал рукой на северо-запад.

– Посмотрите туда, – сказал он и сокрушенно покачал головой.

Бен передал ему штурвал и взглянул на горизонт, где появилась едва заметная светлая полоска неба, плотно прикрытая темно-серыми тучами. Не сказав ни слова, он сел и стал молча есть суп, как всегда, приготовленный Уиллом.

Через час море заметно потемнело, утратив свой приятный голубовато-зеленый оттенок. Порывы ветра стали резкими, усилилась качка, палубу обдавало густой пеной брызг. Темные тучи заволокли все небо, и ветер вдруг прекратился, обрекая «Уилму» на безжизненное покачивание на волнах.

– Он начнется через несколько часов, – пророчески изрек Черный Генри.

– Или несколько минут, – со знанием дела уточнил Бен. Обычно в это время он шел спать к себе в каюту, но сейчас было не до сна. От волнения сон как рукой сняло.

Бен быстро спустился на палубу и поднял по тревоге всю команду. Матросы засуетились, спешно занимая свои места. Бен приказал спустить паруса и закрепить на палубе все предметы, которые могут быть смыты сильной волной. Особое внимание при этом уделяли бочкам с пресной водой, без которой дальнейшее плавание было бы просто невозможно.

Прошло еще два часа. Как Бен и предполагал, ветер подул с юга и нарастал постепенно, как бы давая им возможность подготовиться. Вскоре ветер стал настолько сильным, что уже невозможно было определить его направление. Он рвал опущенные паруса и вихрем кружил по опустевшей палубе, обильно омывая ее морской водой. Небо в считанные минуты потемнело, как ночью, хотя был полдень. Шхуна потеряла управление и неслась туда, куда ее гнал ветер.

Держась обеими руками за поручни, Бен осторожно спустился на палубу и еще раз проверил состояние судна. Шторм только начинался, и самая большая опасность ожидала их, когда они полностью выйдут в открытое море. Неожиданно небо разрезала ослепительная молния. Промокший до нитки Бен ввалился в рулевую рубку, где Черный Генри крепко держал в руках штурвал, насупив густые брови.

Через минуту раздался еще один мощный удар грома, и на шхуну обрушилась стена дождя.

– Все будет нормально, – уверенно сказал Черный Генри и незаметно перекрестился. – Нас, конечно, пошвыряет, как щепку в бурном потоке, но в конечном итоге мы выберемся.

67
{"b":"13236","o":1}