ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бен кивнул, прекрасно понимая, что тот просто-напросто успокаивает себя. Но ему тоже стало намного легче. Ведь все-таки Черный Генри был опытным моряком и прекрасно знал море. Не просто знал, а чувствовал его печенкой, хотя и не мог выразить этого на своем ломаном английском. Интересно, где же сейчас Мелисса и Мэдди? Затронул ли этот шторм судно Пайка? Может быть, он успел пришвартоваться в каком-нибудь порту? Господи милостивый, спаси и сохрани их!

Мэдди выглянула в иллюминатор, пытаясь узнать, где же они находятся.

– Я вижу какой-то док, – сообщила она Мелиссе. – Думаю, все запасы продовольствия уже загрузили.

Мелисса увлеченно шила и даже не подняла головы. Им уже удалось запастись несколькими комплектами белья, что слегка облегчало их положение. Да и мылись они регулярно, благо воды теперь было предостаточно. Правда, питание оставляло желать лучшего, но Мэдди и Мелисса не ворчали: все равно они питались лучше, чем матросы. Но самое главное заключалось в том, что после того памятного разговора Пайк больше не появлялся в их каюте. Еду и воду им приносил молчаливый матрос, и он же поставил задвижку, запирающую дверь изнутри.

– Как ты думаешь, где мы сейчас находимся? – спросила Мэдди, поворачиваясь к Мелиссе.

Та пожала плечами:

– Я много раз плавала в Карибском море, но, откровенно говоря, все эти места так похожи друг на друга. Я выглядывала в окошко, но так и не смогла понять, где мы сейчас. Одно могу сказать точно – это не Гавана.

Мэдди села на стул и взяла в руки свое шитье.

– Хорошо, что мы здесь остановились. Бен, по-моему, неплохо подготовился к плаванию, и ему ненужно делать остановку для пополнения запасов. Будем надеяться, что он догонит нас.

Мелисса кивнула, не отрываясь от шитья.

– Возможно, это родной порт Пайка, как Кюрасао для Бена.

В дверь постучали, и Мэдди вскочила.

– Кто там? – громко спросила она.

– Я принес вам кое-что, – послышался уже знакомый голос матроса.

Мэдди отперла, и тот втащил в каюту громадный сундук. Затем он вручил им большую корзину с фруктами.

– Это вам от капитана Пайка. Он также просил передать, что вы сможете выходить на палубу после того, как мы выйдем в открытое море.

Мэдди постаралась сохранить невозмутимость, решив поберечь все свои эмоции лично для Пайка.

– Передайте капитану, что мы хотим гулять в любое время суток и не только на этой палубе. В особенности нам нужен свежий вечерний воздух.

Матрос молча кивнул и вышел из каюты, позабыв запереть их снаружи.

– О, апельсины! – радостно воскликнула Мелисса.

– Не выбрасывай кожуру, – предупредила Мэдди.

– Почему?

– Мы приготовим из нее прекрасный чай, – рассудительно заметила Мэдди. – Нам это необходимо для поддержания хорошего самочувствия.

– Никогда не слышала ничего подобного, – откровенно призналась Мелисса, внимательно изучая апельсин.

– Давай лучше посмотрим, что он нам тут прислал, – сказала Мэдди, открывая тяжелую крышку сундука. – Ну и ну! Ты только взгляни на это! – рассмеялась она.

Мелисса подбежала к сундуку и заглянула внутрь.

Он был доверху набит разнообразной одеждой – платьями, юбками, блузками, обувью, ночными рубашками и прочими предметами женского туалета. Но больше всего ее удивило наличие нескольких книг и даже колоды карт.

– Похоже, что наш дорогой капитан Пайк действительно пережил несколько кошмарных ночей, – заметила Мэдди.

– Да, – согласилась Мелисса. – Так ему и надо!

Они посмотрели друг на друга и неожиданно стали серьезными. Их победа над капитаном Пайком была, к сожалению, временной. Он уступает им только потому, что хочет побыстрее получить сокровища Кидда. А потом? Что, если Бен не сможет отыскать их? Вдруг с ним что-то случится? Вот тогда Пайк покажет свое истинное лицо. Они знали, как этот человек может быть коварен и жесток.

– Бен и Роб непременно найдут нас, – попыталась Мелисса утешить Мэдди. Правда, ей самой не показалось, что ее голос прозвучал достаточно убедительно.

Мэдди закрыла глаза и представила себе Бена. Господи, как она соскучилась! Их разлука оказалась более ужасной, чем она себе представляла. Это было просто невыносимо. Иногда ей казалось, что она потеряла часть собственного тела.

– Пожалуйста, будь осторожен, – прошептала она. – Будь осторожен и спаси нас.

Сара Оурт прогуливалась по своему саду, время от времени склоняясь над тем или иным тюльпаном, которые раскрылись во всем своем великолепии всего несколько дней назад. Весь ее сад был расцвечен ярко красными, желтыми и белыми бутонами.

– Еще одна весна! – сказала она вслух и с грустью подумала, что весна – это пора надежд, любви, новых чувств, но для нее все это уже позади. На что у нее может быть надежда? А любовь? Нет, впереди только пустота. Как же она дошла до такого состояния?

Ее первые два мужа были намного старше ее и радости ей не доставляли. Они пользовались ее молодым телом, да хвастались ею перед другими мужчинами. Вот и все! Она была лишь одним из дорогих украшений, которыми они обладали, прекрасной жемчужиной, венчающей их богатую коллекцию. Утешало только то, что, отойдя в мир иной, они оставили ей весьма приличное состояние.

Сара нахмурилась и присела на деревянную скамью возле большой клумбы с красными тюльпанами. Ее мысли постепенно добрались до последнего мужа, знаменитого капитана Кидда.

Он переехал в Нью-Йорк двенадцать лет назад, в 1690 году. К этому времени он уже был известным капитаном и владельцем нескольких судов. Власти Нью-Йорка и Массачусетса неплохо платили ему за то, что он совершал рейды вдоль их побережья и отражал нападения пиратов.

Правда, английских и голландских каперов всегда ждал теплый прием в портах этих колоний.

Сара познакомилась с Киддом во время приема у губернатора Флетчера, которого впоследствии сменил Белломонт. Кидд понравился ей с первого взгляда: он был крупным, широкоплечим, с большими и сильными руками. Когда Уильям обнимал ее, она замирала от страха, боясь, что он нечаянно раздавит ее. Но кроме страха он вызывал в ней еще страсть.

Ей тогда показалось, что они прекрасно подходят друг другу. Он – вдовец, она – вдова. Кидд стал ухаживать за ней, и вскоре об их страстном романе уже поползли слухи по всему городу. Кидд овладел Сарой так же легко, как брал на абордаж пиратские суда. Он вообще привык легко брать то, что, как он считал, принадлежало ему по праву. Он был без ума от нее и добивался ее расположения с пылом юноши. Саре нравился его неиссякаемый темперамент, и она охотно шла навстречу его желаниям. Этим Кидд выгодно отличался от ее предыдущих мужей. К сожалению, вскоре он бросил ее, и после его смерти она, естественно, не считала нужным хранить ему верность.

– Ах, губернатор Белломонт! – прошептала она, сокрушенно покачав головой. Еще до своего назначения на пост губернатора Нью-Йорка он сделал все возможное, чтобы избавиться от Кидда и взять под свой контроль все каперские рейды. К тому же он был одним из немногих, кто решился собрать большие деньги и организовать настоящую охоту на вражеские суда. Кидд же должен был отправиться в Индийский океан, чтобы там заняться захватом французских пиратских судов.

Однажды возле Малабарского побережья Кидду удалось захватить очень ценную добычу – мавританское судно с грузом стоимостью в 710 тысяч фунтов стерлингов. Именно эта добыча стала основой пресловутых сокровищ Кидда, за которыми охотятся до сих пор.

– Мои сокровища! – злобно прошипела Сара, до боли сжав пальцы в кулаки.

Тогда все пошло не так, как она планировала. Впрочем, это случилось и сейчас. В Англии к власти пришло новое правительство, а Белломонт был назначен губернатором Нью-Йорка. Ему вменили в обязанность немедленно избавиться от всех пиратов. Новое правительство тут же обвинило Кидда в том, что он захватывал суда, которые не имел права захватывать. В поисках надежного убежища Кидд прибыл в Нью-Йорк, где сразу же был арестован новым губернатором за пиратские набеги, хотя именно Белломонт финансировал все его походы.

68
{"b":"13236","o":1}