ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кидд оказался за решеткой, а Сара много месяцев обивала пороги тюрьмы, тщетно пытаясь выведать у него, где находятся сокровища. Кидд молчал, как будто в рот воды набрав. После шестимесячного заключения в тюрьме Нью-Йорка его отправили в Англию, где он и был казнен некоторое время спустя. Все документы, подтверждающие его невиновность, были задержаны в Нью-Йорке по особому распоряжению губернатора Белломонта.

Сара достала из кармана письмо, которое совсем недавно получила от Катры. Она еще раз перечитала его и снова задрожала от гнева и бессилия.

Бен настигнет Пайка, убьет его, заберет сокровища и отправится в Гавану, где, по некоторым сведениям, он строит себе дом.

– Я буду с нетерпением ждать тебя там, – выдохнула Сара. – Тебя и эту глупышку Мелиссу.

«Дорогая мама!

Сегодня я отправляюсь в Европу. Бен Йорк оставил мне небольшую сумму, вполне достаточную, чтобы уехать отсюда навсегда. Наш хитроумный план полностью провалился. Капитану Пайку удалось обмануть не только тебя, но и меня. Он похитил Мелиссу и любовницу капитана Йорка. Сейчас он полным ходом мчится к сокровищам, а капитан Йорк летит за ним вдогонку.

Я могла бы успешно завершить все это дело, если бы не Пайк. Он предал меня, и я уверена, что и с тобой он не поделится сокровищами Кидда, если, конечно, найдет их. Не знаю, когда я вернусь в Нью-Йорк и вернусь ли вообще.

Твоя дочь

Катра».

Отвратительно! Катра весьма немилосердно обошлась с ней. Она даже не соизволила написать «с любовью, Катра», а ограничилась лишь своим именем.

Что же касается самого Пайка, то он оказался самым настоящим идиотом. Если Бен Йорк настигнет его, то непременно поджарит себе на завтрак.

– Ну что ж, я знаю, где можно будет найти Бена Йорка, когда он разделается с Пайком, – прошептала Сара, пряча письмо в карман. Нет никаких сомнений, что Бен настигнет Пайка, убьет его, заберет сокровища и отправится в Гавану, где, по некоторым сведениям, он строит себе дом. – Я буду с нетерпением ждать тебя там, – выдохнула Сара. – Тебя и эту глупышку Мелиссу.

Поверхность моря вздыбилась и мощной лавиной обрушилась на «Уилму». Вот уже почти два дня их швыряло на огромных волнах. К вечеру второго дня стихия стала потихоньку выдыхаться, неохотно затихая. Небо перестало быть угрожающе темным и постепенно стало приобретать сероватый оттенок. На утро третьего дня сквозь серую пелену облаков стала понемногу пробиваться радующая глаз голубизна. Да и ветер изменился. Больше не дуло с северо-востока, ветер стал южным и более спокойным.

Черный Генри добрался до своей каюты, рухнул на кровать и мгновенно погрузился в глубокий сон. Бен тем временем передал вахту Яну Оулду и тоже поплелся в свою каюту, едва переставляя ноги. Он промок до нитки и ужасно устал. Шторм полностью истощил его силы.

Распластавшись на койке, Бен попытался уснуть, но напряжение последних дней не отпускало его. Мерещились ужасные волны, заливающие шхуну, потом приснилось судно Пайка, уходящее от погони…

– Мэдди! – закричал он во сне, и ему показалось, что она мелькнула где-то на горизонте. – Мэдди!

Ее волшебные волосы были распущены до плеч, легкий ветерок нежно трепал их, развевая в разные стороны. Она смотрела вдаль, ее зеленые глаза настойчиво искали его в безбрежном пространстве океана. При каждом порыве ветра подол ее платья поднимался, обнажая ее дивное тело. Она была прекрасна как статуя из белоснежного мрамора.

Он метался по постели, и ему казалось, что он гонится за ней, пытается поймать, но она почему-то все время ускользает. И тогда он просыпался в холодном поту, тяжело вздыхал и снова проваливался в сон, чтобы побыстрее увидеть продолжение.

– Мэдди! Мэдди! – Он снова бежал за ней по воде, и вот наконец-то поймал ее и крепко прижал к себе. Какое блаженство! От нее исходил знакомый запах моря, а ее губы были слегка солоноваты, как морская пена. А тело – тело было прохладным и очень нежным. Он снова открыл глаза и обнаружил, что крепко сжимает в руках влажную подушку. Какое ужасное пробуждение! Где же она сейчас? Он почувствовал, как его глаза увлажнились от внезапно нахлынувших слез. Нет, он не может потерять ее! Мэдди слишком дорога ему. Нужно во что бы то ни стало отыскать ее. Он должен это сделать, иначе его жизнь потеряет всякий смысл.

Сара Оурт принарядилась в платье лавандового цвета, украшенное мелким речным жемчугом. На ее плечи была небрежно накинута дорогая шаль, а в руке она держала небольшой саквояж.

Перед трапом она остановилась и окинула взглядом величественное судно, называвшееся «Западная звезда». Немного подумав, она решительно повернулась к офицеру, ожидавшему неподалеку.

– Прикажите отнести мои вещи в каюту.

К этому времени слуги уже вытащили сумки и сундуки из ее кареты.

– Не могу до сих пор поверить, что ты решилась отправиться неизвестно куда на этом корыте, – сказал Майкл Фарадей, который в последнее время не отходил от нее ни на шаг. На нем были коричневые бриджи и примерно такого же цвета пиджак, обрамленный золотыми полосками. Сейчас он напоминал хищную птицу больше, чем когда бы то ни было. – Подумай хорошо, Сара, это же не корабль, а какая-то утка.

– Неплохо оседлать диких уток, когда знаешь, где находятся их гнезда, – ответила Сара, прибегая к помощи метафоры.

Майкл Фарадей равнодушно пожал плечами.

– Я уже давно должен был понять, что с тобой бессмысленно спорить. Ты всегда оказываешься победительницей в словесных баталиях.

– О, Майкл, я намерена одержать победу не только в словесной баталии. Я хочу вернуть себе то, что принадлежит мне по праву.

– Но твой отъезд столь неожидан! И смею тебя спросить, дорогая Сара, каким же образом ты собираешься одержать победу? Я просто не понимаю!

– Не забывай, что у меня есть определенные связи и влияние, – многозначительно заметила она. – Большие деньги позволяют иметь высокопоставленных друзей, и ты, как никто другой, должен понимать это.

– Ты хочешь сказать, что я когда-либо просил у тебя денег? – возмутился тот.

– Нет, но не могу сказать то же самое о твоем любимом губернаторе.

Майкл Фарадей умоляюще сложил руки.

– Сара, прошу тебя, не уезжай. Я хочу тебя, Сара, я сделаю…

– Майкл, займись обольщением кого-нибудь. В твоем распоряжении так много красивых женщин.

– Ты несправедлива ко мне, Сара.

– Нет, Майкл, я очень высоко ценю твои качества, но я вижу тебя насквозь.

Он изумленно поднял бровь.

– И все же я не понимаю, почему ты должна ехать в Гавану. Причем так поспешно.

– Хорошо, я объясню. Прежде всего потому, что именно там должен в конце концов появиться Бен Йорк. Я сдам его испанским властям, естественно, за определенную сумму, а потом сделаю все возможное, чтобы получить свою долю наследства Кидда. А Бен Йорк должен закончить жизнь на виселице.

– Нет, Сара, не могу поверить, что он когда-либо нападал на испанские корабли.

– Это не важно, Майкл. Его вина или невиновность меня совершенно не волнуют. Меня волнует исключительно мое законное наследство – та часть сокровищ капитана Кидда, которая принадлежит мне.

Майкл Фарадей долго смотрел на нее, а потом взял ее руку и поцеловал.

– К сожалению, я не в силах остановить, тебя. Ты слишком упрямая женщина, Сара.

– Я еще вернусь, – весело сказала она и, подобрав подол юбки, направилась вверх по трапу.

Фарадей еще долго стоял на причале, охваченный каким-то странным чувством. Ему казалось, что он никогда больше не увидит Сару Оурт.

Глава 16

Мягкий белый туман окутывал остров, лежащий по правому борту. Мэдди долго вглядывалась в него, стараясь обнаружить что-либо знакомое, но безуспешно. Похоже, она никогда не была на этом острове.

Мелисса стояла рядом с ней на палубе и тоже напряженно всматривалась вдаль.

69
{"b":"13236","o":1}