ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Затем Мэдди снова открыла глаза и оглядела каюту.

Нет, это не похоже на игру или какой-то розыгрыш. Но что же случилось с теми домиками на берегу? А этот корабль? Кто мог создать столь точную копию древнего судна? Доски на стенах каюты были отнюдь не новыми и к тому же обработаны вручную. Даже мебель была ручной работы и выглядела точь-в-точь как на антикварных аукционах, и керосиновая лампа… А туалет? Разве такое специально придумаешь?

Мэдди полностью ушла в свои мысли, стараясь не обращать внимания на ноющую боль в ноге и странный шум в ушах. Вскоре она услышала щелчок дверного замка, и сердце замерло в груди: она ожидала появления ужасного капитана Йорка. К счастью, это был мальчик, которого Черный Генри называл Уиллом.

Он бесшумно протиснулся в каюту с подносом в руках.

– Мадам?

Мэдди взглянула на него и решила, что ему не больше десяти лет.

– Развяжи меня, пожалуйста.

Тот решительно покачал головой:

– Капитан сказал, что вы должны быть привязаны к кровати. Я не могу ослушаться приказа капитана, мадам.

Это был весьма симпатичный паренек, который к тому же показался Мэдди достаточно вежливым. Обрамленное светлыми волосами, голубоглазое, покрытое веснушками лицо показалось ей открытым и добродушным.

– Как тебя зовут? Я имею в виду твое полное имя.

– Уилл, мадам. Уилл Макнэб. Я принес вам обед.

– Я не могу есть – у меня связаны руки.

– Я покормлю вас, мадам. Так приказал Черный Генри.

– И ты всегда делаешь то, что тебе велят?

Уилл молча кивнул.

– Тот, кто не подчиняется приказам, может быть избит и даже повешен на рее. Да, мадам, я всегда их выполняю. К тому же капитан Йорк очень хорошо относится ко мне.

Мэдди нахмурилась. Лояльность мальчика была очевидной и не вызывала никаких сомнений. Уилл подтащил к кровати небольшой столик, затем поставил на него поднос. Сам же примостился на краю кровати.

– А капитан часто приводит женщин в свою каюту? – полюбопытствовала Мэдди, внимательно наблюдая за мальчиком.

Уилл покачал головой, а потом снисходительно ухмыльнулся:

– Ему нет никакой надобности приводить их сюда. Они обычно сами приходят. Женщины любят капитана Йорка.

Мэдди хотела сострить по этому поводу, но решила, что мальчик может не оценить ее юмора. Он был еще слишком наивным, чтобы понять ту ситуацию, в которой она оказалась.

– Сначала суп, – сказал Уилл, поднося к ее рту большую ложку.

Мэдди собиралась было наотрез отказаться от предложенного угощения, но когда учуяла запах супа, то вдруг поняла, что изрядно проголодалась. Уилл кормил ее очень осторожно, при этом довольно улыбаясь. Покончив с супом, он аккуратно вытер ей рот салфеткой, которая лежала на подносе.

– Я намажу вам хлеб маслом, – предложил он.

Мэдди внимательно следила за его ловкими движениями, а потом откусила кусочек предложенного бутерброда и попросила еще. Откусив еще несколько раз, она покачала головой.

– С меня этого вполне достаточно, – сказала она.

Уилл кивнул и протянул ей большой бокал:

– Вы должны выпить это.

Мэдди сделала несколько глотков прекрасного сухого вина, тепло от которого тут же разлилось по всему телу. Ей даже показалось, что боль в ноге немного поутихла. Она выпила еще немного, чувствуя, как с каждым глотком этого чудесного напитка уходит напряжение, все это время не отпускавшее ее.

Когда бокал опустел, Уилл снова аккуратно вытер ей губы.

– Ты можешь немного поговорить со мной? – с надеждой спросила его Мэдди.

Уилл подозрительно покосился на нее, а затем неуверенно кивнул.

– Только очень недолго.

– Скажи мне, пожалуйста, какой сегодня день, попросила она. – Я совсем потеряла счет времени на этом дурацком острове.

– Среда, – коротко ответил мальчик.

– А месяц? – продолжала допытываться Мэдди.

– Среда, первое августа, год тысяча семьсот второй от Рождества Христова.

От этих слов Мэдди стало плохо, она невидящим взглядом уставилась на Уилла, не в силах осмыслить сказанное. Да и как она могла реагировать на это? У нее уже давно зародилось подозрение, что здесь что-то не так. Поначалу ей казалось, что все это лишь часть хорошо организованного праздника, уик-энда с историческим уклоном. Но сейчас она с каждой минутой все больше убеждалась, что это не так, что все это, к сожалению, вполне реально. И все же ответ мальчика поразил ее. Неужели она провалилась в прошлое на двести с лишним лет? Возможно ли это? Значит, она сейчас в другом столетии, да еще в окружении этих кровожадных каперов, а попросту говоря, обыкновенных пиратов.

Она недоверчиво посмотрела на Уилла:

– Ты не выдумываешь? Это правда?

Тот решительно покачал головой:

– Капитан Йорк всегда учил меня, что врать нельзя. Разве что если твоей жизни угрожает опасность и ложь может оказаться спасительной.

Мэдди молча кивнула, стараясь не показать мальчику, как ужасно она напугана. Она постаралась взять себя в руки и выведать у него как можно больше информации, разумно полагая, что некоторая осведомленность может оказаться весьма нелишней в данных обстоятельствах.

– Откуда ты родом, Уилл?

– Из Лондона, мадам. Мой отец продал меня капитану Пайку, который чуть меня не убил. Но капитан Йорк не позволил ему это сделать. Он спас меня, взял на свое судно и оставил при себе. Он стал для меня вторым отцом, и я уверен, что он не причинит вам зла.

Мэдди вспомнила свою короткую встречу с капитаном. Он не произвел на нее впечатления доброго человека. О какой доброте может идти речь, если он приказал привязать ее к своей кровати?

– А что вы здесь делаете? – осторожно спросила она. – Я имею в виду на этом острове.

Уилл снова посмотрел на нее с нескрываемым подозрением:

– Я не могу вам сказать этого, мадам.

– Как долго вы собираетесь пробыть здесь?

– Мы должны покинуть эти воды сегодня вечером, мадам.

– И куда потом?

– Вам следует спросить об этом капитана Йорка, мадам. – Мальчик поднялся на ноги и взял со стола поднос. – Мне нужно идти. Черный Генри будет искать меня.

Мэдди кивнула, проводила взглядом выходящего из каюты мальчика и снова опустилась на подушки, отдавая себя во власть весьма противоречивых эмоций. Неужели это правда? Разве такое возможно? Невероятное происшествие! Самое удивительное заключалось в том, что вполне естественное чувство страха необъяснимым образом уживалось с отчаянным любопытством. Ощущение опасности щекотало нервы, но вместе с тем придавало жизни непривычную остроту. Если все это правда, то как же ей выжить в этой ситуации? Ведь она даже не знает, как вели себя люди в этом столетии. А как пресечь поползновения мужчин этой эпохи? Ведь, кажется, в те далекие времена они привыкли вести себя весьма вольно. И им это всегда сходило с рук. Мэдди съежилась и сжала пальцы в кулаки, а губы в этот момент шептали слова молитвы, чтобы Господь вернул ее в свой спокойный и привычный двадцатый век, где все так знакомо и понятно.

– Пожалуйста, не оставляй меня здесь! – взмолилась она, но мольба не помогла. Она по-прежнему была привязана к кровати сурового капитана Йорка и всецело зависела от его милосердия.

Мэдди еще долго лежала, уставившись в потолок, и обдумывала свое отчаянное положение, прислушиваясь к каждому шороху, раздававшемуся снаружи. Но вино все-таки сделало свое дело, и она постепенно задремала, поудобнее устроившись на пуховых подушках.

Она погрузилась в глубокий сон, который неожиданно был прерван: она вдруг почувствовала чью-то руку на своей шее. Мэдди вздрогнула и громко вскрикнула от неожиданности.

– Спокойно, девушка. Я не собираюсь задушить тебя. Я просто в восторге от твоей замечательной длинной белой шеи.

Мэдди испуганно взглянула в темные глаза Бена Йорка. Он сидел рядом с ней на кровати и смотрел на нее сверху вниз.

– Хотя, разумеется, я могу задушить тебя, если ты не скажешь мне всю правду. Как ты попала на этот остров? Кто ты такая и кто послал тебя сюда? У меня здесь чрезвычайно важное дело, и я не потерплю никаких шпионов!

8
{"b":"13236","o":1}