ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итак, за запуск одной ракеты в космос НАСА берет с американских налогоплательщиков 190 миллионов долларов. Поскольку наземное оборудование не расходуется, то вряд ли менее трех четвертей этой суммы стоит ракета, то есть вряд ли она стоит менее 150 миллионов. А в ракете главное – два двигателя НК-33, остальное, вместе с топливом, вряд ли стоит два десятка миллионов – титановые плюс алюминиевые конструкции и электроника с поточного производства. Кто бы мне объяснил, почему Россия объявляет, что продает эти двигатели по 1 миллиону за штуку? Зачем оставляет НАСА навар с каждой ракеты чуть ли не в 100 миллионов?

Уверен, что американским налогоплательщикам двигатели НК-33 стоят гораздо дороже, да только НАСА и наши «заинтересованные лица» в этой торговле не торгуют – они старательно «пилят откаты». Что обидно, так это то, что они не имеют к этим откатам никакого отношения, поскольку торгуют интеллектуальной собственностью Советского Союза и СНТК им. Кузнецова.

Двадцать лет прошло, а эти либеральные интеллектуалы ничего (кроме откатов) не придумали, что можно продать в мире. И ясно, что эти гении нанотехнологий и дальше ничего не придумают. И возникает мысль – а может, их самих продать? Но как?

Была у меня идея: посадить их даже не в тюрягу, а в клетки с особо тяжёлым режимом содержания, пригласить правозащитников, чтобы выли об их тяжкой доле на весь мир, а миру предлагать – жалко? Купите, то есть заплатите за эти «жертвы» выкуп и забирайте их к себе. Думал, может, так удалось бы получить от них хоть какую-то пользу!

Да не выйдет, Фидель-то уже это пробовал даже без денег: начал выпускать за границу всю кубинскую сволочь, а американцы для неё границы закрыли да лодки с этой сволочью с Кубы американская береговая охрана начала топить.

И вопрос остается – как этих гениев отката продать?? Как с них хоть какую-то пользу получить?

Ю.И. МУХИН

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

НАСЛЕДНИКИ ПОДЖИГАТЕЛЕЙ РЕЙХСТАГА

(Продолжение. Начало в №№7,13,17-19,21)

Прокурор доказал, что свидетеля пытали «цивилизованно»

Когда дело разваливается в суде, да к тому же рушится прилюдно, на глазах общественности, журналистов, в привычке служителей доморощенной нашей Фемиды, не считаясь ни с логикой, ни со здравым смыслом, а уж тем более с законом – крепить чем придётся руины обвинения, чтобы не дать им окончательно рассыпаться в прах. Как это делается и что из этого получается, мы наблюдали на очередном судебном заседании по делу о покушении на Чубайса.

Прокурор в который раз вызвал на допрос свидетеля Карватко, стал задавать ему вдруг вопросы об аресте в Конаково, которые прежде пытались ставить подсудимые, да только судья подавляла их в зародыше.

Прокурор начал с обличительным пафосом: «В судебном заседании была допущена масса нарушений стороной защиты, которые выражались в доведении до присяжных информации, которая в соответствии с уголовно-процессуальным законом не должна до них доводиться. Так, была информация о том, каким образом Карватко оказался в Конаково вообще и в приемнике-распределителе в частности. В вопросах защиты была информация о том, что Карватко якобы похищался, что ему подбрасывались наркотики в машину. Я считаю, что цель данных вопросов вполне определенная – внести в умы присяжных заседателей сомнения в отношении достоверности показаний, полученных на следствии от Карватко, а также дискредитировать органы следствия опять же в глазах присяжных заседателей. Прошу предоставить мне возможность опровергнуть данную информацию. Если участники процесса помнят, мы решали, запрашивать или не запрашивать информацию о том, как был арестован Карватко, при каких обстоятельствах он был задержан в приемнике-распределителе. Я истребовал материалы из Конаковского городского суда, и я прошу эти материалы приобщить к уголовному делу и довести до присяжных заседателей данный документ об административных правонарушениях, допущенных Карватко».

Не только обвинение, но и защита дружно поддержала прокурорское ходатайство - уникальное явление общественного согласия в вечно раздираемом противоречиями суде. Впрочем, удивляться нечему, с подобным ходатайством месяца два назад к судье обращалась именно защита, правда, тогда оно было категорически отклонено. Но кто ж позволит отказать прокурору, спасающему репутацию уголовного дела, а, может и судьбу самой судьи!

Допрос свидетеля, который уже обжился в суде и ходит сюда как на работу, прокурор начал издалека: «Скажите, с какой целью 22 марта Вы прибыли в Конаково?».

Об этом Карватко рассказывал уже не раз, но ни удивления вопросу, ни своего нетерпения не выказал: «В Конаково меня просил довезти некий гражданин, сказав, что у него там умирает родственница. До самого Конакова я не доехал, был задержан».

Прокурор: «Скажите, почему этот гражданин обратился именно к Вам?»

Карватко: «Понятия не имею».

Прокурор: «Он Вас использовал как таксиста или как иное лицо?»

Карватко: «Ну да, я извозом занимался».

И тогда прокурор суровым тоном зачитал обличающие Карватко материалы: «Оглашаются документы, полученные из Конаковского районного суда. 22 марта 2005 года Карватко управлял автомобилем Лянча, не отреагировал на требование сотрудника милиции об остановке транспортного средства. Для остановки указанного автомобиля было создано два экипажа. Машина была остановлена в городе Конаково, где Карватко продолжал оказывать неповиновение, вел себя агрессивно, к нему были применены наручники. Объяснение правонарушителя: «Я ехал в темное время суток. Шёл снег. Из-за плохой видимости не увидел сотрудника ГАИ, остановился в г. Конаково, когда патрульная машина включила проблесковые маяки. Я предъявил документы». Приложены рапорты сотрудников милиции, вот один из них: «В 23.40 мной была попытка остановить автомобиль Лянча, который шел с явным превышением скорости. В Конаково данная машина была остановлена на улице Энергетиков. Инспектор объяснил причину остановки, Карватко вел себя по отношению к инспектору вызывающе, выражался грубой нецензурной бранью, хватался за одежду, пытался ударить, отталкивал инспектора дорожно-патрульной службы. Для пресечения противоправных действий были применены спецсредства – наручники». 23 марта 2005 года в ноль часов 30 минут Карватко доставлен в дежурную часть в УВД Конаковского района. Постановление мирового судьи. Она рассмотрела административное дело Карватко и постановила: «Вина Карватко подтверждается рапортами сотрудников милиции. Карватко подвергнуть административному наказанию на срок десять суток».

Прокурор грамотно и эффектно выдержал весомую паузу, чтобы присяжные могли сполна прочувствовать преступную сущность свидетеля и взгромоздил на весы Фемиды кусок обличения потяжелее: «Оглашаются следующие документы: 23 марта 2005 года был задержан гр. Карватко, который незаконно хранил, приобретал и употреблял наркотическое вещество марихуана весом 1,2 грамма. Получено объяснение от Карватко следующего содержания: «Я приехал в город Конаково на похороны. Наркотики я не употребляю, никакого отношения к ним не имел, пакет, предъявленный мне, никогда не видел». Протокол осмотра места происшествия 23 марта 2005 года в городе Конаково. Осмотр дознавателем автомашины Лянча. В салоне автомашины справа от водительского сиденья обнаружен сверток в полиэтиленовом пакете прозрачного цвета с веществом растительного происхождения зеленого цвета. Данный сверток в присутствии понятых был извлечен. Справка эксперта: вещество растительного происхождения является марихуаной».

Прокурор замолчал и с удовлетворением оглядел зал. Нужный эффект был, разумеется, достигнут: мало у кого оставалось сомнений, что свидетель Карватко чрезвычайно подозрительный тип. Гордый собой прокурор возвысился над поверженным им свидетелем: «Так кто Вас похитил-то, если сейчас Вам предъявлено решение суда о Вашем задержании?».

15
{"b":"132361","o":1}