ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разумеется, частная «справка» не могла стать основанием для вынесения судьей Лопатиным нужного решения. И потому на следующем судебном заседании он (как всегда своим почти неслышным голосом и с выражением глобальной скуки на лице) вынес на обсуждение сторон вопрос о назначении судебной лингвистической экспертизы. Стороны согласились, и данная экспертиза была назначена. А теперь внимательно следите за игрой суда. Как говорится: «ловкость рук – и никакого мошенства». На первый взгляд, разумеется.

Проведение судебной экспертизы оказалось поручено… той же самой Т.А. Сидоровой. Т.е. гражданин А.К. Лопатин, будучи действующим федеральным судьей, «не знал», что изготовившая по заказу Гауптмана «частную справку об исследовании» Сидорова уже является заинтересованным экспертом (позволю себе усомниться, что заказ от Гауптмана она получала не лично от последнего, а посредством Архангела Гавриила) и что проведение судебной экспертизы не может поручаться заинтересованному эксперту. Ну «не знал» этого гражданин А.К. Лопатин, носящий судейскую мантию и получающий за свое «незнание» весьма приличную судейскую зарплату. Как «не знал» он и того, что при поступлении экспертизы в суд стороны, участвующие в деле, должны быть в обязательном порядке извещены об этом. Однако оставим эти моменты, поскольку речь о другом. Упомяну лишь, что «судебная экспертиза» Сидоровой слово в слово повторяла ее «частную справку», что кассационный суд дважды отменял решения Северодвинского суда по делу, вынесенные на основании сидоровской «экспертизы», поскольку творение этого «эксперта» не содержало в себе «юридически значимых выводов» и проводилось «заинтересованным экспертом». Кассационный суд все это увидел, а вот гражданин А.К. Лопатин и блондинка-прокурор Антонова – нет. Почему? Риторический, господа, вопрос.

Так вот. По мнению гражданина (назвать его судьей язык не поворачивается, а тем более – «их честью») А.К. Лопатина, суд, якобы, направил определение о проведении экспертизы в Поморский ГУ, руководство которого уже само решало, кому проведение экспертизы поручить. Запоминайте внимательно – А.К. Лопатин отправил якобы свое определение в Поморский ГУ. А теперь представляю вашему вниманию любопытный документ за номером 11-29/52 от 04 августа 2009 года (я его получил в ответ на свой запрос уже после окончания дела об «Оранжевой» колбе»):

«Поморский государственный университет им. М.В. Ломоносова не имеет возможности подготовить и выслать в Ваш адрес заверенные копии определения Северодвинского городского суда от 16 ноября 2006 г. и ходатайства… В.А. Гауптмана от 26 октября 2006 года, так как названные выше документы (оригиналы) в общий отдел (канцелярия) университета не поступали. Таким образом, администрация университета не могла реально дать поручение Т.А. Сидоровой…о подготовке справки об исследовании текста статьи «Оранжевая» колба» и проведении судебно-лингвистической экспертизы указанной публикации. Ректор И.Р. Луговская»

Для тех, кто не понял всей «фишки», поясню. Университет не получал определения гражданина А.К. Лопатина о проведении судебной экспертизы статьи «Оранжевая» колба» и потому не мог поручить эту экспертизу Т.А. Сидоровой. Дошло? Возникает сразу ряд вполне законных вопросов: если определение суда в ГУ не приходило, то на основании чего и каких нормативных документов Сидорова свою ахинею состряпала? кто ей дал право на ее проведение? почему гражданин А.К. Лопатин врал, будучи судьей, что определение ушло в Поморский ГУ? как эта «экспертиза» могла вообще быть использована судом, если ее проводил «эксперт», на то вообще никем не уполномоченный? И еще есть много вопросов. Зато сразу видно, что, стараясь выполнить заказ, гражданин А.К. Лопатин воспользовался «летучей» экспертизой. Это ли не преступление, совершенное судьей в мятой мантии? Но не расслабляйтесь, это еще не конец.

После отмены кассационным судом решения гражданина А.К. Лопатина дело попало в руки гражданина Ларионова В.В. (его судьей тем более не назовешь, да в суде он уже не работает – отправлен на пенсию). Этот низкорослый старичок, не читающий, по собственному признанию, газет, пошел куда дальше своего предшественника.

Понимая (в отличие от блондинки-прокурора Антоновой), что на сидоровской «экспертизе» в выполнении заказа далеко не уедешь, он выносит определение о назначении новой судебной лингвистической экспертизы и поручает ее Петрозаводскому Госуниверситету. Хорошо. Петрозаводск, так Петрозаводск. Экспертиза оттуда приходит. Но не та, которую назначал суд. Ее проводили два эксперта – Г.Б. Гурин и М.Б. Михайлова. Т.е. это комиссионная экспертиза. Но ведь в определении суда ничего не было сказано о комиссионной экспертизе. На основании чего она была проведена? Вопрос этот был задан самому гражданину В.В. Ларионову. Он, чуть виднеясь над столом, прохрипел, что «если вам интересно, то сами и выясняйте». Вот как выходит – суд получает не ту экспертизу, которую заказывал, но выяснять причину не хочет. Оно и понятно – заказ нужно выполнять, а не вдаваться в такие тонкости. Тем более что эксперта он предупредил об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного экспертного заключения по статье 307… ГПК РФ. То ли от возраста старичок такой финт проделал, то ли решил внести новое слово в российскую юриспруденцию.

Кроме комиссионной экспертизы в суд пришла и некая «культурологическая экспертиза», проведенная гражданином В.М. Пивоевым – доктором философских наук, зав. кафедрой культурологии Петрозаводского ГУ. О самом содержании этой «экспертизы» говорить не приходится, поскольку никакого содержания, описания хода экспертного исследования попросту нет. Пивоев (с перепугу ли или в состоянии сильной неадекватности) всего на одной страничке указал, что «экстремизм» нашел (только не указывает в чем конкретно и на основании чего) и что с решением гражданина А.К. Лопатина он «согласен». Согласие или несогласие с решением суда в сферу компетенции эксперта вообще не входит. Такую «экспертизу» Пивоев мог состряпать либо потому, что даже понятия об экспертизах не имеет, либо потому, что находился в непонятном состоянии, либо потому, что всеми силами стремился выполнить порученный ему заказ.

Любопытно тут другое. Пивоев утверждает, что свой бред составил на основании определения Северодвинского городского суда. Странно… В определении гражданина Ларионова ничего не говорится о назначении по делу культурологической экспертизы. Я обратился в Петрозаводский ГУ и получил ответ за подписью ректора Воронина А.В.:

«26.02.2010 №1704/867

На Ваше письмо от 15.12.2009 г. поясняю следующее:

В адрес ГОУ ВПО «Петрозаводский государственный университет» не приходило писем и определений Северодвинского городского суда Архангельской области с поручением о проведении культурологической экспертизы статьи «Оранжевая» колба»».

Опять «летучая» экспертиза. Никто Пивоеву ничего не поручал, а он пишет, что калякал свой «шедевр» по поручению Северодвинского суда. Вот скажите, не достаточно ли этого для тотальной проверки деятельности подчиненных председателя Севгорсуда Феопентова и привлечения к ответственности граждан Лопатина А.К. и Ларионова В.В.? Мне кажется, что более чем достаточно!

Разумеется, я обратился в прокуратуру республики Карелия с таким заявлением:

В прокуратуру Республики Карелия

Прокурору Республики Карелия

В августе 2006 года зам. прокурора г. Северодвинска Быстрых Н.Е. на основании крайне безграмотного письма гражданина с полным средним образованием Гауптмана В.А. обратился в Северодвинский городской суд с заявлением, в котором просил установить «признаки экстремизма» в публикации «Оранжевая» колба» (газета «Северный рабочий»). 02 декабря 2008 года, после двух с половиной лет, это абсурдное, надуманное и явно заказное дело развалилось и прокуратуре пришлось с позором отозвать из суда свое заявление (сам Быстрых Н.Е. в органах прокуратуры г. Северодвинска более не работает).

9
{"b":"132366","o":1}