ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда случился август 1991 года, мы не вспоминали о Диме. Было не до него. Но и он о нас забыл. А когда я увидела, как Хворостовский через весь зал бежал к Ельцину, а тот его награждал каким-то званием России, я удивилась. Зачем бегом-то? А дальше, отвечая на вопрос журналиста из «Комсомольской правды», Дима сказал о том, что Шенин ходил к нему на концерт, чтобы привлечь публику, и что и Ельцин, и Шенин оба хорошие. Молодец, Дима! Далеко пойдёшь. А ведь предупреждала нас твой учитель Катерина Иофель: «Не обольщайтесь по поводу Димы…» А мы обольстились! Мы думали, что талант и предательство несовместимы. А вот ошиблись, и много раз.

Ельцина называют строителем. Строитель – но средний. Что он построил? Самая высокая должность – директор ДСК. ДСК – это поточное производство. Переставляй закладки для блоков, плит, панелей и др. изделий. Так этим занимается мастер. Я помню, как в Абакане Олег Семёнович подписал хорошую характеристику такому же директору ДСК. Я ему говорю: «Но ты же знаешь, что он бездельник и скандалист?» (портрет Ельцина). Муж мне ответил: «Да пусть он хоть за Москву едет, только бы не мешал работать». Так что и вина Шенина есть в том, что в Москве собирались такие ельцины.

В 1990-91 гг. мы часто бывали в посольстве Кубы. Там земляки Ельцина рассказывали, что такое Ельцин. Один пример:

Когда в область приезжал кто-то из ЦК и Ельцин не мог его напоить, то он звонил в ЦК и гундил: «Кого вы мне прислали?». И наговаривал на человека. А если напаивал, то опять звонил в ЦК: «Кого прислали, он напился как свинья». И вот этого урода Хворостовский сравнивал с Шениным…

Многие со страху сдали Шенина. Уж казалось бы – друзья. Живут. Не стыдно ни жён, ни детей, ни внуков. Один друг примкнул к Зюганову. Занялся наживой, на него в прокуратуре заведено уголовное дело, и как только он перестанет кормить и лизать Зюганова – его посадят… Это Видьманов.

Увлеклась. Давайте поговорим и о хороших людях из мира творческой интеллигенции.

Мне повезло быть лично знакомой с великим талантливым человеком Махмудом Эсамбаевым. Мы жили в Абакане, и муж в порту кого-то провожал, а Махмуд летел в Красноярск, но из-за непогоды самолёт посадили в Абакане. Судьба! И вот в 1 час ночи они явились. Я их ждала. Махмуд красивый, стройный. Съел он один фаршированный помидор, а проговорили мы до 4-х утра. Как он любил свою Родину! Семья была выслана в Среднюю Азию. Он на это говорил: «А что было делать Сталину? Война. А некоторые встречали фашистов хлебом и солью». Сохранили г. Грозный во время войны и разрушили в мирное время. Ломать – не строить. Он сумел дать в Абакане два концерта и так же поднимал зал в честь Шенина. Ему тогда было 62 года, а танцевал он, как Бог. Ночевал у нас. Утром мы с мамой решили угостить его пельменями. Он съел всего четыре пельменя и сказал: «Один я съел лишний…», 42 см талии надо было держать. Когда в 1992 году нужно было подписать письмо Хасбулатову с просьбой об изменении меры пресечения так называемым гекачепистам, Махмуд это сделал, не колеблясь.

Письмо подписали народные депутаты СССР А. Крайко, Ю. Голик (потом сбежал к Е. Строеву), Энгвер и Махмуд Эсамбаев. Я пришла к нему домой. Мы вместе поплакали и он, обозвав Хасбулатова «гондоном штопаным» (простите), подписал. Рассказывали, что Хасбулатов, увидев подпись Махмуда, чуть из кожи не выскочил от злости.

Вечная память тебе, светлый человек Махмуд – брат и друг. И хоть варвары разорили твой музей – нашу общую гордость – его обязательно восстановят благодарные твои почитатели. Это дело чести всего нашего народа.

Когда мы жили в Сибири, ходила серьёзная шутка: «Меняю юг Западной Сибири на Северный Кавказ», и многие, выйдя на пенсию, уезжали в Грозный, чтобы в старости отогреваться. Что с ними?.. Я хочу верить, что вернётся то светлое время, иначе - беспросветная жизнь во вражде и нищета основной части населения.

Были у нас в доме великие актёры Игорь Горбачёв, Николай Еременко–старший. Замечательные, мужественные люди, светлая о них память.

О! Опять И. Кобзон. Поёт на концерте О. Газманова на слова последнего песню: «С возвращением двуглавых орлов…»(?), а недавно в записи пел песню, где были слова: «Красное знамя навсегда…». Кстати о Газманове. Он должен был приехать в Красноярск где-то в 1989 или начале 90-х годов. Расклеили афиши, где он с сыном. Но народ не пошёл, и концерт не состоялся. А теперь он главный певун…

Тамара Шенина

СТАЛИН В ЛЕНИНГРАДСКОМ МЕТРО

На днях безумный президент-варвар отдал приказ демонтировать памятник Иосифу Виссарионовичу Сталину в родном для вождя народов Гори. Под улюлюканье плебеев величавый монумент был снят с постамента... Российские правительственные СМИ встретили очередную подлость грузинского лидера весьма сдержанно. Что ж не радуются вместе с грузинскими антикоммунистами? Дело в том, что на месте Сталина в ближайшее время будет воздвигнут памятник грузинским боевикам и их натовским инструкторам, погибшим в 2008 году при попытке подчинить себе народ республики Южная Осетия. Вот будет номер, если ваятель изобразит в неприглядном свете наших лидеров...

Впрочем, это тот случай, когда стоит вспомнить разрушителей памятников, живущих и в нашей стране, нашем городе. Примером политического волюнтаризма и антиисторизма является разрушение пямятников вождю в Ленинграде-Петербурге. Уничтожены замечательные памятники на Поклонной горе в Озерках (скульптор В. Ингал), в конце проспекта Обуховской обороны и на Средней Рогатке, в районе нынешней площади Победы, в сквере у Балтийского вокзала (Н. Томский), бюст в сквере перед Смольным (В. Ингал и В. Боголюбов).

Не меньшие утраты понес и ленинградский метрополитен. Еще в XIX веке появились первые прожекты строительства подземки в нашем городе. Но только советским людям (рабочим, инженерам, организаторам производства) оказалось по силам претворить в жизнь амбициозный проект – создать самое величественное и красивое в мире и в то же время высокотехнологичное метро в Москве и Ленинграде. Сейчас невыгодно вспоминать, что метро строилось не «само собой», а по прямому указанию Сталина в рамках планов первых пятилеток. Не покупались лицензии западных компаний, не приглашались чумазые гастарбайтеры. Строительством руководили наши знаменитые земляки – А.Н. Косыгин, И.Г. Зубков, М.А. Самодуров, И.С. Новиков. 5 ноября 1955 года была сдана в эксплуатацию первая линия метро – Кировско-Выборгская. От станции «Автово» до «Площади Восстания». Так был соединен с историческим центром рабочий район Кировского завода.

Разумеется, создатели метрополитена не могли не отразить в оформлении станций деятельность И.В. Сталина на посту руководителя Советского государства. На станции «Площадь Восстания» в числе других барельефов на революционную тематику сохранился один, изображающий Ленина, призывающего на ступенях Смольного к вооруженному восстанию, и стоящего за его спиной Сталина. Удивительно, но барельеф сохранился до наших дней. Изображение Сталина совсем небольшое и, видимо, реформаторы-разрушители его просто не заметили. В вестибюле станции «Технологический институт» в 1955 году разместили четыре медальона с профилями Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. При строительстве перехода на смежную станцию в 1961 году два медальона (Энгельс и Сталин) убрали («случайно» демонтаж совпал с ХХII cъездом партии, когда Хрущев протолкнул решение о выносе гроба с телом Сталина из Мавзолея). Однако по официальной версии два медальона мешали строительству перехода на другую платформу (правда, рекламные изображения полуголых танцовщиц и ширпотреба, занявшие места медальонов, переходу совсем не мешают). В кассовом зале планировалось (но безумие ХХ съезда не дало сбыться этим проектам) сделать мозаичное панно с изображением встречи Сталина со студентами в Кремле 17 мая 1938 года, а сверху купол должен был быть украшен памятной надписью «Слава великому Сталину — зодчему коммунизма, корифею науки».

Не удалось создать скульптурное изображение Сталина в окружении моряков-балтийцев на станции «Балтийская» и разместить на стенах мраморные доски с приказами Верховного Главнокомандующего.

24
{"b":"132369","o":1}