ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Незнайка нахмурился. Со Свистулькиным тогда действительно нехорошо получилось, а уж про Листика лучше и совсем не вспоминать…

– Как же, как же! – обрадовалась Кроха. – Клёпку я сейчас не припомню, а про Свистулькина слыхала. Там была какая-то странная история с волшебной палочкой и ослами, превращенными в коротышек. Или наоборот…

– Да-да, что-то такое, – поспешил замять неприятные воспоминания Незнайка. – Там ещё были вертящиеся дома и Шахматный городок.

– Незнайка, а вы умеете играть в шахматы? – оживилась Кроха.

– Да, я немножко играю, – подтвердил Незнайка.

– Хотите поиграем немножко?

– Что ж, пожалуй, давайте поиграем.

Незнайка и Кроха сели играть в шахматы, а Кнопочка направилась в каюту, чтобы переодеться и подготовиться к высадке на берег. При этом, проходя мимо Незнайки, она чуть заметно фыркнула.

Глава четырнадцатая

КАМЕННЫЙ ГОРОД

После обеда Знайка объявил по радио, что «Стрекоза» приближается к Каменному городу. Все пассажиры высыпали на палубу. Кроха достала из своей репортерской сумки видеокамеру и снимала открывшуюся перед путешественниками чудесную картину. На смену поросшему деревьями и кустами дикому берегу по правому борту внезапно выросла крепостная стена. Судно сделало поворот и вошло в узкий, вымощенный позеленевшими от времени камнями канал. По левому борту высился остроугольный крепостной вал с окнами-бойницами.

– Старожилы говорят, что из-за близости к океану Каменный город в старину подвергался нападениям морских разбойников, – пояснил Буравчик собравшимся на палубе путешественникам. – И тогда жители превратили его в неприступную крепость.

Незнайка так и подскочил.

– Ну что, слышали? – крикнул он, повернувшись к Знайке. – А ты говоришь – всё сказки.

– Какой ты неугомонный, Незнайка, – нехотя отвечал тот. – Когда-то, в далекой древности, пираты, может быть, и существовали. А сейчас ты можешь спросить здесь у любого жителя – видел ли он хотя бы одного пирата?..

«Стрекоза» прошла мерцающий бликами гулкий тоннель под крепостью и через несколько минут оказалась в самом центре города.

За гранитной набережной возвышались гигантские диковинные строения с остроконечными башнями и массивными колокольнями. Вода в канале была прозрачная, дно здесь было выложено квадратными плитами из белого мрамора, между которыми кое-где пробивались к поверхности гирлянды зелёных водорослей.

Причалив к ближайшему спуску, путешественники высадились на мраморную площадку и поднялись вверх по белым, истертым временем ступеням. Мостовая за высоким парапетом тоже была каменная: она была выложена тщательно обтёсанным булыжником. Величественные, но безжизненные фасады с колоннами и загадочными барельефами в виде грифонов, пауков или оскалившихся драконьих пастей тянулись вдоль всей изогнутой дугой набережной. Вокруг не было ни души.

– А где же население? – поинтересовался Знайка у Буравчика.

– В том-то и дело, – пояснил Буравчик, – что на весь Каменный город осталось совсем немного жителей. Я полагаю, сотни три, не больше. Скоро мы должны кого-нибудь встретить.

– А что, если залезть на башню и позвонить в колокол? – предложил Незнайка. – Авось кто-нибудь и появится.

– Да, это мысль, – согласился Буравчик. – Дело такого рода, что можно особенно с ними не церемониться. Пойдемте все вместе, заодно посмотрим на город с высоты.

Во время подъёма по бесконечной винтовой лестнице путешественники растянулись в длинную цепочку из четырнадцати коротышек. Последним, ворча и ругая всех на чем свет стоит, пыхтел Пончик. На этот раз он не остался на «Стрекозе». Каменный город его так напугал, что он решил держаться поближе к коллективу.

Первым на колокольню взбежал Торопыжка. Он тут же схватил веревку и принялся изо всех сил бить в колокол. При первых же ударах у Торопыжки заложило уши, он зажал их ладонями и отскочил.

Постепенно на площадке собрались все, кроме Пончика, который где-то в середине присел на ступеньки отдышаться, да так и решил посидеть, пока все не начнут спускаться обратно.

С высоты открылась панорама всего Каменного города: массивные монолитные кварталы с узенькими расщелинами-улочками, множество остроконечных башен с затейливыми флюгерами и зеленоватая лента канала. Была видна отсюда и «Стрекоза», сверкающая на солнце округлой металлической поверхностью. На фоне старинной архитектуры она выглядела дерзко и вызывающе.

Прошло несколько минут, но на звон колокола никто не появился. В городе было по-прежнему тихо и безлюдно. Только жестяные флюгера поскрипывали на ветру.

– Наверное, и те, последние, жители ушли из города, – предположил Буравчик. – Наверное, даже им, чудакам, стало здесь неуютно…

Путешественники слегка поёживались не то от ветра, не то от холодного величия развернувшейся перед их глазами картины… Гигантские сооружения подавляли привыкших к своим родным местам и уюту коротышек. Только отважная Кроха, поставив камеру на плечо, деловито снимала круговую панораму. Теперь не оставалось ничего другого, как вернуться на «Стрекозу».

Все поспешили к лестнице, и тут, отдуваясь и смахивая пот со лба, на верхней ступеньке появился Пончик, которому стало страшно сидеть одному. Увидев, что все спускаются, он только и смог издать возглас отчаяния.

На судне путешественники разошлись по своим каютам. Никто не болтал, как обычно, не делился своими впечатлениями. Ведь они так и не смогли узнать ничего нового об участи своих товарищей. В этом огромном городе не нашлось ни одной живой души…

Корреспондентка Кроха уселась в кают-компании перед большим телеэкраном и стала просматривать отснятую с колокольни панораму.

Высокий и мрачный, с огромным количеством пустующих пыльных и затянутых паутиной нежилых помещений, предназначение которых давно уже было забыто, сам город по площади занимал не очень обширный участок земли. Всего с десяток разделённых улочками кварталов. Войти в него можно было как со стороны реки, по каналу, так и со стороны суши – через единственные, обитые железом Главные ворота. А они, по словам Буравчика, осели так, что сдвинуть их с места не представлялось никакой возможности и проникать в город приходилось через довольно узкую щель.

В одном месте видеозаписи Крохе показалось, что в кадре промелькнуло что-то такое, чего она не заметила во время съёмки. Она прокрутила пленку назад и стала смотреть ещё раз.

Теперь в записи стало заметным нечто неуловимое, но совершенно преображающее картину мёртвого города.

Прокрутив фрагмент ещё несколько раз, Кроха остановила плёнку перед отмеченным ею местом и поставила на замедленное воспроизведение. Так и есть: в одном из окон шевельнулась тёмная штора.

Кроха остановила пленку и увеличила этот фрагмент на экране. За приоткрытой шторой стала видна размытая фигура коротышки с длинной, до пояса, совершенно белой бородой и высоким остроконечным колпаком. Коротышка осторожно выглядывал, приоткрыв штору, вероятно встревоженный звоном колокола.

Не теряя времени, Кроха пригласила в кают-компанию Знайку и инженера Буравчика.

– А, вот оно что, – сказал Буравчик, просмотрев запись. – Видать, эти коротышки совсем выжили из ума. Прячутся по щелям, словно тараканы…

– Как бы там ни было, мы должны встретиться с этим коротышкой и поговорить, – решительно заявил Знайка. – Возможно, ему что-нибудь известно об участи наших товарищей. Мы не должны пренебрегать даже случайностями.

Знайка собрал путешественников в кают-компании, и все увидели на экране прятавшегося за шторой бородатого незнакомца. Было решено немедленно снова отправиться в город и разыскать этого чудака, благо поиски не должны были составить большого труда, так как Кроха по видеозаписи круговой панорамы нарисовала план города и обозначила «адрес» загадочного коротышки.

На этот раз в город пошли не все. Знайка решил, что, пока ситуация не прояснится, большая часть путешественников останется на «Стрекозе». Искать незнакомца отправились только он сам, Кроха и Буравчик.

15
{"b":"13237","o":1}