ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А чего с ними разговаривать, – подхватил Незнайка. – Я предлагаю выбрать нового капитана и немедленно выступить в морской поход. Кто «за»?

И он сам первый поднял руку. Однако никто, кроме Пёстренького, Незнайку не поддержал.

– Помолчи лучше, – сказала ему Кнопочка. – Вечно ты лезешь с какими-нибудь глупостями.

– Да уж, насчет капитана ты погорячился… – поморщился Пилюлькин.

– Один раз ты уже был капитаном, – сказал Знайка. – Постеснялся хотя бы наших друзей.

Незнайка перепугался, что Знайка сейчас расскажет Крохе и Буравчику про то, как они с Пёстреньким собирались плыть на плоту.

– Я что… я ничего… – залепетал он, чтобы поскорее замять тему. – Я только хочу сказать, что незачем здесь рассиживаться и раздумывать.

– Ещё бы, – сказал Знайка, – уж ты-то не станешь раздумывать. Тебе бы только мчаться куда-нибудь сломя голову. А уж думает пусть кто-нибудь другой. Вечно из-за тебя какие-то истории…

Незнайка притих, а все остальные, посовещавшись, решили отправляться в путь немедленно. За ночь «Стрекоза», ведомая лучом-навигатором, должна была выйти к морю.

Глава шестнадцатая

СИТУАЦИЯ ОСЛОЖНЯЕТСЯ

Рано утром «Стрекоза» вышла к устью Огурцовой реки, и вахтенный матрос Шпунтик объявил по радио подъем. Заспанные путешественники, ёжась от утренней свежести, повылезали на палубу.

Берега реки раздались далеко вширь, кое-где торчали небольшие, вытянувшиеся вдоль течения островки. А впереди, до самого горизонта, была одна вода.

Этот бесконечный, всё более темнеющий к западу простор так поразил воображение коротышек, что они долго молчали, выстроившись на палубе, будто зачарованные.

Вспенивая воду, «Стрекоза» вышла на голубой простор, сделала правый поворот и на малом ходу въехала носом на пустынный песчаный пляж. Знайка объявил высадку.

На берегу валялись выброшенные прибоем водоросли, щепки и раковины. Подальше от воды из песка росла редкая трава и кустарники. Ещё дальше возвышался небольшой песчаный обрывчик, за которым виднелись только небо и слепящее солнце. Легкий ветерок с моря щекотал носы характерным соленым запахом. То там, то здесь на морской волне появлялись и исчезали белые барашки.

Путешественники не замечали, что сверху, из-за кромки протянувшегося вдоль берега обрывчика, за ними наблюдает множество недобрых глаз…

– Как ты думаешь, Пузырь, тут будет чем поживиться? – деловито поинтересовался долговязый коротышка с серьгой в ухе у другого, толстенького.

– Бочонок пустой тебе в глотку, Нос, – отвечал Пузырь. На голове у него была натянута пёстрая косынка. – Разве ты не видишь, что это дурацкие бездельники. Ни шиша у них нет, кроме смены белья.

– Может быть, тогда отвезём их к директору? – предложил третий коротышка с чёрной повязкой на месте правого глаза. – Уж очень они напрашиваются, легкая добыча.

– Помолчи, Циклоп, – сказал Пузырь, – пока тебя не спрашивают. Дай мне лучше их сосчитать… одиннадцать, двенадцать коротышек. Целая дюжина! Директор отвалит за них не меньше десятка золотых.

– Пожалуй, не меньше, – согласился Нос. – Давай вызывай «Медузу», Ушан.

Лопоухий коротышка, которого звали Ушан, стал бубнить в рацию: «Медуза», «Медуза», я команда…», пока в рации не послышался хрипловатый голос:

– Я «Медуза». Ну, чего тебе, Ушан?

– Рад вас слышать, капитан. У нас на борту будут гости, если вы не против.

– Сколько?

– Двенадцать коротышек, если вы не против.

– Ладно, годится. Всплыву ровно через десять минут. Конец связи.

Залёгшие в рядок диковинные коротышки слышали эти переговоры и теперь только ждали сигнала к нападению.

– Что-то они далеко разбрелись, – сказал Пузырь. – Подождём, когда соберутся возле своей галоши.

– Эй, Профессор, загаси костёр, – приказал Нос коротышке в мутных треснувших очках, – эти дурни могут заметить дым.

– А, брось, – сказал ему Пузырь, послюнявил и поднял кверху указательный палец. – Ветер с моря. К тому же они сюда и не смотрят, с нашей стороны их слепит солнце.

Пассажиры «Стрекозы» и на самом деле никого не замечали. Знайка и Буравчик о чем-то возбуждённо совещались, остальные разбрелись по берегу. Незнайка, Пёстренький и Кнопочка сидели на большой, вынесенной прибоем сухой трухлявой щепке и, глядя на море, разговаривали.

– Незнайка, а ты когда-нибудь уже видел море? – поинтересовалась Кнопочка.

– Честно говоря, не видел, – признался Незнайка. – Но зато я видел всю Землю из космоса.

– Значит, ты все-таки видел, но только издалека, – уточнила Кнопочка.

– Да, выходит так, – согласился Незнайка.

– Подумаешь, море, – сказал Пёстренький. – Просто большая лужа.

На самом деле от вида бескрайнего океанского простора у него слегка тряслись коленки.

– Сам ты лужа! – вспылил Незнайка. – Не надо было брать тебя в плаванье.

Сообразив, что не подумавши сморозил глупость, Пёстренький поторопился добавить:

– Я не в том смысле, что лужа, а просто воды много…

Незнайка испепелил его взглядом, но промолчал.

– Теперь, наверное, «Стрекоза» пойдёт под парусом, – высказала предположение Кнопочка.

– Пока ветер с моря, вряд ли, – проявил свою морскую эрудицию Незнайка. – Если только галсами, против ветра, а кому это нужно?.. Вот когда ветер переменится, тогда…

Поболтав еще немного, Кнопочка отправилась на «Стрекозу», чтобы переодеться и вообще подготовиться к выходу в открытое море. А поскольку приближалось время объявленного при высадке общего сбора, Незнайка и Пёстренький пошли за нею следом. Все остальные тоже начали потихоньку подтягиваться к судну.

Поднимаясь по трапу, Незнайка вскользь оглянулся и… застыл на месте. Он увидел, как с обрывистой прибрежной кромки по песку скатываются какие-то незнакомые коротышки. Последующие же их действия заставили Незнайку закричать что было мочи:

– Эй, что вы делаете!!!

А коротышки набросились на ничего не подозревавших путешественников и принялись ловко вязать их верёвками. Тех, кто пытался сопротивляться, они лупили изо всех сил деревянными дубинками. Отчаянно лаял и метался, пытаясь защитить друзей, Булька. С рычанием он кидался на чужих коротышек, кусался и рвал на них одежду. Только когда кто-то из нападавших, изловчившись, огрел Бульку по голове дубинкой, песик заскулил и повалился на песок.

Знайка в момент нападения находился неподалёку от трапа. Он был сбит с ног сразу тремя нападавшими и тут же крепко связан по рукам и ногам.

– Поднимай трап! Задраивай люк! – кричал он, трепыхаясь и извиваясь, как пойманная рыба.

В отверстии люка появился Винтик. Он находился в полнейшей растерянности, не понимая, что ему делать: бежать на помощь или слушаться Знайку.

– Уходите в море! – продолжал кричать Знайка. – Винтик! Уходите в море, иначе всем крышка!..

Винтик наконец принял решение и втянул легкую дюралевую лестницу внутрь судна. И сделал это вовремя, потому что несколько нападавших уже подбежали к трапу. Один из них даже подпрыгнул, пытаясь зацепиться, но его пальцы только скользнули по нижней перекладине… Затащив лестницу, Винтик крикнул:

– Держитесь, братцы! Мы вас выручим!

– Уходи в море! – кричал Знайка. – Вызывай ракету!

Наконец Винтик захлопнул люк, врубил задний ход, обдав своих и чужих коротышек на берегу мощной струей водомётных двигателей, сделал крутой вираж и на предельной скорости ушёл в море.

Винтик тоже успел заметить то, что хорошо видел с берега Знайка: неподалёку от «Стрекозы» на поверхность воды всплыла подводная лодка, и на её флагштоке взвился чёрный пиратский флаг.

Глава семнадцатая

СИГНАЛ БЕДСТВИЯ

Со времени отплытия «Стрекозы» жизнь в Цветочном городе протекала тихо и спокойно. В расположенном неподалёку Космическом городке вел свои наблюдения за небом астроном Стекляшкин. С тех пор как там был построен большой электронный телескоп, Стекляшкин редко бывал дома, просиживая ночи напролет за составлением Большого атласа звёздного неба. Днем он отсыпался в одном из уютных домиков, построенных здесь ещё во время сооружения первой ракеты. Новая ракета последней конструкции горделиво возвышалась на стартовой площадке, готовая в любую минуту отправиться в космический полет.

17
{"b":"13237","o":1}