ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Особенно много про всё это читал Незнайка, когда ещё сам лежал в больнице и лечился у Пилюлькина от лунной болезни. После этих книжек Незнайке снились одноглазые пираты, надутые паруса и пенящиеся волны на бескрайних морских просторах… Можно сказать, что благодаря этим книжкам его лунная болезнь постепенно переменилась на болезнь «морскую».

Вместе с Пачкулей Пёстреньким, которого Незнайка заразил своим увлечением, они мастерили парусные корабли и пускали их в пруд. «А ну, трави шкоты!» – кричал Незнайка. «Все наверх! Вяжи бушприт к бизань-мачте!» – вторил ему Пёстренький.

Во всей этой морской тарабарщине они сами, кстати сказать, ровным счётом ничего не понимали.

Узнав о том, что Огурцовая река впадает в море, Незнайка погрузился в глубокую задумчивость и целых три дня ни с кем не разговаривал. Потом они с Пёстреньким несколько дней о чём-то шептались и выводили на бумаге какие-то чертежи. После этого они стали подолгу исчезать в прибрежных зарослях ниже по течению реки, подальше от пляжа. В это же время в доме, где жил Незнайка, и в доме, где жил Пачкуля Пёстренький, начали таинственным образом исчезать запасы продовольствия, гвозди, инструменты, простыни и бельевые верёвки.

Однажды с Пёстреньким разговорилась Кнопочка и под большим секретом выведала, что приятели строят на берегу морское судно, на котором не сегодня завтра поплывут по морям в поисках приключений.

– Не говори глупостей, – сказала Кнопочка. – Или ты уже забыл, как чуть не утонул Комарик?

Малыш по имени Комарик однажды залез в выдолбленную сухую половинку тыквы и поплыл по реке. Его унесло вниз по течению, тыква перевернулась, и его отыскали только к вечеру, далеко от города. Комарик всё это время звал на помощь, уцепившись за стебель растущего из воды камыша.

– Ты не думай, мы ведь не на тыкве поплывём… – попытался успокоить Кнопочку Пёстренький.

– Всё равно не смейте! Если вы сегодня сами обо всём не расскажете, тогда я всем расскажу! – решительно заявила Кнопочка.

– Ты же обещала… я же тебе по секрету!.. – в панике зашептал Пёстренький. Он испугался, что теперь, когда он всё разболтал, Незнайка не возьмёт его в путешествие.

– А если бы вы с крыши вниз головой собирались прыгать, а я бы пообещала и промолчала, как бы это называлось? – возмущённо парировала Кнопочка.

Пёстренький в отчаянии махнул рукой и побежал к Незнайке, надеясь предупредить несчастье и что-то исправить.

А Кнопочка, оставшись одна, подумала, что эти два друга могут и в самом деле уплыть по реке в море и там неминуемо погибнуть. Её воображение рисовало столь пугающие картины, что она, не медля больше ни минуты, поспешила к Знайке.

Только к вечеру героев отыскали в прибрежных зарослях, где они в спешном порядке готовились к отплытию. Морское судно представляло из себя грубо сколоченный плот с парусом-простынёй и ящиком для провизии.

Знайка был в ярости.

– Ты понимаешь, ослиная твоя голова, – кричал он на Незнайку, – что вас бы сейчас унесло и поминай как звали!..

Пёстренькому тоже досталось.

Когда страсти улеглись и об опасной выходке Незнайки и Пёстренького стали забывать, Знайка собрал друзей и сказал:

– Вот что, братцы. Ещё когда я первый раз увидел из космоса через телескоп наши края, то сразу же подумал о морской экспедиции. Ведь наша Огурцовая река впадает не в какую-нибудь лужу, а в настоящее огромное море!

Малыши одобрительно загудели.

– Я почему так разозлился, когда эти олухи сколотили свой плот? Ведь у меня уже тогда был готов план настоящего морского судна.

Малыши загудели громче.

– А теперь мы с Винтиком и Шпунтиком доработали чертёж во всех деталях и завтра начинаем постройку!

И под оглушительные крики «ура!» Знайка поднял над головой сверкающую модель.

Такой поворот событий был для всех неожиданным и тем более радостным. Коротышки уже порядком засиделись в городе. Разговоры о постройке судна и морском путешествии продолжались до глубокой ночи. Не радовались со всеми только двое: Пончик и затаивший на всех обиду Незнайка.

Глава вторая

«СТРЕКОЗА»

Вскоре на специально расчищенном участке берега Огурцовой реки начались работы. Именно на этом месте, в зарослях, Незнайка и Пёстренький прятали свой плот. Теперь здесь, поднятое на высоких опорах, красовалось судно необычной конструкции. Его приплюснутая обтекаемая форма будто сама просилась на воду. Да, конечно, оно было создано для того, чтобы бороздить солёные океанские просторы.

– Что, теперь выходит – одних прогоняем, а других пускаем?.. – ворчал слонявшийся без дела Незнайка. – Будто другого места не могли выбрать…

– Им просто завидно стало, – презрительно цедил сквозь зубы Пёстренький. – Мы бы давно уже раньше них путешествовали.

– Путешествовали бы вы, – услышал их рассуждения Знайка, – с рыбами по дну.

В экспедиции могли принять участие до тридцати пассажиров, девятнадцать из которых уже записались и имели свои собственные номера посадочных мест. Всего вдоль каждого борта располагалось по восемь кают с двумя откидными койками и большим круглым иллюминатором.

В середине корабля находилась кают-компания, в которой путешественники могли собираться вместе. В трюме хранились водонепроницаемые контейнеры с запасами продовольствия, инструменты, снаряжение и спасательный катер, выстреливающийся на манер торпеды. В хорошую погоду можно было проводить время на палубе, а если шёл дождь или дул сильный ветер, крылья-батареи складывались, и судно превращалось в плотно закрытую, неуязвимую для дождей и штормов «раковину».

В носовой части располагалась капитанская рубка, лобовая часть которой была сделана из прозрачного сверхпрочного стеклопластика. В корме было устроено машинное отделение с воздушно-водомётным двигателем. Вместо гребного винта судно толкала вперёд мощная струя перемешанного с водой воздуха. Насосы закачивали воздух в камеру сжатия, затем, на выходе, в него попадала отфильтрованная забортная вода, и этот мощный поток толкал судно вперёд. Боковые водомёты, расположенные ниже ватерлинии, позволяли круто маневрировать на самых трудных участках.

Такое устройство было особенно удобным потому, что гребной винт не мог запутаться в водорослях или сломаться о подводные камни. Округлое, почти плоское днище судна позволяло ему легко преодолевать мели, скользить по острым камням, а хорошо разогнавшись, даже перепрыгивать небольшие острова.

Учитывая эти замечательные качества судна, Знайка предложил назвать его «Стрекозой».

В носовой части находился специальный прибор – «автолоцман», посылавший вперёд особый невидимый луч, который внимательно «ощупывал» перед собой дно и поверхность воды. Если на пути торчал камень или попадалось какое-нибудь другое препятствие, на пульт управления поступала соответствующая команда. Срабатывала автоматика, и «Стрекоза» сама выбирала себе другой, безопасный маршрут.

Винтик и Шпунтик предусмотрели также возможность морской прогулки под парусом. Одним нажатием кнопки из-под палубы выдвигалась длинная телескопическая мачта, увлекая за собой хитроумно уложенные снасти. Из днища выдвигался киль, и судно превращалось в большую устойчивую яхту.

И, наконец, для экстренного случая существовала особая, закрытая стеклом, кнопка. При нажатии на неё радио посылало в эфир сигнал «СОС», означавший, что путешественники попали в беду. В этом случае астроном Стекляшкин, принявший сигнал в Космическом городке, должен был немедленно выслать на место бедствия ракету, снабжённую прибором невесомости.

Незнайка и Пёстренький втайне завидовали коротышкам, зачисленным в экспедицию. Но поскольку считали себя смертельно обиженными, делали вид, что подготовка к отплытию их не интересует. Особенно Незнайка разозлился, когда узнал, что в экспедицию записались Кнопочка и ещё несколько малышек: Мушка, Капелька, Кувшинка и Ласточка.

2
{"b":"13237","o":1}