ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хозяин каюты валялся на диване, положив босые, давно не мытые ноги на лоснящийся диванный валик. Он только что плотно пообедал и теперь ковырял в зубах вытащенной из бороды щепкой. Буравчик даже не сразу заметил затерявшуюся где-то вдалеке между пятками физиономию их обладателя.

Поразглядывав пленного, капитан не спеша заговорил:

– Ну, здравствуй, голубчик. Как тебе в гостях? Мягко ли спится, хорошо ли кормят?

Буравчик догадался, что капитан расположен пошутить.

– Здравствуй, голубчик, – ответил он дерзко, взглянув на притаившиеся между бородой и всклокоченной шевелюрой хитрые глазки обладателя грязных пяток. – Лодка у тебя паршивая, ни есть ни спать в такой грязище не хочется.

– А ты наглец, как я посмотрю, – дружелюбно заметил капитан. – Мне такие нравятся. Хочешь ко мне в команду?

– А что за команда, голубчик? Ты мне расскажи, что за команда, а я подумаю.

– Ишь какой хитренький. Сначала все у меня выведаешь, а потом скажешь, что передумал. Или дождёшься, пока тебя развяжут, а потом и дашь дёру.

– Куда ж тут бежать? Вода кругом…

– Вот именно, вода. Соображаешь. А вы все откуда вообще-то приехали? – спросил капитан как бы между прочим.

– Сам я – из Земляного города, – покладисто ответил Буравчик. – А остальные из Цветочного.

– А где это?

– Ну, там… Выше по реке, за порогами.

– За порогами… Туда нам ходу нет. А то бы наведались в гости, а, приятель?

– Конечно, – согласился Буравчик. – Мы гостям рады.

– Да-а?.. – недоверчиво протянул капитан. Он привык к тому, что пленники отвечают на вопросы крайне неохотно и даже дерзят. – Ну и как там у вас, богато живёте?

– Живём мы небогато, – состорожничал Буравчик на всякий случай. —Так, грибы ищем в лесу, ягоды…

– А кораблик ваш? Тоже в лесу нашли?

– Так это не наш. Нам его в Солнечном городе одолжили покататься.

– А где это Солнечный город?

– Вот здесь примерно, – Буравчик указал пальцем в стену там, где карта уже кончилась.

– Так ведь там и моря-то никакого нет, и реки… – заметил капитан. Буравчик стал ему надоедать. – Ты вот что, голубчик, отвечай на вопросы, а не то акулы тебя будут кушать… – Капитан протяжно зевнул. – Да шут-то с ней, с вашей галошей. Всё равно через пять минут её шторм разнесет.

Буравчик не стал спорить, хотя прекрасно знал, что «Стрекозу» не разнесет никакой шторм и даже ураган.

– Ты присаживайся, отдыхай пока. Куда плывём, знаешь?

Вот это знать бы не помешало. Буравчик присел на краешек сундука и сделал вежливо-заинтересованное лицо.

– Ничего, скоро узнаешь, – не внёс ясности капитан. – Работы там много. Будете крутить, копать, долбить… Без выходных.

– А что долбить-то?

– А вот там и узнаешь. Но можно с нами остаться. Коротышка ты смекалистый, мне такие нужны. Сначала, конечно, будешь на подхвате, но как только в деле себя проявишь, возьмём в команду. Костюмчик тебе подберем… Как, согласен?

Уклоняясь от прямого ответа, Буравчик стал задавать вопросы, пытаясь что-нибудь выведать у капитана. Но тот, в свою очередь, тоже уклонялся от прямых ответов… Так они играли в кошки-мышки до тех пор, пока капитана не сморил сон. Буравчика отвели к другим пленникам и закрыли дверь на засов.

Глава девятнадцатая

ДЕРЗКИЙ ПЛАН

С появлением Буравчика Знайка объявил экстренное совещание. Постепенно начал вырисовываться дерзкий план захвата «Медузы». В случае успеха пираты стали бы пленниками, а бывшие пленники – хозяевами на судне. Но для этого прежде следовало решить две задачи: как выбраться в коридор и как пройти через кают-компанию, где, по словам Буравчика, веселились разбойники. Если бы мимо них удалось пройти, то ничего не стоило бы запереть дверь снаружи и взять на себя управление судном. Шпунтик выразил удивление, что «этот утюг» вообще как-то плавает, но поскольку он ещё все-таки плавает, то ему, Шпунтику, легко удастся справиться с управлением.

Пока друзья совещались, заработали насосы и лодка пошла на поверхность. Дольше медлить было нельзя. Ничего толком не объяснив, руководство операцией взял на себя Буравчик.

Прежде всего он выкрутил лампу, и в отсеке стало темно. Только мутное стекло окошка в двери слабо светилось. После этого Буравчик принялся стучать в дверь и кричать, что ему необходимо срочно поговорить с капитаном.

В окошке появились физиономии Ушана и Профессора.

– Что шумишь! – прикрикнул на Буравчика Ушан. – Сиди тихо, пистон тебе в глотку. Сейчас разберёмся, нужен ты капитану или нет.

– А лампа-то совсем скончалась, – заметил Профессор. – Надо за новой идти.

– Правильно, Профессор, сходи за лампой, – сказал Ушан. – Заодно спроси у капитана, что делать с этим…

– Капитана мне, капитана! – продолжал выкрикивать Буравчик, чтобы про него не забыли.

Вернулся Профессор с новой лампой в руках.

– А «Медуза»-то уже под колпаком, минут через десять будем у причала, – произнес он не совсем понятную фразу. – Капитан велел этого к нему доставить, будет нашему делу обучаться.

– А помнишь, Профессор, как ты сам поначалу перетрусил? – ехидно улыбнулся Ушан. – Плакал, домой просился…

– Ладно, ладно, открывай.

Пираты отодвинули засов и шагнули за дверь, в темноту.

В тот же миг пленники набросили на них верёвки, туго связали по рукам и ногам, и запихали каждому в рот по грязной тряпке.

Пока всё делалось гладко, без сучка, без задоринки. Но теперь было необходимо каким-то образом пройти через кают-компанию, в которой шумно веселились пираты. Даже отсюда, через железные перегородки, было слышно, как они стучат по столам костяшками домино, бранятся и горланят песни.

Приняв какое-то решение, Буравчик сказал:

– Идите за мной, будто так и надо. Главное – ничего не бойтесь.

Он раскрыл настежь дверь в кают-компанию и, прикрывая лицо носовым платком, грубо прокричал:

– А ну расступись! Пленников к капитану!..

Пираты расступились, и в помещении плавно наступила тишина. В этой тишине пленники один за другим, пряча глаза, быстро проследовали мимо замерших в недоуменных позах разбойников.

Пропустив на последнего, Буравчик моментально выскочил сам, захлопнул дверь и закрутил снаружи колесо запора.

Заглянув в окошечко, он увидел, как пираты постепенно «отмирают», – переглядываются и что-то спрашивают друг у друга. Кто-то из них подошел к двери и дернул за ручку.

Через несколько секунд железная дверь затряслась под ударами, а недоуменные возгласы слились в единый свирепый вой. Но было уже поздно.

Тем временем капитан Чёрная Борода проснулся и, приготовляясь к высадке, пил какао из большой железной кружки. Он окунал в какао печенье и с громким чавканьем поглощал один за другим ромбики квадратики и кружочки. Его борода, одежда и пол вокруг были в крошках.

Внезапно на пороге появился Буравчик.

– А, это ты, голубчик, – прочавкал капитан. – Надумал, значит…

Но тут Буравчик повел себя, с точки зрения капитана, странно: он молча подошел к дивану, снял со стены карту, свернул ее в рулон и вышел.

– А ты, голубчик, посиди пока здесь, – сказал Буравчик уже из коридора. – Я ещё немножко подумаю.

Дверь захлопнулась, и заскрипел засов.

– А где… – Капитан хотел сказать: «А где Ушан и Профессор», но поперхнулся печеньем и надрывно закашлялся, расплескав какао на собственные штаны.

В это время лодка начала содрогаться от громовых ударов. Это пираты схватили один из столов и дружно, по команде, таранили им дверь.

Не теряя времени, пленники взбежали по ступенькам в рубку, где находились все педали управления и главный штурвал «Медузы».

У штурвала никого не было. Через открытый люк сверху пробивался яркий свет и виднелся кружок голубого неба. Только тут беглецы заметили, что лодка стоит на месте.

В отверстии показалась чья-то голова, и в рубку начали спускаться рослые коротышки в чёрных плащах.

20
{"b":"13237","o":1}