ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но тут, будто случайно, у него под ногами оказался вездесущий «Шестой», и Буравчик, оступившись, со всего маху растянулся на полу.

– Ах! Какая беда, какая неосторожность! – стал хлопотать вокруг него гуттаперчевый негодяй. – Костыли! Скорее несите сюда костыли! Ценнейший, драгоценнейший специалист больше никогда не сможет ходить! Я рыдаю, я плачу!.. – «Шестой» отвернулся и стал надрывно рыдать в носовой платок.

– Ты думаешь, тебе здесь всё позволено? – гневно воскликнул Знайка, обращаясь к директору. – Ты думаешь, нас здесь не найдут?

– Не найдут. Никогда не найдут. Я именно так думаю. – Ответил директор. – Стража! Сопроводите контингент в спальный корпус. Завтра они будут работать в котловане…

После этого стражники вывели пленных коротышек из пещеры-«отстойника».

Глава двадцать первая

ЗНАЙКА И ОГОНЁК ЗНАКОМЯТСЯ

Спальным корпусом назывался длинный, стоящий на опорах бамбуковый сарай. Набросанная прямо на пол сухая трава служила постелью. Рассевшись на ней, пленники ожидали, что будет дальше.

Стало быстро темнеть, и на увитой со всех сторон зарослями тропинке показались коротышки с карьера. Едва передвигая ноги от усталости, они вышли на поляну.

– Знайка! Братцы! – слабым голосом воскликнул Тюбик, первым заметивший друзей.

Малыши из Цветочного города заковыляли к сараю. Знайка с друзьями бросились навстречу Тюбику, Гусле, Молчуну, Ворчуну, Растеряйке и Сиропчику. Они принялись обниматься, а потом помогли уставшим товарищам добраться до своих лежанок.

– Ой! Не могу больше! – стонал Сиропчик. – Знаечка, миленький, помоги, придумай что-нибудь! Они нас тут до смерти замучают!

– Ничего, братцы, потерпите, – успокаивал Знайка. – Скоро сюда прибудет ракета с прибором невесомости, и тогда мы поговорим как следует с этими злобными коротышками!

После этих слов все сразу приободрились.

– Правильно! – воскликнул Растеряйка. – Пусть сами крутят свое дурацкое колесо!

– Да, да, – проворчал Ворчун. – Посмотрим, как они сами будут раскапывать свой поганый остров, посмотрим, до чего они тут докопаются, чтоб их голопузые слопали…

– Это какие ещё голопузые? – поинтересовался Знайка.

– Да тут полно каких-то диких коротышек, – пояснил Тюбик. – Они живут прямо в зарослях и ловят беглых пленников. А поймав, тащат к себе на костер и съедают.

– Как это – съедают? – не поверил Знайка. – Разве кого-нибудь уже съели?

– Нет, пока мы здесь, по счастью, кажется, ещё никого не съели, – признался Тюбик. – Но говорят, что двое коротышек сбежали на прошлой неделе, и их больше никто не видел.

– Так с чего же вы решили, что их съели?

– Так директор сказал…

– Мало ли что ваш директор сказал! – разозлился Знайка. – А вы и уши развесили.

Малыши сникли, не зная, что ответить.

– Никакой он не наш, – обиделся Гусля. – Такой же и ваш…

– Ладно, рассказывайте всё как было, – велел Знайка. – С самого начала.

Малыши переглянулись. Кивая друг на друга, Молчун и Ворчун стали долго рассказывать, как они остались у костра дежурить и заснули, как откуда ни возьмись появились «цирики» и затолкали всех в «летающеё блюдце», как на острове их заставили долбить породу и крутить колесо…

Всё это так или иначе было известно и по большому счету ничего не объясняло.

Знайка, в свою очередь, рассказал про Земляной и Каменный города, а также про то, как их захватили в плен морские пираты. Упоминание о Каменном городе привлекло внимание молчаливых коротышек в высоких колпаках, и Знайка закончил свой рассказ в плотном окружении слушателей.

Не успели собравшиеся засыпать его вопросами, как на поляне появилась ещё одна вереница пленников. Вернее, это были уже не пленники, а пленницы, то есть малышки. Среди них были путешественницы со «Стрекозы» – Ласточка, Кувшинка, Мушка и Капелька. Выглядели малышки довольно уверенно и не цеплялись друг за дружку от усталости, как малыши, работавшие в карьере.

При виде Знайки и других новых пленников, малышки не знали, радоваться им или плакать.

– А мы думали, что вы нас спасать будете! – заплакала всё-таки Капелька, а за ней и трое других. – Мы вас так жда-али!..

– Ну вот, сразу и расплакались!.. – растерялся Знайка. – Не все же мы в плен попали! «Стрекоза» на свободе, а там Винтик, Кнопочка, Незнайка, Пёстренький, Кроха… Они наверняка уже вызвали спасательную экспедицию!

– Правда?.. – Малышки успокоились и даже немного повеселели.

Знайка принялся их расспрашивать и узнал, что в глубине горы находится фабрика, где они работают. На этой фабрике из поступающей с карьера горной породы добывают мелкие алмазы, каждый величиной с песчинку, а затем при очень высокой температуре под давлением из них делают алмазы более крупные. Зачем нужны эти алмазы и куда они деваются – никто не знал.

– Честно говоря, – сказала Ласточка, – мы это всё сами плохо понимаем. Просто делаем то, что нам велят. Но у нас есть одна малышка, её зовут Огонёк. Она очень умная и учёная. Хотите, я вас познакомлю?

Знайка поспешно согласился, и они отправились в ту половину сарая, где жили малышки.

Знайка уже так много слышал об этой необыкновенной изобретательнице и учёной, что мысленно у него сам по себе сложился её портрет. Очень серьезная и строго одетая, обязательно в очках, с заколотыми на затылке тугим узлом-бубликом волосами.

Каково же было его удивление, когда он увидел рыжую растрёпанную малышку с блестящими глазами, одетую в коротенькое легкомысленное платье с цветочками!

Знайка смущенно прокашлялся и, не зная с чего начать, промямлил:

– Да… Хм… Весьма рад. Да. Познакомиться. Весьма наслышан.

Он даже попытался шаркнуть ножкой, но, поскольку пол в сарае был выстлан сухой травой, это получилось крайне неловко.

– Ах, так это вы и есть Знайка! – радостно воскликнула Огонёк. – С тех пор как здесь появились малыши из Цветочного города, все только о вас и говорят. Что же, где ваш корабль и спасательная экспедиция? Неужели теперь нам неоткуда ждать помощи?

Новые знакомые пожали друг другу руки, и Знайка снова поспешно рассказал, что на «Стрекозе» ещё остались пассажиры и помощь наверняка придёт не сегодня завтра.

– Правда? Это замечательно! – обрадовалась Огонёк. – Честно говоря, хотя я и люблю приключения, но мне тут уже порядочно надоело! Так хочется домой…

– Да, конечно, дома лучше, – согласился Знайка. – А где вы теперь живёте?

– Что значит – теперь? Да, конечно, я много путешествую. Может быть, вам говорили обо мне какие-нибудь гадости?

– Что вы, что вы, – испугался Знайка. – Я о вас слышал только хорошее.

– Интересно, что же вы слышали?

– Мы были в Земляном городе, и там все говорили о вас много хорошего.

– А, Земляной город… – Огонёк на мгновение задумалась и улыбнулась. – Да, это одна из моих самых любимых работ.

Знайка деликатно помолчал, ожидая, что его собеседница сама продолжит разговор и что-нибудь скажет. Так оно и вышло.

– Скажите, вы любите стихи Пегасика? – спросила она вдруг.

Знайка растерялся. Стихи он, по правде говоря, не очень любил. Он читал умные и полезные, с его точки зрения, книги. Таких книг у него дома была целая библиотека.

– Что же вы молчите? – настаивала Огонёк. – Ведь вы наверняка не читали стихи Пегасика, так имейте смелость признаться!

Знайка был вынужден признаться, что стихов не читал.

– А хотите, я вам немножко почитаю?

И Огонёк, глядя куда-то вдаль, принялась читать нараспев, как это принято у поэтов, стихи:

Заря над морем загоралась,

Гулял по листьям ветерок,

Вчера о чем-то мне мечталось,

А завтра снова мне в дорогу…

Она замолчала и испытующе посмотрела на Знайку.

– Как вам понравились стихи?

– Да, конечно. Это замечательные стихи, – поспешил заверить её Знайка.

– А вам не показалось, что рифма «ветерок – в дорогу» слегка небрежна?

22
{"b":"13237","o":1}