ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не успел он договорить, как перед глазами путешественников вырос остров. Он словно возник ниоткуда в одно мгновение. Он был такой огромный и находился так близко, что все ахнули и отпрянули.

Остров имел конусообразную вулканическую форму. Подножие его раскинулось далеко вширь, а вершина терялась в поднебесье.

Окаймленный белой полосой прибоя берег в восточной части был пологий и песчаный. В западной – отвесный и скалистый. Сама гора примерно до середины была совершенно зелёная от растительности, но ближе к вершине состояла из голого камня.

Величие и внезапность появления этой громады потрясли коротышек. Они стояли безмолвные и растерянные.

– Стоп машина! – опомнился Винтик. – Что за ерунда такая! Откуда он взялся?

– Я слышала, – робко подала голос Кнопочка, – что бывает такое явление, которое называется мираж. Это когда над пустыней или над морем возникает видимость чего-то такого, чего на самом деле там нет.

– Да, да, – авторитетно подтвердил Незнайка. – Над морем это называется «летучий голландец».

– Да бросьте вы, – сказал Винтик. – Я скорее поверю, что мираж – это мы сами. Но, если хотите, это несложно проверить.

Винтик скомандовал «задний ход» и пояснил свою мысль:

– Если это на самом деле мираж, то он, точно так же как эхо, должен появляться на одном и том же месте. Сейчас мы…

Не успел он договорить, как остров снова исчез.

До самого горизонта простиралась водная поверхность океана.

– Стоп машина! – крикнул Винтик. – Самый малый вперёд!

Судно плавно, едва заметно, двинулось вперёд…

И остров появился.

Он был так близко, что можно было различить желтеющие под кронами пальм гроздья бананов.

– Ну как, опять мираж? – сказал Винтик. – А вы когда-нибудь видели возле миража чаек? Чайки всегда летают вблизи от суши – в поисках пищи. Они что, по-вашему, оптическими иллюзиями питаются?

Винтик дал самый малый назад и заглушил мотор. Судно пошло по инерции – так медленно, что казалось, будто оно вообще стоит на месте. И тут произошло совершенно необъяснимое: когда корпус вернулся в «критическую точку», все находившиеся в рубке заметили, что вслед за островом нос судна тоже на какое-то время исчез и затем вновь вырос.

– Понял! – крикнул Винтик. – Всё понял! Оптический барьер! Тонкий, как мыльный пузырь, защитный слой делает остров невидимым! Вот почему его нет на современных картах. А в момент прохождения через этот слой делаются невидимыми предметы, находящиеся от нас в двух шагах!..

В то время как все стояли молча, силясь понять то, что сказал Винтик, в коридоре на полу сидел Пончик и бессмысленно тряс головой, как конь, отгоняющий мух. До этого он всё утро лежал в койке, глядя в потолок и прокручивая в голове две-три простые и не очень приятные мысли. Когда же «Стрекоза» начала выписывать фигуры с передним и задним ходом, Пончик встревожился, не произошла ли авария и не пора ли спасаться с корабля на катере или вплавь. Он надел второй спасательный жилет, вышел в коридор и двинулся по направлению к капитанской рубке. Поскольку Пончик занимал одну из последних кают, перед ним открывалась перспектива длинного коридора. Когда же «Стрекоза» начала плавно пересекать оптический барьер, Пончик увидел, как всё исчезло и перед ним, вместо устеленного ковровой дорожкой коридора, возникла морская бездна. Затем в течение нескольких секунд коридор вновь плавно «вырос», а Пончик осел на пол и лишился чувств.

После нескольких таких экспериментов Винтик вывел «Стрекозу» за оптический барьер в поле зрения острова и бросил якорь. Путешественники собрались в кают-компании для принятия решения. Подобранного в коридоре Пончика похлопали по щекам, дали попить водички и усадили в кресло, полагая, что у него продолжаются припадки лунной болезни.

– Ничего, ничего, я тут посижу… – слабым голосом лепетал Пончик. – Ничего, это пройдёт… голова закружилась…

Первыми взяли слово Перчик и Кренделёк. Прежде всего они нарисовали план острова так, как они себе его представляли. На изображении остров был почти совершенно круглый с высокой конусообразной горой посередине. В южной части имелся причал, который отсюда был хорошо виден. От причала вверх по склону шла дорожка к каменоломне и подземной фабрике. Налево от перекрестка находилась бамбуковая хижина, в которой ночевали пленники.

Ничего этого со «Стрекозы» не было видно из-за густой и высокой растительности.

Западная часть побережья представляла собой высокие отвесные скалы. Перчик и Кренделёк прятались там в одной из многочисленных пещер. Там они сооружали свой плот, делая редкие вылазки за строительным материалом: сучками от поваленных ветром деревьев и сухими стебельками трав. Они обрабатывали сучья острыми осколками камней и перевязывали вымоченными в морской воде стебельками. Высохнув на солнце, травинки сокращались, крепко-накрепко стягивая между собой сучки. А эти сучки были для маленьких коротышек настоящими брёвнами.

Плот, по их словам, получился большой, крепкий и надёжный. Причиной же катастрофы явилось то, что огромная волна со всего маху ударила его о торчащий из воды камень. Перчик и Кренделёк едва не захлебнулись, но, по счастью, ухватились за один из обломков. После этого их долго швыряло по волнам вверх-вниз и из стороны в сторону.

Что касалось северной части острова, то беглецы не имели ни малейшего понятия о его устройстве.

Винтик предложил обойти остров по окружности вдоль побережья и рассмотреть его таким образом со всех сторон. А поскольку теперь может произойти всякое (при этих словах Пончик вздрогнул), то он на всякий случай поместит рацию в специальный непромокаемый и непробиваемый «чёрный ящик», который при любых обстоятельствах будет продолжать посылать в эфир сигналы «СОС» с точно известными теперь координатами острова.

Раскинув солнечные батареи, «Стрекоза» двинулась в обход, а все пассажиры собрались на верхней палубе.

Западная скалистая часть берега была, как сыр, изъедена пещерами. Их было так много, что беглецы затруднялись ответить, где же именно они прятались и собирали свой плот.

Остальная видимая часть острова, который и на самом деле имел почти правильную круглую форму, была сплошь покрыта зелёной растительностью. В одном месте из зарослей вился тонкий дымок костра, который, скорее всего, разожгли дикари.

Когда судно, сделав полный круг, возвращалось к исходной точке, на склоне горы что-то ослепительно блеснуло. Перчик и Кренделёк пояснили, что это и есть большой хрустальный шар, наблюдающий за работой пленников в котловане.

Посовещавшись, друзья решили дождаться темноты и завести «Стрекозу» в одну из укромных бухточек западного побережья. Встать там на якорь и с рассветом произвести разведку в расположение неприятеля.

Глава двадцать восьмая

ВДРЕБЕЗГИ

Излишне говорить, что решение о высадке чрезвычайно встревожило и озаботило Пончика. «Бежать, бежать, бежать!..» – напряженно стучало у него в висках.

После мучительных раздумий, уже к вечеру, у него созрел нехитрый план побега со «Стрекозы», осуществить который в одиночку он всё-таки боялся.

План заключался в захвате спасательного катера, который имелся в трюме и «выстреливался» при необходимости через специальную дверцу в борту судна на манер торпеды.

Пончик незаметно спустился в трюм, расчехлил катер и внимательно ознакомился с имевшейся там инструкцией. Затем он натаскал в багажное отделение провизии, вернулся в каюту, лёг на койку и крепко задумался. Кого-то из пассажиров «Стрекозы» ему было необходимо склонить к побегу.

После безоговорочного отсева Винтика, малышек, беглецов, а также Незнайки как слишком одиозной и опасной во всех отношениях фигуры Пончик сосредоточил свое внимание на кандидатуре Пачкули Пёстренького.

Пёстренький, так же как и Незнайка, был в свое время обижен руководством нынешней экспедиции. Пёстренький был спокоен, невозмутим и покладист. Единственным видимым препятствием для экстренного сближения с ним был Незнайка. И это препятствие до наступления темноты следовало разрушить.

29
{"b":"13237","o":1}