ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ещё малышек с собой берут, – шипел Незнайка, – в морское плаванье. А если буря? А если пираты? Они же там сразу рёв поднимут: «Ах, я медузу боюсь! Ах, я платье промочила!..»

Пёстренький в ответ презрительно сплевывал, и они, пересыпая ядовитые замечания солёными словечками, продолжали топтаться возле строительной площадки.

А «Стрекоза» тем временем была уже почти на плаву. Оставалось только закончить внутреннее благоустройство, провести испытания на воде и загрузить трюмы. Незнайка с каждым днём мрачнел, а невозмутимый Пачкуля Пёстренький сделался ещё более неразговорчивым.

Однажды Кнопочка, чувствуя себя в какой-то степени виноватой, подошла к Знайке и спросила, нельзя ли всё-таки зачислить их в команду. Она сказала, что было бы слишком жестоко оставить их на берегу и что она даже готова уступить кому-нибудь из них своё место.

На это Знайка резонно ответил, что участвовать в экспедиции он никому не запрещал, что свободных мест ещё навалом и если Незнайка и Пёстренький желают отправиться вместе со всеми, то им достаточно занести свои имена в список.

Обрадовавшись, Кнопочка тотчас побежала разыскивать приятелей. Стоит ли говорить, что дело кончилось общим примирением и участие их в экспедиции стало решённым.

После того как были проведены успешные испытания «Стрекозы» на воде, Знайка торжественно объявил день отплытия.

* * *

И вот однажды, солнечным погожим утром, весь Цветочный город приготовился провожать в плаванье отважных путешественников.

Незнайка в этот день проснулся раньше всех, сделал гимнастику, чего за ним никогда не водилось, умылся, почистил шляпу, сел на крылечке и стал дожидаться, когда солнце покажется из-за верхушек деревьев.

Но поскольку время тянулось чрезвычайно медленно, он зашёл в дом и в нетерпении стал прохаживаться туда-сюда, что-то тихонько насвистывая и даже слегка пританцовывая. Через приоткрытую дверь он увидел на кровати спящего Пончика.

Пончик был единственным из шестнадцати живущих в доме малышей, кто не записался в экспедицию. Ссылаясь на своё расшатанное болезнью здоровье он принял решение остаться, чтобы каким-нибудь внезапным приступом не отравить отдых другим путешественникам.

Придя к какому-то важному решению, Незнайка зашёл в комнату, где спал лёгкий на подъём Торопыжка, и принялся его тихонько будить.

В назначенное время участники экспедиции собрались на палубе «Стрекозы». Знайка сказал прощальную речь столпившимся на берегу жителям Цветочного города:

– Прощайте, братцы! Мы попутешествуем недельки две и вернёмся. За нас не беспокойтесь!

Поднялся якорь, забурлил водомётный клапан, и через несколько минут судно скрылось за излучиной Огурцовой реки.

Глава третья

НЕПРЕДУСМОТРЕННЫЙ ПАССАЖИР

Так как Пончика никто не разбудил, он продолжал безмятежно спать с приятным ощущением того, что ему не надо рано вставать и отправляться в какое-то ещё путешествие, снова подвергая себя опасностям и невзгодам.

Ему снилось, что коротышки Цветочного города выбрали его главным дегустатором и в его обязанности теперь входит пробовать все завтраки, обеды и ужины, которые варятся на улице Колокольчиков.

Пончик полулежит в удобном парусиновом кресле, а к нему стоит длинная очередь коротышек с авоськами, мисками и котелками, над которыми витают соблазнительнейшие запахи.

Он без устали пробует супы, каши, пироги, кисели и компоты, с важностью отпуская замечания типа «сойдет», «масла добавить», «в другой раз изюму не жалей»… Коротышки один за другим благодарят его и отходят.

Но вдруг появляется Незнайка и заявляет, что надо лететь на Марс и пробовать сухие колючки, которые употребляют в пищу местные жители.

Пончик в испуге машет руками, но Незнайка и другие коротышки вдруг набрасываются на него, связывают верёвками и тащат в космическую ракету.

Ракета стартует, и появляются противные зелёные существа, которые начинают пихать ему в рот сухой репейник. Пончик силится разорвать верёвки и делает несколько судорожных движений, от чего ракета теряет управление и начинает падать.

Тут Пончик закричал и проснулся.

Он лежал на полу, запутавшись в шерстяном одеяле, угол которого забился в рот и противно кололся.

Отплевавшись, Пончик осмотрелся вокруг и ничего не понял. Он увидел тесное помещение с иллюминатором, привинченным к полу столиком и двумя откидными кроватями. В первое мгновение он вообразил, что на самом деле находится в космической ракете. Ощутив, однако, легкое покачивание, он поднялся и выглянул в иллюминатор. Мимо него проплывали незнакомые берега, а за бортом плескалась вода. Пончик бессильно опустился на койку.

– Вот тебе и весь сказ… – пробормотал он, бессмысленно глядя перед собой.

Возможно, некоторые догадались, что всё случившееся с Пончиком было подстроено Незнайкой, который простодушно хотел устроить другу приятный сюрприз. Пока все спали, он разбудил Торопыжку и рассказал ему о своей затее. Но поскольку Пончик был очень тяжёлым, пришлось будить ещё Авоську и Небоську. Крепко взявшись вчетвером за уголки матраса, они благополучно перенесли спящего на «Стрекозу» и уложили на койку в одной из свободных кают.

Из-за того, что мерное покачивание судна и шум двигателя убаюкивали как нельзя лучше, Пончик проснулся только к обеду. А так как он ещё и не завтракал, мысли его приняли совершенно определенное направление – в сторону кухни, или, выражаясь на морском языке, камбуза.

Тем временем путешественники собрались на палубе. Они стояли вдоль перил и с интересом разглядывали незнакомые берега. По ходу движения судна Знайка давал некоторые пояснения:

– Как видите, сейчас судно берет энергию от солнечных батарей. В хорошую погоду энергия будет накапливаться в особых солнечных аккумуляторах.

– А в плохую? – спросил Незнайка. – Без солнца, выходит, на этой штуке далеко не уплывёшь? Тоже мне изобретатели. Чем солнечные батареи изобретать, лучше бы обыкновенный парус изобрели.

– Видно, что ты бездельничал, пока все работали, – терпеливо объяснял Знайка. – Энергии, накопленной аккумулятором только за один час, хватит на целый день пути. И парус на судне тоже имеется. Только по реке под парусом ходить незачем. Вот выйдем в море, там и парус поднимем.

– Скажите, пожалуйста, – поинтересовался Сахарин Сахаринович Сиропчик, – это правда, что вода в море солёная, то есть совершенно непригодная для употребления ни в обычном, ни в газированном виде?

– Совершенная правда, – подтвердил Знайка. – Однако в этом нет ничего опасного. Купаться и плавать в морской воде можно совершенно спокойно, а для опреснения имеется специальная опреснительная установка системы Винтика и Шпунтика. В сущности, это особый фильтр, мембрана которого свободно пропускает молекулы воды, но задерживает посторонние примеси, в том числе и морскую соль.

– Выходит, что воды у нас будет целое море?.. – удовлетворенно отметил Сиропчик.

– А на море будет шторм или девятый вал? – поинтересовался художник Тюбик, который мечтал написать масляными красками морской пейзаж.

Но в это время вахтенный матрос Шпунтик подал сигнал к обеду, и все спустились в кают-компанию. Однако первый обед на судне вышел, как говорится, комом.

Дежурный по кухне Растеряйка, который тоже выходил на палубу на палубу послушать, стоял теперь в дверях камбуза, застыв на месте, словно обнаружив там змею. Из-за его спины коротышки увидели одетого в полосатую пижаму Пончика. Он уже умял почти до дна кастрюлю грибного супа и теперь приканчивал тридцатую порцию блинчиков.

Потеряв от долгого сна ориентацию во времени и сильно проголодавшись, Пончик вообразил, что все пассажиры на судне уже пообедали. И тогда он решил подкрепиться на камбузе без посторонней помощи. Довольно быстро отыскав нужное помещение по запаху, он принялся методично уничтожать суп и блинчики с творогом, пока за этим занятием его не застал дежурный по кухне.

3
{"b":"13237","o":1}