ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь этот вопрос уже не требовал ответа.

У Пончика было ощущение, подобное тому, как если бы он сорвался с самой высокой скалы и стремительно падал в самое глубокое ущелье…

– Но зачем?! – воскликнула Кроха после всеобщего тягостного молчания. – Ведь, испортив корабль, он подвергал себя такой же опасности, как и всех остальных!

– А это уже вопрос номер два, – сказал Винтик. – Почему в катере сразу после аварии оказался горячий термос и гора свежей провизии?..

Чайка отрывисто крикнула, спланировав в бреющем полёте. Пончика передёрнуло так, что дрожь прошла по всему борту.

– А то, что при ударе он самопроизвольно выстрелился, говорит о том, что катапультирующее устройство было снято с предохранителя. То есть, кто-то из пассажиров готовился сбежать на этом катере раньше, чем на судне обнаружится неисправность… И кто бы это мог быть?

Это был ещё один вопрос, не требовавший ответа.

Некоторое время коротышки молчали, потрясённые услышанным. С кормы доносились всхлипывания, это плакал Пончик.

– Простите, но мне непонятно, – снова подала голос Кроха. – Здесь нет логики. Для того чтобы сбежать на катере, вовсе не обязательно ломать "Стрекозу"!

– Логику проследить нетрудно, – возразил Винтик. – После того как диверсия, по мнению злоумышленника, не удалась (он теперь называл Пончика не иначе как злоумышленником), и судно продолжало двигаться к острову, он решился бежать на катере.

– А зачем вообще было ломать что-то на "Стрекозе"? – высказала своё недоумение Кнопочка.

– По-видимому, злоумышленник надеялся на то, что ремонт судна займёт время, достаточное для того, чтобы сюда успела прибыть ракета со спасательной экспедицией, – пояснил Винтик.

– Тогда понятно, – сказала Кнопочка. – Но мне всё же не верится, что такой жалкий трус мог решиться бежать на катере в одиночку.

– Погодите, – вспомнила Кроха. – Весь вечер перед аварией он о чём-то шептался с этим… Пачкулей Пёстреньким. А ведь они, кажется, раньше никогда не были приятелями?..

– Точно!.. – прошептала Кнопочка. – Они долго о чём-то разговаривали, а потом вместе вышли. Интересно, куда они после этого направились?

Перед коротышками стала вырисовываться вся картина ужасного злодеяния, содеянного Пончиком при возможном участии Пачкули Пёстренького. В полнейшем изумлении все молчали.

– Да! Да! Это все он! – закричал вдруг Пончик истерическим голосом. – Он всегда меня ненавидел! Он угрожал… Я хотел пойти и всё рассказать, но он угрожал!..

– Да кто же?! – воскликнули все хором.

– Как это кто?.. – плаксиво выкрикнул Пончик. – Это он, Незнайка!..

Подобное заявление было совершенно неожиданно и тем более странно, что о Незнайке до сих пор никто вообще не упоминал.

– Да что же тебе Незнайка-то сделал? – сокрушённо покачала головой Кнопочка. – Опять всё врёшь?

– Да, да! – настаивал Пончик, размазывая слёзы по щекам. – Это он испортил все механизмы на корабле! А когда той ночью я его застал за этим ужасным вредительством, он сунул мне в руки отвертку, толкнул на тележку с посудой и убежал.

– Ты ври, да не завирайся! – сказал Винтик. – Где это ты его застал, что он толкнул тебя на тележку?..

– Ах вот как? Я вру? Так спросите у него сами! – потребовал Пончик.

– Почему же ты об этом никому не рассказал?

– Как же я мог рассказать, если он обещал выбросить меня за борт!

Все смотрели на Пончика с недоверчивым изумлением.

– Нет, всё он врет, на Незнайку это совсем не похоже, – уверенно заявила Кнопочка. – Незнайка, конечно, разгильдяй и фантазёр, но на такое он не способен.

– Ах, не способен? – плаксиво закричал Пончик. – А кто притащил меня сюда, то есть на "Стрекозу", воспользовавшись тем, что я во время некоторого облегчения в ходе коварной болезни забылся сном? Кто ещё раньше обманом заманил меня в ракету и запустил на Луну? И на это он тоже не способен?

Как ни крути, это было правдой.

– Прекрати орать сейчас же! – приказал ему Винтик. – От тебя уши болят. Допустим, что Незнайка из каких-то неведомых нам пока соображений испортил систему управления кораблём. Допустим, что он тебе угрожал и ты испугался. Но остаётся ещё катер. Его готовил к плаванию тоже Незнайка?

– Нет, – неожиданно сказал Пончик. – Это не он.

Все посмотрели на него с интересом.

– Это Пёстренький его готовил. Они ведь заодно!..

В голосе Пончика опять появились истерические нотки.

– Ах вот как, ещё и Пёстренький, – недоверчиво протянула Кнопочка. – А о чём ты с ним так долго разговаривал тогда, перед аварией?

– А вот об этом самом. Он пытался склонить меня к побегу. Они с Незнайкой хотели бежать со "Стрекозы" на катере и хотели, чтобы я тоже был с ними заодно.

– Для чего же они хотели бежать?

– Не знаю, испугались, наверное…

Никто, конечно, Пончику не поверил. Не могло быть, чтобы такие отчаянные искатели приключений, как Незнайка и Пёстренький, испугались трудностей. Другое дело, что именно по причине своих склонностей к различным авантюрам они вполне могли попытаться добраться до острова раньше всех. Это еще, с натяжкой, можно было допустить.

– Скажите, Пончик, – негромко и вежливо поинтересовалась Кроха, – а что вы делали в тот вечер, перед ужином, в каюте доктора Пилюлькина?..

Пончик похолодел. К этому вопросу он был не готов. Это был для него очень и очень неприятный сюрприз. До сих пор он находился в полной уверенности, что никто не мог видеть, как он прокрался в каюту Пилюлькина. Он выкрал из докторского чемоданчика снотворные таблетки и за ужином подбросил их Незнайке в чай, поскольку тот мог помешать осуществлению его планов…

– В какой ещё каюте? – грубо огрызнулся Пончик. – Не был я ни в какой каюте, кроме своей собственной.

– А вот и врёте, – возразила Кроха. – Я сама видела, как вы туда прокрались. Я была под лестницей и примеряла спасательный жилет. Там было темно, и вы меня просто не заметили.

– Сама вы врёте! Ничего я не знаю, никуда не ходил!

Это была его ошибка. Поверили, конечно, Крохе. Если бы Пончик был немного сообразительнее, он мог бы сказать, что просто искал для себя таблетку от головной боли. Но он сам загнал себя в угол.

– Теперь я понимаю, – задумчиво сказала Кнопочка, – почему Незнайку ни с того ни с сего сморил сон… Негодяй! Отравитель! – закричала она и бросилась на Пончика с кулаками.

Получив несколько затрещин, Пончик опять заплакал.

– Хватит! – приказал Винтик. – Теперь ясно, что он всё врал.

– Давайте выбросим его за борт, – предложил кто-то ехидным голосом.

И Пончик, окончательно потеряв голову, сдался. Обливаясь слезами, он рассказал всё как было. Он ползал на коленях и молил о пощаде.

– Ладно, на берегу разберёмся, – проворчал Винтик. – Сейчас нам надо самим как-то уцелеть. Если ракета не появится, нас уж ничто не спасёт…

– А есть как хочется… – пожаловалась Кнопочка, – просто, кажется, сейчас в обморок хлопнусь.

Все остальные тоже завздыхали и заохали.

Увы! Затерянным в океане коротышкам оставалось лишь уповать на волю случая.

Постепенно разговоры стихли. Коротышки лежали в креслах, глядя в небо и надеясь на то, что ракета вдруг появится и спасёт их от неминуемой гибели.

Тягостные минуты складывались в часы, но ничего не менялось. Положение становилось всё более угрожающим и мучительным.

Когда тишина в катере затянулась и стала невыносимой, Кренделёк заговорил:

– В одной книжке я читал, что когда потерпевшим кораблекрушение становится нечего есть, то они выбирают кого-нибудь из своих спутников…

Пончик открыл глаза.

– Да, я тоже такое слышал, – отозвался Перчик. – Я даже могу сказать, кого в таких случаях выбирают для цели съедания.

Пончик шевельнулся.

– Ну, кого именно съедают по морским правилам, это всем известно, – сказал Кренделёк. – Съедают… – он выдержал паузу, – самого толстенького!

48
{"b":"13237","o":1}