ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В котловане цирики распределили пиратов по работам – долбить, таскать, крутить. Не имея выбора, они послушно работали, в надежде на то, что сейчас всё разъяснится и их освободят.

Но время шло, а ничего не менялось. Более того, настоящие пленники то и дело норовили дать пиратам тумака или больно пнуть ногой, а шар за медлительность и нерасторопность жалил разбойников направо и налево.

Так, в невыносимых для пиратов мучениях, прошел час, другой, третий… Никаких признаков того, что недоразумение разъяснилось, не было видно.

По жестокой иронии судьбы капитану доставалось больше всех: он был поставлен отдельно от своих – на чёртово колесо. Это колесо считалось здесь самым тяжёлым видом работ, на него попадали новички или провинившиеся. Обливаясь потом и всё ещё не понимая происходящего, капитан волочил по кругу больную ногу. И если бы не регулярно достающиеся ему "стимулирующие" удары хрустального шара, он бы давно уже свалился без чувств.

Что касается директора, то дело обстояло следующим образом.

Ещё ранним утром, когда обнаружилось отсутствие тринадцати коротышек, ему под горячую руку попался Чёрная Борода, который доложил по радиотелефону о прибытии на остров "Медузы". Сорвав на нём первый приступ ярости, директор направился в свою секретную лабораторию, откуда не выходил до полудня. Там он попытался ускорить завершение работ над главным объектом (о нем несколько позже). До "часа икс" оставалось уже не более двух суток… Но роботы-электронщики требовали ещё несколько унций алмазов, без которых закончить объект не представлялось возможным.

Было ясно, что после столь массового бегства работников об ускорении работ в котловане не могло быть и речи. Директор рвал и метал.

Вернувшись из секретной лаборатории, он застал у дверей своего кабинета "Одиннадцатого", "Двенадцатого" и "Тринадцатого", мыслительные способности которых после утренних экспериментов на берегу пришли в совершенное расстройство.

Роботы доложили о том, что господа пираты оказались на деле злонамеренными беглецами, которые теперь благополучно водворены на свои рабочие места. Напоследок они поинтересовались, не прикажет ли хозяин перекрасить всю траву на острове в оранжевый цвет…

Схватившись за голову, директор бросился к экранам слежения и увидел в котловане всю пиратскую шайку. Вид у разбойников был столь жалкий, что даже пленённые ими самими коротышки перестали их обижать.

Тонкие губы директора растянулись в ядовитой усмешке. И, вместо того чтобы отдать распоряжение о немедленном освобождении своих союзников, он с наслаждением влепил капитану Чёрная Борода длинную очередь двойных болевых импульсов.

Глава сорок девятая

СОДЕРЖИМОЕ «МЕДУЗЫ»

Когда вереница плененных роботами пиратов скрылась за поворотом, из-за кустов выскочили… нет, просто вывалились беглецы и наконец-то дали себе волю.

– Ой, держите меня! – хватался за живот Шпунтик. – Вот умора!..

– Ой, не могу! – надрывался Пилюлькин, повалившись на спину и дрыгая ногами в воздухе.

– А этот… в очках… – стонал Сиропчик. – Ошибка, говорит, ошибка!..

Кое-как угомонившись, друзья выбрались на причал и осмотрелись.

Вокруг не было ни души. Ракета всё ещё казалась точкой на горизонте, но эта точка немного увеличилась в размерах и слегка переместилась к югу.

– Если мы сможем вывести "Медузу" в море, – сказал Знайка, – и пойдём наперерез движению ракеты, то менее чем через час окажемся с нею примерно в одном месте. Если, конечно, нам повезёт, и она не изменит направление.

– А люк-то захлопнут! – сообщил Торопыжка, взобравшийся на рубку подводной лодки.

Знайка и Шпунтик озабоченно поспешили к "Медузе".

– Ну как, сможешь? – испытующе спросил Знайка, когда они тщательно осмотрели и ощупали прочный металлический запор крышки люка. – Времени у нас в обрез…

– Без шифра и ключей будет сложно, – деловито пробормотал Шпунтик. – И ломать нельзя. Ладно, сейчас что-нибудь придумаем.

Он стал вынимать из своих многочисленных карманов и раскладывать на шершавой чугунной крышке люка всевозможные инструменты. Он также зачем-то попросил у Пилюлькина его докторскую слуховую трубочку.

Тем временем остальные разглядывали сундук с золотом и драгоценностями, который так и остался стоять на причале.

– И где они набрали столько старья? – высказал недоумение Авоська.

– Что бы ты понимал в искусстве, – возразил Тюбик. – Это очень ценные работы древних мастеров.

– Да, это точно что-то очень древнее, – согласился Сиропчик. – Я видел такие в Солнечном городе, в музее. Интересно, где они все это нашли?

– Известно где, – проворчал Ворчун. – Из музея и слямзили.

– Нет, это не из музея, – не согласился Знайка. – Посмотрите: они все потускнели и покрылись зеленоватым налётом. Скорее всего, это добро со дна моря.

– Откуда же на дне столько драгоценностей? – недоверчиво спросил Пилюлькин.

– Существует научная гипотеза, – начал объяснять Знайка, – что когда-то там, где сейчас море, была суша…

– А там, где мы теперь живем, была вода? – подхватил Авоська.

– Не везде, конечно, – уточнил Знайка. – Но кое-где точно была вода. И вот в некоторых местах на дне моря сохранились целые затопленные города, которые существовали так давно, что толком о них никто ничего не знает. Существует несколько научных гипотез…

Но тут, помешав Знайке развить интересную мысль, крышка люка с лязгом открылась и сидевший верхом на рубке Шпунтик сделал всем широкий приглашающий жест рукой.

Один за другим коротышки юркнули в чрево пиратской подводной лодки. Не теряя времени, Шпунтик завёл мотор, и уже через секунду "Медуза" рванулась с места, набирая скорость и одновременно погружаясь под воду. Когда над поверхностью остался один только перископ, никакая погоня беглецам была уже не страшна. Даже если директор отправит за ними "летающее блюдце".

Вздохнув наконец свободно, коротышки разбрелись по отсекам. Вспомним, что семеро из них – Знайка, Шпунтик, Пилюлькин, Пулька, Торопыжка, Авоська и Небоська – прибыли на остров как раз на этой самой "Медузе", в то время как Тюбик, Гусля, Молчун, Ворчун, Растеряйка и Сиропчик были похищены "летающим блюдцем" ещё на первой стоянке "Стрекозы" и на подводной лодке оказались впервые.

– Фу, как тесно и грязно! – возмущался Гусля. – Сразу видно, что здесь хозяйничали разбойники.

– Да уж, это точно, – подтвердил Тюбик. – Компания здесь заседала колоритная!

– Просто возмутительно! – разорялся Пилюлькин. – Повсюду мусор, объедки, мухи летают!..

Продолжая осмотр, друзья обнаружили на камбузе Сиропчика, который набивал рот сухофруктами.

– Прекрати сейчас же! – закричал на него Пилюлькин. – Ты что, не видишь, здесь повсюду грязь, дизентерия!

Не в состоянии что-либо возразить с набитым ртом, Сиропчик развел руками.

– Сухофрукты надо сварить, – сказал Пилюлькин. – Это что? Целый мешок сухарей. Мы сейчас сварим компот и закусим сухарями.

Пока на камбузе варили компот, в кают-компании делали уборку и воевали с мухами, каждая из которых в сравнении с нормальным коротышкой была чуть ли не с ладонь величиной.

Наконец все расселись за столом и смогли позавтракать.

– Ой, горячо! – обжегся Торопыжка.

– Сухари прямо-таки каменные, – сетовал Ворчун. – Зубы можно переломать.

– А вы делайте, как я, – посоветовал Сиропчик. – Я каждый сухарик окунаю в компотик. Становится не горячо, и жевать удобно.

Послушавшись совета опытного Сиропчика, все принялись макать сухари в компот, и разговоры на время прекратились.

Только наспех перекусив, Знайка побежал в рубку и подменил Шпунтика. Когда же тот вернулся и снова встал за штурвал, Знайка отправился хорошенько осмотреть "Медузу".

52
{"b":"13237","o":1}