ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Чай. Кофе. Фрукты. Сладкое. Соленое. Кислое…

Услышав её голос, Незнайка удивленно поднял глаза.

– Да, да, – пренебрежительно поморщился адмирал. – Дурища из этой же типовой серии. Вот я коротаю здесь с этой… дурой седьмой год. Хоть бы кто-нибудь ей программу поменял, что ли. Да заткнись ты! – прикрикнул он на служанку, которая равнодушно продолжала перечислять всевозможные свойства продуктов и уже добралась до слова «терпкое».

Машина послушно замолкла.

– Кстати, вы случайно не программисты? – поинтересовался адмирал без особой надежды в голосе. (Друзья отрицательно помотали головами.) – Ну, я так и думал. Ладно, как-нибудь переживу ещё пару дней… Так что вам подать?

– Ну, может быть, чаю?.. – сказал Незнайка из вежливости.

Пёстренький кивнул в знак согласия. Они сидели в мокрой одежде и подогреться изнутри сейчас бы не помешало.

– Что стоишь, дура! – гаркнул Прибамбас. – Слышала, что эти господа просят чаю?..

Механическая служанка поспешно удалилась, а хозяин извиняющимся тоном обратился к своим гостям:

– Вы извините, что я при вас… Уже привык. Здесь ведь больше и поговорить-то не с кем. Вот так и живём. Обиделась бы хоть раз, я не знаю, скандал закатила, что ли… Иногда кажется, вот-вот с ума сойду.

Служанка принесла чай, вазочки с печеньем и конфетами.

– И что же, вы тут совсем один? – поинтересовался Незнайка для разговора, прихлебывая горячий чай.

– Вообразите, совсем один! Сижу тут уже без малого семь лет, один как сыч.

– А вы, простите, откуда к нам прилетели?

– Ну, не то чтобы прилетели… Это мы сюда, как бы сказать, телетранспортировались.

– А-а… – понимающе протянул Незнайка. – И, значит, вот так уже семь лет…

– Вот так.

Помолчали. Гости не знали, о чем спрашивать, потому что не понимали ровным счетом ничего. Хозяин же, казалось, испытывал какие-то внутренние колебания. Из задумчивости адмирала вывел Пёстренький, который попросил налить ещё чашечку. Тот оживился и хлопнул в ладоши.

Всем принесли ещё чаю, и разговор возобновился.

– Что же, у вас и связи нет со своими? – поинтересовался Незнайка.

– Это с кем?

– Ну, откуда вы прилетели.

– Да какая может быть связь… Такой связи еще не придумали.

– Неужели так далеко?

Адмирал посмотрел на гостя непонимающе:

– Вы это в каком смысле?

– Ну, планета ваша от Земли далеко?

Адмирал наконец понял, о чем идет речь, и весело рассмеялся:

– Да уж, это, наверное, далеко! Очень отсюда далеко!..

Незнайка разозлился. Выглядело так, будто он сказал глупость и теперь собеседник над ним смеется.

– Послушайте! Да объясните наконец, в чём дело! – воскликнул он с обидой в голосе. – Откуда вы здесь взялись со своими роботами и что здесь вообще происходит?!

– Хорошо, хорошо, голубчик, не кипятитесь. Всему своё время. А что касается роботов, то они давно уже не мои. Насчёт роботов вы у Курносика полюбопытствуйте. Мне, думаете, нужны эти роботы? От этих роботов надо теперь подальше держаться. А кстати, кто это «Седьмого» и «Девятого» перепрограммировал?

Незнайка догадался, что речь идет о «Бобике» и «Трезоре».

– Это Винтик постарался. Он у нас самый лучший электронщик.

– Отличная работа. Как это они… – Прибамбас сделал несколько неловких боксёрских движений. – Если у вас такие умельцы, то мы здесь живо наведём порядок. Нам, главное, за два дня управиться; тогда, может, все и обойдется… Вы буквально вселяете в меня надежду! А этот Курносик будет работать у меня уборщицей. Эй, Матрёшка! – окликнул он служанку. – Скоро Курносик у тебя младшим помощником будет, хочешь?

– Не следует так говорить о господине Курносике, – укоризненно задребезжала «Матрёшка». – Он занимает ответственную должность и имеет многочисленные…

– Пшла вон! – отрывисто гаркнул Прибамбас, и «Матрёшка», прервавшись на полуслове, испарилась.

– Простите, а кто это такой – Курносик? – поинтересовался Незнайка, начиная смутно о чем-то догадываться. – Это не его случайно называют здесь директором?

– ЗДЕСЬ его называют тупоголовым недоумком. Директор!.. Единственное, на что хватило ума этому директору, так это на то, чтобы превратить свой куриный мозг в груду металлолома.

– Как же это? Разве он… не коротышка? – удивился Незнайка.

Адмирал Прибамбас, хитро прищурясь, посмотрел на двух приятелей. Простодушные физиономии Незнайки и Пёстренького располагали к откровенности. И, придвинув к себе вазу с засахаренными орешками, он начал понемногу приоткрывать завесу над тайной острова Голубой Звезды.

Глава пятьдесят четвертая

МНОГОЕ ПРОЯСНЯЕТСЯ

– Инженер Курносик был главным и единственным специалистом-робототехником на «Волчке», – начал свой рассказ Прибамбас. – Коротышка он был так себе, не очень. Хвастлив, заносчив. Но дело свое знал, работал много и увлечённо. Беспокойный был коротышка, всё время норовил выпрыгнуть из собственных штанов… М-да… Так вот, получаем мы приказ перебросить пятнадцать душ трудоголиков и пятнадцать душ голодранцев на Землю по программе Созидания Будущего.

– Простите, – вмешался Незнайка, – а кто это такие – трудоголики и голодранцы? И ещё дальше вы что-то непонятное сказали…

– Да?.. – почесал бороду адмирал. – Ну, трудоголики – это… Нет, знаете, я про это отдельно расскажу, иначе сам запутаюсь. Я вам про Курносика рассказываю? Вот и слушайте, а вопросы будете после задавать. Так вот… Я, стало быть, с самого начала не очень-то хотел этого Курносика брать на корабль. Весь экипаж – двое коротышек: командир да инженер. На первом этаже – роботы с арестантами. С роботами, сами понимаете, особенно не поговоришь. А с арестантами разговаривать вообще запрещено. Но мне его на Колобке главный инженер навязал. Это, говорит, наш лучший специалист. Гордость, говорит, робототехники. Я, говорит, в таком ответственном деле никому другому не доверяю. А Курносику это он, значит, доверял.

Ну, приказ есть приказ. У нас приказы не обсуждают.

Да и сам Курносик этот, как мне показалось, за последнее время вроде как сильно изменился. Спокойнее стал, что ли… Я тогда ещё не знал, что это в нём за перемены происходят.

Ну, погрузились на «Волчок».

Старт.

Четыре минуты телетранспортируемся.

Вот она, Солнечная система, всё верно, всё чин чинарём.

Летим на Землю.

У нас тут, на этом острове («23111908-Н» по Звёздному каталогу), давно местечко насижено.

Лететь в космосе – не телетранспортироваться. Времени нужно месяц, да горючего для посадки тыщу вёдер.

Летим, значит, скучаем.

Вернее, это я скучаю. А Курносик всё в лаборатории запирается, что-то там колдует. Со мною почти не разговаривает, обедать не выходит. Ну, думаю, коротышка научными проблемами увлечён, не буду ему мешать.

Подлетаем, выходим на орбиту, я сажаю корабль на остров, точно в эту дыру, в кратер то есть. Работа, доложу я вам, точная, ювелирная! После такой работы устал как собака. Сижу здесь в статоре. Ноги вытянул, голову откинул, глаза прикрыл.

Слышу – кто-то входит. Открыл глаза и вижу Курносика с двумя роботами по бокам. Вид у него какой-то странный – солнцезащитные очки нацепил, пиджак какой-то серебристый, блестящий…

Я ему говорю: «Ты куда это вырядился, клоун?»

А он мне не своим голосом: «Сидите на месте и не двигайтесь».

Я вскочил было, но меня тут же роботы скрутили, усадили и встали позади кресла. Вроде как стерегут, чтобы я не убежал.

В это время все арестанты с «Волчка» и дали дёру.

Я ему говорю: «Ты что, идиот, сбрендил? Нюх потерял? На кого покусился, сволочь!»

А он в какой-то несвойственной ему манере говорит: «Рекомендую вам меня выслушать. Вполне вероятно, что такой возможности вам в дальнейшем не представится».

Я думаю: «Точно, спятил. Лучше его сейчас не раздражать, после разберемся…»

Этот псих продолжает: «Прежде всего убедительно прошу вас никогда более не именовать меня этим нелепым прозвищем, каковое мне было присвоено в связи с явной и, вероятнее всего, злонамеренной ошибкой. (Это, значит, ему имя Курносик не нравится.) В противном случае по отношению к вам будут приняты адекватные и, уверяю вас, достаточно жестокие меры».

57
{"b":"13237","o":1}