ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Работали с твёрдыми сплавами? – не здороваясь, сказал Курносик.

Буравчик демонстративно отвернулся, последовало минутное молчание.

Затем Курносик решил повести себя круто. Он изо всех сил ударил кулаком по столу и закричал:

– Как стоишь, негодяй!!!

Однако на слове «негодяй» голос у него сорвался, выдав фальшивую высокую ноту, а затем его стал душить кашель. В кабинет, в волнении подавшись вперед, на полусогнутых ногах вбежал «Шестой» с походной аптечкой. Курносик в раздражении сделал ему отмашку рукой, и тот немедленно исчез за дверью.

Буравчик продолжал стоять сложив руки на груди, как будто происходящее вокруг его ни в малейшей степени не касается.

– Повторяю вопрос, – слабым голосом, но с расстановкой произнес директор. – Имеете ли вы практику работы с твёрдыми сплавами?

Последовала отвратительная пауза.

У Курносика возникло ощущение, что он разговаривает сам с собой.

– Хорошо, давай так, – неожиданно согласился Буравчик. – Я отвечаю на твои вопросы, а ты отвечаешь на мои. Мой вопрос – твой ответ, потом твой вопрос – мой ответ. Годится?

От такой наглости мысли у Курносика стали путаться. С изумлением он молча смотрел на Буравчика. Усилием воли он дал себе приказ успокоиться и переадресовал вопрос своему мозговому компьютеру. Чуждый таких понятий, как раздражение, гордость или самолюбие, компьютер выдал команду «продолжать разговор на условиях собеседника».

«Если этот наглец что-нибудь и выведает, – подумал Курносик, – мне от этого хуже не будет. Скорее всего, разговорить его другим способом не удастся. А под пыткой такой коротышка станет еще упрямее».

– Задавайте ваш вопрос, – сказал Курносик.

«Хм… – подумал про себя Буравчик, – он не такой дурак…» А вслух сказал:

– Ну тогда объясните, в конце концов, что за дурацкая чепуха происходит на этом острове?

– Это не вопрос, а тема для разговора, – возразил директор. – Задавайте вопросы, на которые можно дать односложный ответ.

– В смысле – только «да» или «нет»?

– Ну, не так категорично.

– Хорошо. – Буравчик переменил позу, засунув руки в карманы и повернувшись лицом к собеседнику. – Вот мой первый вопрос. Почему ваши друзья-разбойники оказались сегодня в котловане?

Директор удивлённо вскинул брови.

– Вас это действительно интересует?.. Хорошо, я отвечу. Несколько моих роботов получили информационный вирус и доставили их в котлован по ошибке, вместо беглых пленников. Теперь мой вопрос. Вы работали с твёрдыми сплавами?

Игра в кошки-мышки началась.

Б у р а в ч и к. Работал. Так, значит, побег удался?

Д и р е к т о р. Побег удался. Существуют ли, на ваш взгляд, материалы, которые невозможно разрушить?

Б у р а в ч и к. Если это физическая материя, то не существуют. Где же они сейчас?

Д и р е к т о р. Не знаю, полагаю, что утонули. Каким способом вы бы попытались разрушить самую прочную в мире поверхность?

Б у р а в ч и к. Я бы её распилил. Почему вы считаете, что они утонули?

Д и р е к т о р. Они связали никуда не годный плот. Какой материал вы бы использовали для распилки поверхности?

Б у р а в ч и к. Любой материал. Как вы могли видеть плот?

Д и р е к т о р. Заглянул в блок памяти роботов, которых им удалось заразить вирусом. В чём же смысл?

Б у р а в ч и к. В скорости вращения. Даже бумажный диск при достаточной скорости вращения перепиливает довольно твёрдые материалы…

Буравчик не успел задать свой вопрос, потому что директор ударил кулаком по столу и воскликнул:

– Ну конечно! Всё дело в скорости! Следовало всего-навсего изменить форму сверла, превратив его в дискообразную пилу, и увеличить число оборотов до необходимого значения! Я же ошибочно делал ставку на силу давления и твердость наконечника сверла… Отлично, теперь я знаю, что мне делать!

Курносик так обрадовался кажущемуся быстрому решению проблемы, что позволил себе вслух эти невыдержанные восклицания. Спохватившись и вновь взяв себя под контроль электронного мозга, он сказал сурово:

– Будешь на меня работать?

Теперь Буравчик пожалел, что так быстро продал свою идею. Он не знал, что именно и с какой целью будет пилить директор, но было ясно, что он сейчас оказал своему противнику неоценимую услугу. У Буравчика возникло непреодолимое желание схватить этого никчемного коротышку за горло и вытрясти из него весь дух.

Убедившись, что поблизости нет роботов, он шагнул к столу, не сводя с директора горящего взгляда и высвобождая руки из карманов…

– Сейчас, сейчас, договоримся… – шептал он кровожадно, как бы опасаясь спугнуть добычу.

Директор всё понял, по лицу его пробежала волна страха. Он потянулся к вмонтированной в стол кнопке и…

В ту же секунду Буравчик потерял опору под ногами и полетел куда-то в кромешную тьму…

Ведомые возвратной пружиной, створки расположенной в полу дверцы захлопнулись и, точно совместившись с рисунком, стали вновь совершенно незаметны.

Директор достал платок и вытер взмокшее от волнения лицо. Хотя всё закончилось вполне благополучно, удовлетворения он не чувствовал.

– Шестой! – выкрикнул он отрывисто.

В кабинет вбежал «Шестой». Не увидев Буравчика, он плавно повернул голову на триста шестьдесят градусов. После этого он решил, что хозяин запер пленника в письменный стол.

– Приведи теперь сюда эту… изобретательницу, – распорядился Курносик. – Номер один дробь четыре. Стой! Сам не ходи, пошли Четвёртого. А ты отправляйся в слесарный цех, пусть подготовят там всё для работы. Я скоро подойду.

«Шестой» послал в ответ несколько восторженных воздушных поцелуев и выбежал за дверь.

Глава пятьдесят девятая

В ЗАПАДНЕ

Во время падения Буравчик здорово ушибся и первое время даже не мог понять, что такое с ним произошло. Потом он всё вспомнил и тщательно себя ощупал – нет ли каких-нибудь серьёзных повреждений.

Убедившись, что руки и ноги целы, он принялся тереть глаза и таращиться в темноту, силясь что-нибудь разглядеть. Однако вокруг было так темно, что эти старания ни к чему не привели. Тогда Буравчик встал на четвереньки и, ощупывая перед собой каждую неровность, начал осторожно продвигаться вперёд, одновременно прислушиваясь и принюхиваясь.

Сверху из кабинета еле-еле доносились какие-то голоса. Пахло плесенью и сыростью.

Долго ползти не пришлось, он почти сразу уперся в стену. Буравчик поднялся и стал осторожно передвигаться на ощупь по стенке. Ему потребовалось немного времени для того, чтобы убедиться, что дно каменного колодца, в котором он находился, имеет такую же квадратную форму, как и предательская дверца над его головой. О высоте или, точнее, глубине колодца можно было судить только по размерам синяков и ссадин, которые, в свою очередь, в темноте можно было оценить лишь на ощупь.

Буравчик задрал голову и стал внимательно вглядываться вверх, силясь разглядеть хотя бы просветы контура единственного выхода из этой ужасной западни. Но и там, наверху, было так темно, что у бедняги закружилась голова и ему пришлось опереться рукой о холодную шершавую стену.

Он замер, продолжая вглядываться вверх, и до его слуха донеслись едва различимые звуки голосов, один из которых был довольно пискляв и принадлежал, по всей видимости, малышке. Затем послышался сдавленный крик, удар – и створки люка раскрылись, мгновенно ослепив Буравчика ярким светом.

Быстрее, чем мысль, сработал рефлекс: Буравчик выставил руки вперед и согнул ноги в коленях.

Рухнувший из люка коротышка, по счастью, оказался совсем не тяжёлым, его удалось удержать на руках, хотя высота была довольно приличной. Коротышка продолжал что-то пискляво кричать и трепыхаться, так что пришлось выпустить его из рук.

Оказавшись на каменном полу, он тут же замолк, и молчание длилось до тех пор, пока Буравчик первым не подал голос:

– Пожалуйста, не волнуйтесь. Я ваш товарищ, такой же пленник. Меня зовут Буравчик. Мы, должно быть, знакомы?..

63
{"b":"13237","o":1}