ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На этот раз молчание было недолгим:

– А, это вы… Я сейчас, извините… Немножко не по себе.

– Как вас зовут?

– Ах да, конечно… Вы меня не узнали? Я Клюковка. То есть Огонёк…

Буравчик, разумеется, был с ней хорошо знаком. Он знал, что эта малышка чрезвычайно умна и изобретательна. К тому же Знайка, приготовляясь к побегу, посоветовал ему ничего не предпринимать без предварительного согласования с «ученой коллегой», о которой в последнее время отзывался исключительно в превосходных тонах.

«Вот это сюрприз! – подумал Буравчик. – Вот теперь, когда нас тут двое, мы точно не пропадём!»

– Негодяй! – продолжала тем временем кипятиться Огонёк. – Какой негодяй… Ну ничего, он это надолго запомнит…

Буравчик молчал, деликатно выжидая, когда она успокоится и сама расскажет о том, что произошло наверху.

Так оно и вышло.

Повозмущавшись вдоволь и вытерев платочком глаза, Клюковка рассказала обо всём, что случилось в директорском кабинете.

Итак, представ в свою очередь перед директором, Огонёк захотела первым делом выяснить, не является ли он сам механическим роботом. Она вела разговор, пристально вглядываясь ему в лицо и расставляя хитроумнейшие психологические ловушки, но так ничего и не поняла. Или это был выдающихся способностей коротышка, или какой-то сверхсложный компьютер, способный улавливать все оттенки разговора…

Заинтригованная и сгорающая от любопытства Огонёк решила во что бы то ни стало приблизиться к директору вплотную.

Разговор в это время крутился вокруг темы о возможности разрушения сверхпрочных материалов.

– Вот, скажем, на столе у вас лежит деревянная колотушка, – говорила она для отвода глаз, шаг за шагом приближаясь к письменному столу. – Для чего она?

– Это киянка для измельчения проб хрупких пород, – отвечал Курносик, не замечая манёвра пленницы.

– А известно ли вам, что при определённых условиях даже этой деревянной колотушкой можно пробить любую поверхность, какой бы прочностью она ни обладала?

– Вот как? И какие же для этого нужны условия?

Тем временем Огонёк приблизилась вплотную и, перегнувшись через стол, со словами «а вот какие!» из всех сил дернула Курносика за верхнюю губу. Тот взвыл от боли.

Губа оказалась настоящая, но в этот момент Клюковка заметила у него за ухом гнездо для электрического штекера.

Не раздумывая, она схватила со стола деревянную колотушку и, размахнувшись, треснула ею Курносика по голове.

Отступив назад, она стала пристально следить за его реакцией.

Из последних сил Курносик нажал кнопку люка и тут же, с глухим дребезгом сломанного будильника, уронил голову на стол. А пленница, потеряв почву под ногами, ухнула прямо на руки подоспевшего вовремя Буравчика.

Некоторое время Буравчик с изумлением смотрел на Клюковку или, что вернее, пялил глаза в темноту.

– Какая вы… – проговорил он наконец. – Какая вы решительная!

– Ну, это ещё что, – небрежно отозвалась малышка. – Однажды я отдубасила трёх хулиганов, которые пытались отобрать у меня сушёную грушу. Я так надавала им этой грушей, что одному пришлось бинтовать лицо, а второго увезли лечить в больницу.

Не поняв толком, сколько же всё-таки было хулиганов, Буравчик промолчал, а Огонёк встала, отряхнулась и сказала:

– Кстати, я вам очень благодарна. Ведь я могла здорово расшибиться. Надеюсь, мы будем друзьями.

Они нащупали в темноте и потрясли друг другу руки.

– Вы уже успели осмотреть этот подвал? – поинтересовалась Огонёк и, получив утвердительный ответ, предложила простучать стены. – Где-то здесь валяется колотушка, – сказала она. – Пошарьте хорошенько вокруг себя.

Буравчик быстро нащупал увесистую деревянную колотушку и принялся простукивать стены.

Увы! Толстые, выложенные камнем стены отзывались повсюду одинаково глухо и безнадёжно.

– Попробуйте выше, – посоветовала Огонёк. – Не может быть, чтобы здесь не было никаких коммуникаций.

Буравчик послушно простучал стены так высоко, как только мог дотянуться. Никаких результатов!

– Дайте-ка я залезу к вам на плечи…

Буравчик смиренно нагнулся и позволил малышке вскарабкаться себе на плечи. Впрочем, она оказалась совсем легонькой.

– Давайте сюда колотушку. А теперь медленно передвигайтесь.

И Огонёк начала простукивать стены на высоте, составлявшей почти половину всей высоты этого каменного мешка.

Но вот очередной удар колотушки прозвучал совсем не так, как предыдущие, – значительно громче и звонче.

– Есть! – крикнула Огонёк.

Глава шестидесятая

ПОМУТНЕНИЕ РАССУДКА

– Есть! Давайте сюда что-нибудь острое…

Буравчик нащупал в одном из карманов металлическую отвёртку и протянул вверх. Огонёк схватила отвертку и принялась энергично скрести кладку, выскребая затвердевший цементный раствор между камнями.

Буравчику тут же запорошило глаза, но он не издал ни звука и не шелохнулся, а только опустил голову и позволил слезам – капля за каплей – самим вымыть сор из глаз.

Постепенно жало отвертки углубилось в кладку настолько, что его стало недоставать. Буравчик отыскал в карманах металлическую линейку, и работа вновь закипела.

Терпение и воля к достижению цели делают чудеса.

– Готово! – прошептала Огонёк. – Теперь я могу протолкнуть камень вперед, но благоразумнее будет вытащить его из стены в нашу сторону. Дайте-ка мне снова отвертку.

Работая отвёрткой как консервным ножом, она стала осторожно выдвигать камень внутрь помещения. Постепенно камень вылез достаточно для того, чтобы можно было ухватить его руками.

– Отойдите в сторону, сейчас упадет вам на ноги!

Буравчик торопливо сделал шаг в сторону, послышался тяжёлый глухой удар, пол содрогнулся.

– Становитесь на место. Теперь я просуну туда руку.

Буравчик встал на место и с нетерпением ждал результатов. Наверху слышалась возня и сыпалась пыль.

– Все ясно! – прошептала Огонёк.

– Ну, говорите же, что там?

– Вентиляционная труба. Вмурована в стену.

– Что же делать?

– Полезем в трубу.

Расшатать и вынуть из кладки еще несколько камней было теперь не сложно. Выстроив из них ступеньки, Буравчик сначала осторожно помог залезть в трубу Клюковке, а затем, подтянувшись на руках, кое-как вскарабкался и сам. При этом Огонёк изо всех сил тянула его за ворот кожаной куртки.

Оказавшись внутри жестяной трубы, имевшей в сечении четырехугольную форму, Буравчик понял, что из-за своего роста не может встать здесь даже на четвереньки. Приходилось мучительно извиваться, опираясь на локти, чтобы поспевать за своей спутницей, которая бодро бежала впереди на четвереньках и все время его поторапливала: «Быстрее, ну что же вы там застряли! Разве можно быть таким неуклюжим?..» А Буравчик обливался потом, кряхтел и пыхтел как паровоз.

Наконец, после нескольких замысловатых поворотов, спусков и подъёмов, впереди забрезжил слабый свет. Стараясь не стучать коленками по жести, беглецы приблизились к зарешёченному окошку и осторожно заглянули в помещение.

Это был слесарный цех, в котором роботы выполняли некоторые необходимые работы по железу, а также устраняли у себя механические неисправности.

Входная дверь распахнулась, и в мастерской появился директор.

Это было неожиданно. Огонёк и Буравчик отпрянули от решетки и переглянулись.

Голова у директора была перебинтована, ему только что произвели вскрытие черепной коробки. После того как Клюковка ударила его молотком, «Шестой» срочно заменил ему некоторые поврежденные участки схемы в черепе. Но оттого, что времени на тщательную настройку не было, электронный мозг и нервная система организма Курносика немного рассогласовались. От этого он периодически терял мысль и непроизвольно тряс головой.

– Шестой! – тихо произнес Курносик.

– Я! – радостно воскликнул «Шестой», следовавший как тень по пятам своего хозяина.

64
{"b":"13237","o":1}