ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Пусть сюда подгонят эту… Ну, сверлить…

– Вас понял! – восторженно едва только не пропел «Шестой» и скрылся за дверью.

Через минуту несколько роботов пригнали по проложенным из цеха рельсам вагонетку, с помощью которой директор пытался сверлить защитную хронооболочку «Волчка».

– Так. – Курносик деловито потер руки и тут же забыл то, что хотел сказать. Лицо его исказила гримаса.

– Осмелюсь доложить, – вкрадчиво проговорил «Шестой», – вы вознамерились заменить сверло плоским вращающимся диском…

– Да, да, – небрежно махнул рукой Курносик. – Вот именно. Замените… И пошевеливайтесь!!! – внезапно перешел он на крик в приступе беспричинного раздражения. – Пошевеливайтесь живо, уроды безмозглые!..

Несколько обученных слесарному делу роботов принялись за работу, а директор медленно уселся за стол, расположенный прямо под вентиляционной решеткой, за которой, затаив дыхание, прятались Огонёк и Буравчик. Он опустил голову и прикрыл глаза ладонью. Мысли разбегались, как тараканы, выстроить их в логическую цепочку не было никакой возможности. То он решал сложнейшую алгебраическую формулу для получения максимального КПД новой алмазной пилы, а то в голове вдруг начинал вертеться трогательный мотив песни о козочке, которая заблудилась ночью в лесу. И на глазах у него выступали слезы… Потом наплыло воспоминание о том, как он на Колобке однажды здорово разыграл соседей, протянув на улице веревку, о которую все спотыкались, а некоторые даже угодили в больницу. И тогда губы у него скривились в насмешливой улыбке. Но все сюжеты обрывались на середине, перескакивали на другие, как игла на старой пластинке. Курносик обхватил трясущуюся голову обеими руками и застонал.

– Ну что же вы, остолопы, – произнес он с надрывом. – Почему так медленно, почему вы так долго возитесь с этой никчемной скороваркой? Зачем такая большая крышка… и алмазы по краям… зачем такие излишества?

Роботы-слесари вытянулись по струнке и бодро доложили в один голос:

– Такое дело, хозяин! По краям дискообразной пилы в специальные пазы вмонтированы необработанные алмазы со сверхпрочной режущей кромкой. При скорости вращения диска четыре тысячи оборотов в секунду он разрежет как сыр любую из известных в природе поверхностей с тысячекратным запасом!

Директор на несколько секунд ухватил мысль.

– Когда будет готово?!

– Практически почти уже…

Но, не дав роботам-слесарям договорить, в мастерскую ворвался перепачканный в пыли и глине робот-цирик с карьера.

– Тревога, хозяин, тревога! – задребезжал он взволнованно. – Ракета! Четыре ракеты!! Пять ракет!!!

– Что?!! – надрывно выкрикнул директор.

Рука его нащупала пульт, и несколько расположенных под потолком мониторов зажгли экраны.

Панораму котлована сверху вниз прочертила серебристо-красная в малиновом зареве заката огромная стоящая торчком ракета. Она взгромоздилась прямо на деревянное колесо в центре рабочей площадки, разнеся его в щепки. На других экранах можно было различить невесть откуда появившиеся ещё четыре ракеты, которые маячили высоко в небе, разбросанные от горизонта до горизонта. Директор приложил пальцы к горящим вискам и, глядя в одну точку перед собой, прошептал:

– Где пленники?

– Согласно пункту инструкции 17/448 прим., – доложили стражники, – «в случае каких-либо событий, не предусмотренных настоящей инструкцией, всех пленных согнать в приемный отстойник и опустить ворота».

– Согнали? – глухо сказал директор.

– Так точно, согласно пункту инструкции…

– Почему никто не покормил моих рыбок? – поинтересовался Курносик. Он вспомнил, что на Колобке у него остался аквариум с рыбками. Пытаясь ухватить ускользающую мысль, бедняга напрягся так, что жилы вздулись у него на висках.

– Отставить, – произнес он сдавленно. – Пленных беречь. Пока они с нами, сюда никто не сунется.

– Готово, хозяин! – доложили роботы-слесари. – Куда прикажете доставить агрегат?

Курносик поднял глаза и увидел готовую к работе вагонетку-пилу новой конструкции. Теперь пила была похожа на патефонную пластинку с алмазными зубцами по краю.

– «Козочку-малышку»! – плаксиво потребовал директор. – Громче, громче!

Он притопнул ножкой и подскочил с места. От резкого движения голова его внезапно прояснилась.

– Отставить, – сказал он сдавленным голосом. – Вагонетку к «Волчку», алмаз к погрузке на челнок. Живо!!!

Голова у Курносика перестала трястись, он вновь обрел уверенность в своих силах. В одно мгновение он рассчитал поминутный план действий на ближайшие часы: разрушение защитной оболочки, погрузка большого алмазного шара на «Волчок», мгновенная телетранспортация на орбиту Колобка.

Имелся и другой вариант, на случай ещё одной неудачи с разрушением оболочки: вывод алмаза на орбиту Земли, удерживание на острове заложников, жестокий ультиматум земным коротышкам…

Курносик гордо вскинул подбородок, глаза его под тёмными стеклами очков надменно сузились.

И в этот самый момент из-за приоткрывшейся над его головой вентиляционной решетки высунулась рука с деревянной колотушкой и, хорошенько размахнувшись, огрела Курносика по голове…

Внутри головы глухо задребезжало, и только бинты спасли черепную коробку от полнейшего и окончательного разрушения.

В вентиляционной трубе послышался дробный удаляющийся стук.

Курносик подумал, как хорошо быть крошечной молью, затеряться в складках какой-нибудь пушистой шубы и хорошенько выспаться. Затем он перемножил два на два, и у него получилось пять с половиной. Успокоенный, он повалился под стол, свернулся в комочек и тут же уснул.

Глава шестьдесят первая

НОС И КОСТЫЛЬ

Беглецы миновали несколько поворотов, и Буравчик запросил пощады. Огонёк остановилась и дождалась спутника. Переведя дух, тот сказал:

– Вы в следующий раз хотя бы предупреждайте… Я от вас этой выходки совершенно не ожидал.

– Я и сама не ожидала. Всё как-то само собой получилось. Самое главное, что – началось! Ракета уже здесь, на острове! Теперь мы должны хорошенько разворошить это гнездо изнутри… Тихо!

Лазутчики замерли и услышали впереди невнятный шум. Они проползли ещё с десятка два шагов и остановились у решётки, выходящей в просторный каменный зал с балкончиком. Буравчик сразу узнал помещение, в которое пленников впервые привели на встречу с директором. Сейчас здесь повсюду стояли, сидели и лежали пленники, малыши и малышки, – кажется, все пленники, какие только были на острове. «Наверное, это и есть приёмный отстойник», – подумал Буравчик. Он припомнил, что вход сюда перегорожен толстенной металлической дверью, открывавшейся только при наборе восьмизначного кода. Имея при себе необходимые инструменты, он бы легко справился с любым замком, но подобрать такой код наугад практически невозможно.

Среди общего гула отчётливо выделялись голоса двух расположившихся под решеткой коротышек, и лазутчики поневоле прислушались к их разговору.

– Совсем плох наш капитан, – говорил первый. – Сидит и смотрит в одну точку, будто медузу проглотил.

– Сдаётся мне, что он немного того… – шёпотом подхватил второй, – умом сдвинулся!

Буравчик и Клюковка догадались, что голоса принадлежат пиратам из шайки капитана Чёрная Борода.

– А что, если придется выбирать нового капитана, а, Костыль? – сказал первый.

После таких дерзких слов Костыль настороженно стрельнул глазами по сторонам. Убедившись, что на них никто не обращает внимания, зашептал, наклонившись к уху собеседника:

– Вот что я тебе скажу, Нос. Если нам доведется выбирать, то тебе прямая дорога в капитаны, так и знай!

– Ты думаешь? – Физиономия Носа приняла слегка надменное выражение. – А что же мы тогда будем делать с этим, с Бородой?..

– А кому он такой нужен? – цинично заявил Костыль. – Просто получит пинка под зад. Узнать бы только, куда он припрятал наши денежки…

Нос помолчал, а потом как-то неуверенно произнес:

65
{"b":"13237","o":1}