ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Потом ему доложили о визите незнакомого коротышки, который требовал, чтобы его немедленно проводили к «господину директору». Включив нужный экран, Курносик увидел того самого толстенького коротышку в полосатой пижаме. «Что ж, это интересно», – подумал он и распорядился доставить Пончика прямо к себе в кабинет.

Приказ был исполнен без промедления. Перед самой дверью Пончик принял из рук стражника мешок с золотыми монетами себе на грудь, с чудовищным усилием пронёс его через весь кабинет и с глуховатым звоном торжественно опустил его на письменный стол.

– Вот! – выдохнул он и только теперь, подняв глаза, увидел того, кого называли директором…

За столом сидел не коротышка и не робот, а какой-то жутковатый марлевый шар с дырками вместо глаз. Намеревавшийся огласить какое-то наспех заготовленное приветствие, Пончик испуганно замер.

– Вынужден вас сразу предупредить, что располагаю крайне ограниченным временем, – произнес шар, помедлив не более секунды. – Изложите ваше дело предельно кратко.

– Да, да, я сейчас… я сейчас все объясню… – суетливо заговорил Пончик. – Вот мешок… там золото… много золота… миллион… много миллионов фертингов… фантиков…

– Это всё? – сухо поинтересовался Курносик, не отрывая глаз от экранов мониторов. (Драка на площадке была в самом разгаре.)

– Нет, нет, не всё! – испугался Пончик. – Это не всё! Я пришел к вам сам! Я пришел сотрудничать, я пришел вам помогать! Я много знаю…

– Хорошо, – сказал директор. (Драка в шахте закончилась полным разгромом механиков, и теперь они заправляли «блюдце» керосином.) – Хорошо. Сейчас я должен уйти, а вы останетесь здесь. Шестой!

На пороге возник «Шестой».

– Останешься за меня. Это наш союзник. – Директор кивнул в сторону Пончика. – Желает с нами сотрудничать. Если через час не дам о себе знать, ступай в кратер. Там разберёшься по обстановке.

– Всё понял, хозяин! – радостно отрапортовал «Шестой».

– Да, кстати, – у самых дверей директор задержался, обратившись к Пончику. – Кстати, на всякий случай: вы не слышали, о чём там говорили эти двое, Нос и Костыль?

Пончик моментально догадался, о ком идет речь.

– Они всё время говорили о деньгах… да, только о деньгах и о богатстве, больше ни о чём.

– Почему же они оставили мешок с золотом на поляне?

– Они пошли за этим… за каким-то колёсиком.

Курносик вздрогнул и дико посмотрел на Пончика.

– Что?!! – заорал он так, что замигали экраны мониторов, а «Шестой» прикрыл рукою глаза.

– Да, да, – торопливо подтвердил Пончик, – они говорили о каком-то колёсике… но я не понял… я правда не понял…

– Шестой!!!

Робот с готовностью подскочил к Курносику.

– Прикажете изловить? – поинтересовался он с готовностью.

– Бегом! Сию секунду!! И с этого… глаз не спускать!

«Летающее блюдце» на экранах взметнуло столб пламени и пропало из виду. Курносик в отчаянии махнул рукой и выскочил за дверь.

«Шестой» позвал из коридора стражников.

– Идите с этим коротышкой, – приказал он, – найдите и приведите сюда тех, на кого он укажет.

Стражники молча вытянулись по стойке «смирно», а Пончик, боязливо на них косясь, поспешил по коридору к выходу.

– Глаз с него не спускать! – крикнул «Шестой» уже вдогонку.

Глава семьдесят пятая

«ШЕСТОЙ» УГОВАРИВАЕТ, ПОНЧИК ПЫТАЕТСЯ ВСЁ ОБЪЯСНИТЬ

Когда Знайка и Винтик оказались в кабинете директора, Пончик уже вновь находился там, а Нос и Костыль сидели в изоляторе.

«Шестой» в отсутствие своего господина буквально упивался властью. В его характере появились замашки настоящего диктатора, умного и коварного.

Итак, с появлением Пончика «Шестой» умолк и отступил в тень.

– Да, вот такие дела, братцы… – сказал Пончик.

Бедняга находился в состоянии неловкости, граничащей с ужасом. Подобной очной ставки он не предвидел, а то ни за что не пустился бы в эту опасную и нелепую авантюру. Но раз уж всё сложилось именно так, необходимо было объяснить друзьям, что он не предатель, что он находится здесь в качестве разведчика, рискуя, может быть, своей жизнью….

И Пончик, не находя другой возможности объясниться, принялся отчаянно подмигивать друзьям, неестественным образом отвернув лицо от «Шестого», чтобы тот не заметил.

Однако ни Винтик, ни Знайка его не поняли. После всего, что натворил Пончик, было вполне естественно ожидать от него какой-нибудь очередной гадости, но никак не героического поступка. Дёрганье лица и неестественный поворот головы они приписали нервному тику, вполне закономерно постигшему Пончика после всех его гадостей и глупостей.

– Вы понимаете, мне тут кое-что объяснили, – говорил Пончик, продолжая гримасничать. – Я вам советую того… сотрудничать с господином директором.

Знайка и Винтик молчали. Сейчас им до мурашек хотелось наброситься на Пончика и оттаскать его за всё, что можно ухватить: за волосы, уши, противные толстые губы… Но они были пленниками, и руки у них были крепко связаны за спиной.

Отступивший в тень при появлении Пончика «Шестой» вновь вынырнул на свет. С развязной непринуждённостью он присел на край стола и сказал:

– Ну, я вижу, вы уже почти поладили. Коротышки вы, конечно, сообразительные, своей выгоды не упустите!

Пока «Шестой» разглагольствовал, Пончик у него за спиной принялся жестикулировать с утроенной энергией. Он делал энергичные жесты руками и беззвучно шевелил губами, но всё тщетно – Винтик и Знайка смотрели на него с недоумением и неприязнью.

– Но как же так?! – «Шестой» вдруг подскочил и заметался по комнате. – Что же это?! Нашим дорогим гостям даже не предложили сесть! С них не сняли эти ужасные веревки!!!

Никаких стульев, за исключением директорского кресла, в кабинете не было. Верёвки с пленных снимать никто не думал.

– Скоро, скоро с вас падут эти ужасные оковы! – воскликнул «Шестой» с гордым воодушевлением. – Вам предоставят наилучшие, наикомфортабельнейшие условия! И никто, никто не посмеет вас обидеть! Хотите золото? – внезапно понизил он голос. – Много золота, целые кучи, миллионы, миллиарды?..

И, раскрыв принесенный Пончиком мешок, «Шестой» начал горстями подбрасывать золотые монеты, осыпая пленников звонким золотым дождем.

Те стояли не шелохнувшись и опустив головы.

– Вам не нужно золота?! Но тогда чего же? А-а-а… – протянул он понимающе. – Наверное, вам хочется власти. Вам тоже хочется власти! Действительно, что может быть прекраснее, что может быть упоительнее, чем власть? Ведь власть над себе подобными дороже всего золота Вселенной! И это у нас есть! Вы это получите сегодня же! Сегодня же вы получите власть над другими пленниками! Повсюду вас будет сопровождать охрана, наши лучшие, наши надёжнейшие кадры! Все! все! будут вас бояться! Вы будете бесконечно наслаждаться, вы будете упиваться своей властью!!!

«Шестой» вскинул руки к потолку, задрал голову и закатил глаза. Затем он неожиданно повернулся к Пончику.

Тот, застигнутый врасплох в момент отчаянной жестикуляции, испуганно замер. Однако «Шестой» сделал вид, что ничего такого не заметил.

– Я прав, господин Пончик? – поинтересовался он ласково и дружелюбно. – Или нет, нет… Я буду называть вас «дорогой друг». Это не слишком дерзко с моей стороны? Не обидит ли это вас, дорогой друг?

Пончик энергично замотал головой, испуганно вытаращив глаза.

– Вот видите, как всё замечательно устраивается! – «Шестой» восторженно всплеснул руками. – А вы, господин Винтик, и вы, господин Знайка, позволите ли вы называть мне каждого из вас «дорогой друг»? Вы позволите мне это делать?

Знайка и Винтик молча и хмуро смотрели на «Шестого». Тот же, вопросительно вскинув брови и склонив голову набок, дожидался ответа. Но тут взгляд его остановился на одном из экранов, и выражение его лица изменилось: оно сделалось удивленно-испуганным. Робот подбежал к монитору и щелкнул выключателем. Экран погас до того, как Винтик и Знайка успели обернуться. А Пончик, у которого все экраны давно уже плыли перед глазами, ничего не разобрал.

80
{"b":"13237","o":1}