ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не на шутку встревожила всех участь Клюковки и Буравчика, которые несколько часов назад провалились в каменную западню. Но, скорее всего, они оттуда благополучно выбрались, так как во время осмотра ловушки в яме их не оказалось. Но в яме также не оказалось и взбесившегося «Шестого», а это уже совсем не радовало, поскольку информация, извлечённая из памяти директора-Курносика, подтвердила предположение Винтика о непредсказуемой самообучающейся программе этого ставшего чрезвычайно опасным механизма.

Прибыл доктор Пилюлькин. Он сказал, что в лагере все очень волнуются и спать никто не ложился. Тревогу вызвало также известие о том, что в лагере нет Незнайки и Пёстренького. Куда они могли подеваться после пленения Винтика и Знайки, никто не знал.

Роботы принесли бережно завернутую в шерстяное одеяло банку с плавающим в питательном растворе мозгом инженера Курносика, и операция по его обратному превращению в коротышку началась.

Глава семьдесят девятая

В КАРЦЕРЕ

Что касается Незнайки и Пёстренького, то они просто-напросто попались на первом же сторожевом посту, когда пошли за пленёнными Винтиком и Знайкой. Караульный с вышки выстрелил в незнакомцев специальной сеткой, связал и потащил к директору. Но именно в это время директор спешил к своей катапульте и не имел ни малейшего желания допрашивать новых пленников.

– В карцер, в карцер… – отмахнулся он на бегу и исчез за поворотом.

И караульный без рассуждений отвел приятелей в карцер, где уже коротали время пираты Нос и Костыль.

Тяжёлая дверь захлопнулась, за спиной проскрежетал засов. В тесном помещении было сыро и довольно прохладно.

– Это еще что за фрукты? – послышался недовольный голос. – Вы кто такие?

Незнайка опустил голову и увидел двух грязных и оборванных коротышек. В карцере они успели ещё раз подраться и теперь сидели на полу совершенно обессиленные и разукрашенные синяками.

– Мы пу-путе-шественники… – испуганно пролепетал Незнайка. Привыкнув к полумраку, он стал догадываться, что это те самые двое пиратов, которые дрались в лесу и за которыми приходил Пончик в сопровождении двух стражников.

– А вот мы сейчас посмотрим, какие вы путешественники, – пообещал Костыль. – А ну, выворачивайте карманы! – рявкнул он так, что приятели вздрогнули.

На пол посыпался какой-то хлам вперемешку с засохшими крошками.

– Ну тебя к лешему, Костыль! – раздраженно воскликнул Нос. – И надо было тебе устраивать здесь помойку! Это же просто дурацкие бездельники с той самой галоши, которая разбилась вдребезги у восточных скал. Пускай лучше расскажут, что там сейчас делается, на острове.

Почувствовав, что опасность расправы на какое-то время отступила, Незнайка рассказал всё, что знал.

Нос, покосившись на приятеля, проворчал:

– Ты понял, Костыль, чтоб тебя мухи ели, что все как угорелые ищут эту твою ерундовину. Будь она у нас в руках, мы бы сейчас здесь не сидели. Мы бы уже были на Колобке – не с теми деньгами, так с другими. Адмирал не пожалел бы всего фонда программы за то, чтобы отсюда выбраться. Да и за вторым мешком слазать я бы не поленился…

– Да кто же его знает, Нос, куда подевался этот дурацкий ящик! – оправдывался Костыль. – Ты сам видел, что на земле от него остался свежий след. Только вот кому мог понадобиться космический хлам без кислорода. Если бы искали там колесико, то не поволокли бы из хижины весь сундук…

– Простите, – навострил уши Незнайка, он начал о чем-то догадываться. – Простите, вы говорите, случайно, не о том металлическом ящике, который стоял в дальней хижине на восточном склоне?

– Ну так что ж, – уклончиво согласился Костыль, – если бы и о том самом? Уж не ваших ли это рук дело?

– Нет, нет, – поспешил заверить его Незнайка. – Это не наших рук дело, честное слово. Но если вы точно скажете, что такое было в ящике, я, может быть, смогу сказать, где он сейчас.

Незнайка, конечно, не собирался выдавать пиратам секрет. Он попросту рассчитывал что-нибудь соврать.

– Там, в сундуке, лежало такое металлическое колёсико, пластинка в плоской коробочке, – ухватился Костыль за возможность что-нибудь выведать. – Кажется, эту пластинку называют «главный динамик»…

Незнайка чуть не подпрыгнул.

– Так ведь это и есть… – радостно воскликнул он, но тут же зажал себе ладонью рот, чтобы не проговориться.

– Чего-чего?.. – угрожающе протянул Нос, но тут над головой у пленников послышалась какая-то возня и стук. Чей-то знакомый голос взволнованно зашептал:

– Незнайка, Незнайка! Пёстренький!

Незнайка поднял голову и увидел вентиляционную решетку.

– Это я, Буравчик! – послышалось из-за решетки. – Вы что, заперты здесь?

– Да, да! Мы заперты в карцере! – чуть не закричал Незнайка. – А куда ведёт эта труба?

– Куда ведет… В том-то и дело, что мы заблудились. Услышали голоса, обрадовались… А вы здесь, оказывается, сами заперты…

– А кто это – мы?

– Тут со мной еще одна малышка, Огонёк.

– Правда? Та самая?

– Не сомневайтесь, та самая… – послышался голос из трубы.

– А как… как же вы оказались в трубе?

– Как, как… Взяли и залезли, – недовольно ответила малышка. – Поползать нам тут, знаете ли, захотелось.

– После расскажу, – пообещал Буравчик. – Хотите, полезем с нами?

– Конечно хотим! – хором воскликнули Незнайка и Пёстренький.

Буравчик уперся ногами в решетку, поднатужился – и со звоном выдавил её внутрь карцера. Решетка загремела по полу, путь был свободен.

– Э-э нет, так дело не пойдёт, – поднялся с места Нос, а затем с его помощью и Костыль. – Выкладывайте, что вы там знаете про главный динамик, а потом мы ещё посмотрим, отпускать ли вас отсюда. Мы-то всегда с директором договоримся, а вот на вашем месте я бы не хотел очутиться, морского ежа вам под одеяло! А ну, отойдите живо к дверям, или я за себя…

Нос не успел договорить, потому что вокруг его шеи внезапно обвилась металлическая лента рулетки. Пират схватился за горло и захрипел, но Буравчик крепко держал оба конца. Смекнув что к чему, Пёстренький тоже не растерялся, выбил из-под Костыля его клюку, и тот, не успев хорошенько выругаться, загремел на пол. Незнайка, а затем и Пёстренький залезли Носу на плечи и мигом оказались в трубе.

– Спасибо за помощь, приятель, – сказал Буравчик, отпустив пирата и сматывая рулетку.

Нос, схватившись за горло, только хрипел, глаза у него, казалось, готовы были вылезти из орбит. Костыль, непрерывно ругаясь, шарил по полу, разыскивая свою клюку.

В трубе слышался удаляющийся дробный стук коленок.

Кое-как пираты очухались и принялись на чем свет стоит ругать потерявших страх коротышек. Исчерпав весь запас отборных ругательств, они устало замолчали. Им вдруг стало жаль себя.

– Ну и денёк сегодня выдался, – сказал Нос. – Будто бы кто-то специально издевается.

– Да уж, это точно, – согласился Костыль. – Такого весёлого денька я не припомню с тех пор, как на меня надели наручники и опечатали партийную кассу.

– Если уж всё вспоминать, то был ещё приговор и полная конфискация, – уточнил Нос с печалью в голосе. – У меня был целый этаж в центре и ещё два загородных особняка… Сколько же с тех пор времени прошло?

– А кто его теперь знает сколько… Пропасть времени. Лет, может быть, пять, а то и все десять…

– Ну, десять – это ты загнул, Костыль. От силы пять.

– Нет, не пять. Я теперь вспомнил. На пятом году мы подняли со дна всё это барахло.

Нос был вынужден признать, что Костыль абсолютно прав. Именно на пятом году пребывания здесь, во время одного из погружений за сокровищами, они обнаружили на морском дне старинное пиратское судно. Некоторые части затонувших кораблей, как известно, остаются не затопленными водой, то есть воздух там держится, как в перевёрнутом вверх дном и погруженном в воду стакане. Воспользовавшись космическим снаряжением, пираты-трудоголики извлекли из затонувшего судна награбленные ещё в незапамятные времена сокровища. В некоторых отсеках нашлось также дорогое оружие, которое давно уже не могло стрелять, а также сундуки с не тронутым водой гардеробом. Там были бархатные штаны, сорочки, кафтаны, высокие сапоги-ботфорты, шляпы-треуголки и прочие живописные предметы одежды. А так как нормальная одежда на трудоголиках успела превратиться в лохмотья, то они, недолго думая, вырядились в старинные мундиры.

84
{"b":"13237","o":1}