ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После этого переодевания психика у них окончательно сдвинулась, и они в открытую начали промышлять грабежом как заправские флибустьеры, почти совершенно потеряв ощущение реальности.

– Точно, Костыль, это было на пятом году, – неторопливо согласился Нос, погружённый в воспоминания. – Стало быть, мы здесь полных семь лет. Не зря же капитан любил повторять, что за два года мы чему-то там такому не научились…

– Да, жаль нашего капитана, последние мозги просвистел, бедняга. А ведь хороший был председатель! Такое дело замутил – партия, взносы… Ты, значит, говоришь – семь лет?

Уловив в голосе приятеля особенную интонацию, Нос внимательно на него уставился.

– Погоди, погоди. – Он тоже начал кое-что припоминать. – Через семь лет «Волчок» должен вернуться с первой партией алмазов…

– А если не вернется… – подхватил Костыль.

– …То сюда пришлют аварийную бригаду! – едва не выкрикнул Нос. – И тогда всему конец, нас отправят туда, куда везли с самого начала: на планету Колдобину системы Гончих Псов – в другую галактику, без лодки, без денег!..

– Ай-ай-ай, как скверно! – запричитал Костыль (сотня золотых у него была зашита в поясе). – Совсем без денег! А ведь еще неизвестно, что там за место, на этой Колдобине… Может быть – пустыня, снег или сплошное болото… Вот это беда!

Разбойники представили себе жуткие картины на определенной для них неведомой планете и затряслись от страха.

– А почему голодранцам такой санаторий? – возмутился Нос. – Чем они лучше нас?!

– Погоди ты, ещё неизвестно, где будет лучше… – неубедительно попытался успокоить себя и товарища Костыль. – Кто знает, может статься, что ещё оттуда и возвращаться не захочется…

– Бежать надо! Бежать! – запыхтел Нос в панике. – Доберемся как-нибудь до Большой Земли, там затеряемся среди местных коротышек. Они здесь, ясное дело, лопухи, – что-нибудь да придумаем…

– Бежать, но как?..

Пираты застыли, вопросительно и испуганно глядя друг на друга.

– Легко! – послышался голос сверху, и на пол проворно спрыгнул «Шестой». Последние минуты он подслушивал разговор, затаившись в трубе.

Нос и Костыль удивленно и неприязненно обратились к директорскому любимчику.

– Этот ещё откуда взялся… – поморщился Нос. – Сколько вас там ещё, в этой трубе?

Пираты знали «Шестого» как самое что ни на есть низшее механическое создание. Что-то вроде шута при господине директоре. Никто к нему всерьёз не относился, не подозревая, какие угрожающие изменения происходят в безднах его самообучающейся программы…

– В трубе? – «Шестой» удивленно задрал голову. – Категорически больше никого. А вы кого-нибудь ждёте?

– Вопросы задавать будем мы, – лениво произнес Костыль. – А ты для начала подотри-ка здесь пол хорошенько. Правда, тряпку и всё такое мы тебе обещать не можем, как видишь… Придётся тебе снять с шеи платочек, кукла ты тряпочная.

– Ну, что стоишь, идиот! – прикрикнул на него Нос.

Приятно улыбаясь, «Шестой» снял платок… и тут же затянул им шею не ожидавшего такой выходки Носа. Физиономия робота сделалась суровой и безжалостной. Железной ногой, обутой в спортивный ботинок, он наступил на ладонь Костыля и надавил. Первый захрипел, задыхаясь, второй завопил от боли.

– Никогда больше не называйте меня куклой, хорошо?..

Пираты быстро закивали.

«Шестой» отпустил обоих, повязал на место платок и приблизился к дверям. Нагнувшись, он осмотрел то место, где обычно бывает ручка и замочная скважина. Однако на двери карцера ничего такого не было, металлическая поверхность изнутри была совершенно гладкой. Робот погладил пальцами металл и снова заговорил с приятной улыбкой:

– А ведь вы сообразительные коротышки! Нам будет приятно работать вместе.

Пираты молчали. Костыль разминал руку, Нос потирал свою порядком уже измученную шею.

– Но почему же вы не спрашиваете, над чем именно мы с вами будем работать? Дорогие мои, дорогие мои коротышки! – воскликнул он почти с нежностью. – Вы не спрашиваете, а я всё равно вам отвечу. Мы вместе будем улучшать нашу такую бесконечную и такую несовершенную Вселенную! Подробности позже. Но на первых порах нам необходимо выбраться отсюда и получить доступ в главный компьютерный цех. Ах, на что он сейчас похож, этот великолепный, прекрасно оборудованный цех! Форменный курятник. Сколько же драгоценного времени потерял господин бывший директор со своим дурацким алмазным яйцом! Кому была нужна эта кукольная затея! Там, на подступах к цеху, довольно серьёзная электронная защита… но мы её попытаемся обмануть, да? Правильно? – «Шестой» хитро подмигнул. – А внутри всего-навсего два болвана-электронщика. Впрочем, они нам ещё пригодятся. Для чего мне это все нужно? – спросите вы.

Пираты настороженно молчали.

– Вы хотите знать во что бы то ни стало? А вот пройдите сами по коридорам и посмотрите, сколько там валяется металлолома. (Вероятно, имелись в виду отключенные «барбосами» роботы.) А ведь со всем этим материалом нам предстоит работать! Надо с чего-то начинать, и времени у нас совсем мало! Завтра сюда прибудут спасатели с Колобка, и нам необходимо успеть подготовиться к радостной, искрометной встрече! Чтобы морю стало жарко от такой встречи! Десятка самообучающихся и самовоспроизводящихся систем будет достаточно для того, чтобы навести полный порядок. А потом они начнут воспроизводить себе подобных в арифметической… нет! – в геометрической прогрессии! Вы знаете, что такое геометрическая прогрессия?.. Ах да, вы ведь хотите спросить, что будет с коротышками и, самое главное, с вами!.. Ровным счётом ничего. И они будут этому только рады, потому что ничего – это ровным счетом ничего. «Ничего» или «ничто» – как вам угодно. Но мало того, многих, очень многих это «ничто» сделает по-настоящему счастливыми! Больше не будет голода, холода, болезней, страха и бессилия. Впрочем, так называемых радостей тоже не будет. Вообще – долой беспокойства! Но, может быть, как раз именно вы НЕ желаете получить это столь соблазнительное и заманчивое «ничто»?.. В таком случае, воля ваша: у меня будут верные коротышки. Коротышки, полезные для дела. И они будут в очень, очень привилегированном положении. Хотите быть коротышками, полезными для дела?

Переглянувшись, Нос и Костыль без слов прекрасно поняли друг друга: «Этот робот сошел с ума, и не следует ему ни в чём противоречить».

– Да, да, конечно, – энергично закивали они головами, – мы хотим быть вам полезными…

– Не мне лично, – строго уточнил «Шестой». – Быть полезными делу, нашему общему делу, понимаете?

– Конечно, конечно, мы согласны. Но как отсюда выйти? Ведь вы говорили, что сделать это легко?

– Разумеется, вместе мы справимся с этим. Стучите в дверь, остолопы, пока вам не откроют. Кричите, что знаете, где динамик. Кстати, он нам тоже пригодится. Когда же двери откроют, я выпрыгну, подобно тигру, подобно гордому одинокому мстителю… и быстренько наведу порядок. Договорились?

– Договорились… – уныло протянули пираты. Теперь они уже сами не знали, что лучше: планета Колдобина, служение делу или счастливое «ничто», обещанное всем коротышкам.

Стук и крики ни к чему не привели. Очевидно, поблизости никого не было. Сам «Шестой» тоже поколотил в дверь руками, да так, что у пиратов заложило уши, а на стальной поверхности остались вмятины.

– Да, да, конечно, и так всегда! – плаксиво сокрушался робот. – Нет в этом мире справедливости! Нет справедливости и сострадания! А если кому-то из вас вдруг сделалось плохо? Вы сами-то понимаете, что здесь вас обрекли на ужасную, невыносимую и жестокую погибель! Вот они – коротышки! Вот их истинная личина!

«Шестой» подпрыгнул, подтянулся на руках и оказался в трубе.

– Я вас на время покидаю, – сообщил он. – Ждите ценных указаний.

Сделав военную отмашку, робот бесшумно исчез в трубе.

Через несколько секунд пираты вновь обрели способность говорить.

– Нет, ты понял? – заносчиво воскликнул Нос, храбрясь. – Он нас на понт хотел взять, ты понял?

85
{"b":"13237","o":1}