ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Поймите, – настойчиво потребовала Кроха, – теперь не время скандалить! Теперь нужно думать не о Курносике, он-то совсем не опасен, а о том, как изловить и размонтировать самообучающегося робота. С каждой минутой он становится всё опаснее для коротышек!

Прибамбас успокоился, лицо его сделалось кислым.

– Ну так и ловите. Теперь всё равно мне за всё отдуваться: главный динамик потерял, арестанты разбежались, роботы взбунтовались… Наши не сегодня завтра будут здесь, меня доставят куда положено, проведут служебное расследование, лишат всех званий и отправят в отставку. И правильно сделают: не надо быть таким идиотом!.. – Прибамбас в сердцах плюнул прямо на пол салона.

Коротышки сочувственно молчали.

– Если эта тварь ещё в трубе, – сказал Прибамбас, – то можно попробовать выкурить его оттуда снотворным газом.

– Но разве снотворный газ подействует на механизм? – возразила Кроха. – Ведь это робот, а не коротышка.

– Да, это верно, – уныло согласился Прибамбас. – Хитрый, наглый, отвратительный робот…

Все четверо задумались, и наступила тишина, прерываемая только доносившимся из лаборатории лёгким металлическим стуком. Это Пилюлькин кипятил на электроплитке хирургические инструменты. Знайка посмотрел на товарищей и многозначительно поднял вверх указательный палец:

– Пар.

Последовала короткая пауза.

– Пар… – прошептала Кроха.

– Пар! – воскликнул Винтик.

– Пар-р-р!! – зарычал Прибамбас.

Ну конечно! Если роботы боятся воды, то, стало быть, должны бояться и пара, поскольку пар и есть вода, только растворённая в воздухе.

Объяснять никому не пришлось. Прибамбас бросился в грузовой отсек и загремел там каким-то железом. Уже через несколько минут работа закипела. Винтик мастерил герметичный котел для воды. В ход пошли железные бочки из-под керосина, соединенные между собой трубкой. Знайка прилаживал к вентиляционному окну раструб. Кроха и «Матрёшка» собирали по кораблю всякое тряпье, а Прибамбас раскладывал его кучами под каждой бочкой.

Вскоре всё было готово: бочки до половины наполнили водой, тряпки смочили керосином. Прибамбас чиркнул зажигалкой, и тут…

И тут из-за раструба внутри вентиляционной трубы послышались возня и встревоженные голоса.

При всеобщем замешательстве Винтик отсоединил раструб, и из отверстия один за другим вылезли чумазые как трубочисты Клюковка-Огонёк, Буравчик, Незнайка и Пёстренький.

Кроха испуганно ахнула, Винтик и Знайка медленно переглянулись, Прибамбас почесал затылок.

– Остроумное решение, – заметила Огонёк, едва взглянув на подготовленный к работе паровой агрегат. – Собираетесь кого-то выкурить из трубы? Робота?..

Глава восемьдесят вторая

ТРЕВОЖНЫЙ РАССВЕТ

Начинало светать. Освобожденные из «отстойника» пленные коротышки не расходились. Настроение было праздничное, все возбужденно галдели, разглядывали и трогали валявшихся повсюду в «отключке» роботов-стражников.

Отдельной кучкой собрались бывшие пираты-трудоголики. Вид у них был довольно унылый: все надежды разбогатеть рухнули, подводную лодку они потеряли, а капитан, кажется, совсем рехнулся. Выпущенные из карцера Нос и Костыль ругали всех на чём свет стоит и угрожали непонятно кому.

Неподалёку от входа из густых зарослей выглядывали дикари-голодранцы. Оставаясь незамеченными, они с любопытством следили за событиями минувшей ночи, ровным счётом ничего не понимая. Теперь они дожидались, чем всё закончится.

Из глубины служебных коридоров появились Знайка, Буравчик, Огонёк, Винтик, Кроха, Незнайка и Пёстренький. После того как в кратере появились ещё двое хитроумных изобретателей, планы круто переменились. Во-первых, было решено заколотить все вентиляционные окна на фабрике. С этим надо было спешить, чтобы робот не смог выбраться из трубы и чтобы пар не уходил впустую. Эти окошки сейчас в спешном порядке заколачивали и заваривали толстым листовым железом роботы-слесари, за спинами у которых стояли грозные «барбосы».

Ещё лучше придумал инженер Буравчик. Он предложил оставить не заколоченным одно-единственное вентиляционное окошко, расположенное над входом в «отстойник» и выходящее прямо на покрытую мхом каменистую поляну. Над этой поляной решено было натянуть несколько рядов металлической проволоки и пропустить через неё электрический ток. Налетев на эту проволоку, робот получил бы сильнейший удар тока и его электронный механизм навсегда вышел бы из строя.

Винтик и Буравчик тут же принялись за сооружение проволочной засады, а Знайка поднялся на тот самый балкончик, с которого обычно выступал директор, и обратился к освобожденным пленникам:

– Друзья! Братцы! Победа близка! Вы все свободны! Так называемый директор свергнут, и больше никто…

Дальнейшие его слова утонули в громогласном «ура!» и аплодисментах. Подняв руку и дождавшись тишины, Знайка продолжал:

– Так называемый директор больше не директор (аплодисменты), но здесь, на фабрике, затаился ещё один враг! И этот враг ещё опаснее! (Растерянный ропот.) Этот враг – не коротышка, а робот! Самообучающийся, непредсказуемый механизм, который становится всё более опасным с каждым часом, с каждой минутой! (Ропот усилился.) Я не могу раскрыть наши планы – возможно даже, что он нас сейчас слышит (все притихли), но я прошу вас об одном: немедленно покиньте это помещение и отойдите подальше от входа. Уж вы, братцы, поскорее, пожалуйста!.. – в голосе Знайки послышались просительные интонации.

Встревоженные коротышки послушно повалили из «отстойника». Но на свежем воздухе они не разошлись, а оцепили вход большим полукругом. Всем было страшно, но и одновременно очень хотелось посмотреть, что будет дальше.

За спинами у них открывался вид на чашу котлована, до самых кромок заполненную густым туманом. Из этого тумана, как из молока, торчала ракета. Она возвышалась больше чем на половину своей длины и поблёскивала в красноватом свечении восточной части неба. Солнце вот-вот уже готово было выглянуть из-за горизонта.

У входа в «отстойник», под не заколоченным вентиляционным окошком, Винтик и Буравчик натягивали тонкие металлические провода. Оба были серьёзны и сосредоточенны. Они хорошо знали, на что способна такая умная и сильная машина. В её электронном мозгу могли возникнуть чрезвычайно опасные и непредсказуемые для коротышек алгоритмы поведения.

Незнайка и Пёстренький, несмотря на неоднократные предостережения, стояли у самого проволочного заграждения, со страхом и нетерпением ожидая появления взбесившегося робота.

Вместе со всеми на фабрику приплелся Пончик и теперь прятался за спинами других коротышек, стараясь не попадаться на глаза своим мучителям. Но тут его, как назло, кто-то громко окликнул, и Незнайка сразу его увидел. Он подозвал Пончика, и тот нехотя приблизился, понимая, что деваться некуда.

– Жалко, не до тебя сейчас… – недружелюбно процедил Незнайка сквозь зубы, и Пончик радостно закивал головой. – Попался бы ты мне раньше на глаза… (Пончик развел руками.) Ничего, ничего, будет ещё время, ты у меня за всё ответишь… (Пончик поднял глаза, преисполненные вины и раскаяния.)

Но тут Пёстренький пихнул Незнайку локтем, и все трое обратили взоры к отверстию, вокруг которого начал клубиться пар.

Незадолго до этого в кратере адмирал Прибамбас щедро полил разложенное под бочками тряпье керосином и поджёг. Керосин вспыхнул, и языки пламени начали лизать со всех сторон наполненные водой железные бочки. Вода быстро нагрелась и стала закипать. Пар ударил в трубу и помчался вперёд, заполняя собой все путаные разветвления вентиляционной трубы.

Прошла минута, другая, и Прибамбас с изумлением услышал в глубине трубы быстро приближающийся стук. Когда этот стук приблизился вплотную, кто-то стал отчаянно биться изнутри о заделанное железными листами вентиляционное окно, которых здесь в кратере было не меньше десятка.

Прибамбас вдруг подумал, что это может быть ещё один заплутавший в трубе коротышка, и тревожно окликнул его: «Эй, кто там?»

87
{"b":"13237","o":1}