ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но в ответ послышалось только злобное механическое рычание, а удары посыпались с удвоенной силой. Слесари постарались на совесть – железо не поддалось, и «Шестой» убежал куда-то в глубь трубы.

Но не успел Прибамбас подлить в огонь керосину, как коленки робота загремели у другого отверстия. И все повторилось: безуспешная попытка выбить железное заграждение и удаляющийся стук в трубе. Затем ещё раз, и ещё… Возможно, робот хотел во что бы то ни стало проникнуть именно сюда, в кратер. Ведь застигнув врасплох адмирала, он мог силой отобрать у него пульт дистанционного управления, снять защитную хронооболочку и захватить корабль. Страшно подумать, насколько в этом случае могла бы осложниться ситуация…

Когда из отверстия показались первые клубы пара, среди собравшихся перед входом коротышек пробежал ропот испуга. Все расступились, образовав перед входом свободное пространство. Засада была устроена с таким расчётом, чтобы выскочивший из дыры робот непременно налетел на несколько рядов находящейся под высоким напряжением проволоки. Эта проволока была закреплена на бамбуковых шестах и подсоединена к высоковольтному трансформатору электрического тока.

Перетрусивший Пончик тоже хотел было посторониться вместе со всеми, но Незнайка схватил его за рукав пижамы и велел стоять рядом:

– Куда собрался? Стой здесь, рядом. С роботом сейчас разберемся, а потом и до тебя дойдет очередь…

Пончик задрожал и хотел что-то заныть в свое оправдание, но тут пар из окошка ударил сильнее и труба загудела, как огромный расстроенный орган.

– Ну где же он, где… – шептал стоявший неподалеку Знайка и от волнения кусал себе губы.

Винтик и Буравчик склонились над потрескивающим трансформатором и внимательно следили за стрелкой шкалы напряжения. Электричество поступало в сеть от находящегося в старой шахте дизеля, который все еще работал благодаря исправно трудившимся там двум роботам-механикам. Они ничего не знали о случившемся этой ночью перевороте.

Пар валил из окошка в полную силу, тревога возрастала, «Шестой» не появлялся.

– А ведь нельзя было адмирала оставлять одного, – негромко сказала Огонёк. – У него пульт в кармане…

Знайка расслышал ее слова, повернулся, дико посмотрел и схватился за голову. Затем он сделал движение, чтобы опрометью бежать по коридорам в кратер, но Огонёк предупредила его:

– Погодите, кажется, он здесь…

И действительно: со звоном отлетела решётка вентиляционного окна и в облаке пара показалась голова «Шестого». У него была злобная, оскалившаяся физиономия. По толпе коротышек пробежал испуганный ропот. Все, за исключением Незнайки, Пёстренького и удерживаемого силой Пончика, расступились ещё дальше.

То обстоятельство, что робот не выскочил из трубы сразу, уже нарушало планы – теперь он мог разглядеть натянутую внизу сеть из перекрещивающихся на разных уровнях оголенных проводов. И он её увидел.

– Несчастные, тупоголовые коротышки! – прохрипел он в озлоблении. – За кого вы меня принимаете, вы, низшие создания! Вы устроили здесь засаду на перепуганного кролика? Так занимайтесь ловлей кроликов и не суйте свой нос в дела, недоступные вашим дрянным, никчёмным умишкам!

«Шестой» невероятным образом изогнулся внутри трубы, сжался как пружина и, оттолкнувшись, легко перелетел через проволочную западню. На секунду остановившись, он взглянул на верхушку торчащей из котлована ракеты и побежал по тропинке.

Глава восемьдесят третья

БИТВА МЕХАНИЧЕСКИХ РОБОТОВ

– Ракета! – сообразил Знайка. – Он бежит к ракете! Если Стекляшкин выключил силовое поле…

Знайка выхватил из кармана рацию и закричал прямо в мембрану:

– «Луна», «Луна», отвечай, «Луна»! Приём!..

Рация молчала.

И в это мгновение из полосы густого тумана на тропинку выползло металлическое чудовище. У него было три головы, пять рук и четыре ноги. Руки подрагивали и тянулись вперед подобно щупальцам гигантского спрута. Завидев «Шестого», чудовище взревело столь оглушительно, что у коротышек заложило уши и подкосились коленки. За кустами ежевики можно было разглядеть Стекляшкина, который держал в руках приборчик с выдвижной антенной и рычажками управления. По всей видимости, монстр не имел собственной программы и был радиоуправляемым механизмом.

Разглядев многорукого противника, «Шестой» вскинул голову и захохотал. В два прыжка он оказался перед чудовищем, раскрыл неожиданно огромную пасть и быстрым движением откусил одну из трех голов. Он шумно выплюнул голову, и она откатилась в сторону.

Стекляшкин лихорадочно задвигал рычажками на пульте управления. Все пять рук стали делать беспорядочные движения, но ни одно из них не достигло цели.

– Что он делает! – с досадой прошептала Кроха. – Не так, не так!..

«Шестой» отскочил в сторону и изготовился к новому нападению. У Стекляшкина был растерянный и встревоженный вид, он не ожидал такого стремительного отпора.

Не в силах более выносить собственное бездействие, Кроха передала включенную камеру Кнопочке и стремглав побежала по краю поляны к зарослям.

– Давайте сюда! – она выхватила у Стекляшкина радиопередатчик и сделала несколько пробных сигналов.

Чудовище послушно подпрыгнуло и взмахнуло конечностями.

Кроха удовлетворенно кивнула и, двигая рычажками, стала медленно приближаться к месту схватки. Теперь все с изумлением смотрели на то, как меняется расстановка сил в этом необычном и жестоком состязании.

Шагнув вперёд, многорукий сделал неожиданное круговое движение и, будто стальным веером, всеми своими конечностями снёс противнику часть головы и правое плечо.

Рука «Шестого» повисла на проводах, обнажившиеся механизмы стальной челюсти затарахтели вверх-вниз. Недолго думая, он оторвал руку, отшвырнул в сторону и внезапно бросился под ноги чудовищу, прокатился у него под животом и выскочил с другой стороны.

На этот раз медлительность стоила созданию Стекляшкина двух перекушенных ног. Кроха закусила губу от досады и сосредоточилась.

Механизм завалился на бок и, чтобы выправить положение, опёрся на одну из своих пяти рук. И тут же, прежде чем «Шестой» сумел воспользоваться своим преимуществом, нанёс противнику град прямых ударов по корпусу. Под разорванной одеждой робота появились глубокие вмятины, а туловище изогнулось словно вопросительный знак. В то же время движения его стали менее уверенными. Несколько раз он промахнулся, затем оступился и упал.

– Пар! – догадался Знайка. – Вода начинает действовать, его системы жизнедеятельности нарушены!

Робот поднялся, отбежал и огляделся по сторонам. Его затуманивающийся мозг уже не мог принимать быстрых и правильных решений. Впереди был многорукий враг; слева – крутой обрыв; справа – лес, не суливший иных перспектив, кроме медленной агонии…

«Шестой» повернулся к толпе коротышек. Те ахнули и попятились.

Пара в трубе не было, лишь только струйка воды вытекала из отверстия и уходила в мох. По трубе можно было попытаться проникнуть в секретную лабораторию, где роботы-электронщики ещё могли бы поставить его на ноги… Это был его последний шанс. Но надо успеть, пока он ещё в состоянии двигаться, надо успеть…

И робот неожиданно для всех бросился назад, к вентиляционному окошку. В толпе заволновались, стали пятиться, послышались испуганные возгласы.

Незнайка, Пончик и Пёстренький увидели вдруг, что взбесившийся робот изменил направление и бежит прямо на них.

– Ой, чего это он? – воскликнул Незнайка и выпустил Пончика.

Пончик напрягся так, что под толстой кожей на его висках выступили жилы, мышцы на лице заходили ходуном, а щёки затряслись. Изуродованный, взбесившийся механизм с каждым мгновением приближался, его неестественно выпученные глаза смотрели прямо в глаза Пончику..

С беззвучным криком Пончик рванулся в сторону, споткнулся и шлёпнулся на землю. Одновременно «Шестой», который из-за полученного в бою косоглазия взял неверное направление, резко повернул к вентиляционному окошку. А повернув, споткнулся о растянувшегося на земле Пончика.

88
{"b":"13237","o":1}