ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Описав в воздухе дугу, « Шестой» загремел прямо на гудящую от напряжения проволоку.

Сверкнула ослепительная вспышка, раздался треск, фейерверком взметнулись искры, и в неярком синеватом пламени робот-злодей исчез раз и навсегда.

Когда пламя погасло, коротышки окружили груду черного дымящегося железа, ещё совсем недавно являвшую собой чудовищную угрозу и теперь не представлявшую ни малейшей опасности – ни для Земли, ни для Колобка, ни для Вселенной…

А в следующую минуту все вспомнили о Пончике.

Героя окружили, подняли на руки и принялись качать. Пончик взлетал кверху и тут же падал на бесчисленное количество чьих-то заботливых рук, подлетал и снова падал… Наконец его опустили, и он с облегчением уселся прямо на землю.

Пончик смотрел по сторонам и решительно ничего не понимал. Его окружали радостные, восторженные лица знакомых и незнакомых коротышек. К полнейшему его изумлению, всё выглядело так, будто он совершил какой-то выдающийся, героический поступок. И это было так похоже на очередной фантастический сон, что Пончик изо всех сил ущипнул себя за ляжку.

Резкая боль привела его мысли в порядок, и Пончик вспомнил, как он бросился бежать, как угодил под ноги этому ужасному роботу и… Тут до него начал доходить возможный смысл происходящего.

Он поднялся, отряхиваясь встал на цыпочки и попытался заглянуть за спины своих восторженных почитателей. Ему удалось разглядеть только вьющийся от земли дымок, а также носом уловить запах бенгальских огней и палёной резины.

– Тихо, тихо, – сказал он сам себе и начал лихорадочно соображать: – Стало быть, робот упал, а там проволока… Есть!

Лицо Пончика озарилось радостной улыбкой. Он всё понял и теперь был счастлив. Поспешив придать своему лицу приличествующее новому положению выражение скромного смущения, он склонил голову и стал мягко пожимать тянущиеся к нему руки восторженных поклонников.

Шум вокруг героя ещё долго не утихал, а тем временем в сторонке, с лицами, выражающими полнейшее недоумение, стояли Незнайка и Пёстренький. По всему выходило так, что Пончик жертвовал собой ради их спасения. И это было настолько невероятно, что они не поверили бы этому ни на секунду, если бы не видели всё собственными глазами. Когда взбесившийся робот уже был готов растерзать на мелкие кусочки застывших в оцепенении друзей, Пончик не раздумывая бросился ему под ноги, спасая их тем самым от неминуемой гибели.

Теперь два приятеля пытались сообразить, что им следует делать – сохранять по отношению к Пончику суровую сдержанность или броситься ему на шею…

И ещё несколько коротышек не обращали внимания на скороспелого героя. Знайка, Огонёк, Кнопочка и многие другие, окружив, благодарили и поздравляли корреспондентку Кроху. Что ни говори, а ведь именно она остановила обезумевшего робота и спасла ракету.

Солнце наконец показалось из-за деревьев, всё вокруг засветилось и заиграло яркими красками. На мокрых листьях и травинках вспыхнули миллионы искр крошечных блестящих росинок. Туман рассеялся, прозрачный воздух открыл взорам коротышек великолепную панораму совсем не страшного острова, глубокой чаши котлована с торчащей из него ракетой и разбросанных по воде до горизонта четырёх прибывших из Солнечного города ракет.

Глава восемьдесят четвертая

«ДУРНОЙ ГЛАЗ» НАХОДИТ СВОЮ ЖЕРТВУ

Несколько раньше в кратере, когда «Шестой» понял тщетность своих попыток выбить металлические заграждения и убрался восвояси, Прибамбас облегченно вздохнул и полез в карман за мятной лепешкой. Эти лепешки он всегда носил с собой и начинал сосать всякий раз, когда нервничал. На тот раз он понервничал не на шутку и уже причмокивал в нетерпении.

Но прежде чем он нащупал лепешку, рука его наткнулась на пластмассовый пульт дистанционного управления. Мурашки побежали по спине адмирала, в одно мгновение он понял, какой опасности подвергался только что он сам и ещё… страшно подумать, сколько ещё коротышек!

Прибамбас покачал головой и набрал на пульте восьмизначный код, сняв защиту, окружающую «Волчок», а вместе с ней и оптическую сферу, окружающую остров.

Зайдя внутрь круга, он тут же незамедлительно восстановил защитные оболочки.

В эту самую минуту поднявшийся с постели академик Ярило выглянул в иллюминатор ракеты. После бессонной ночи он уже успел выпить большую чашку кофе, но нисколько от этого не взбодрился, а только почувствовал, что настроение стало ещё хуже.

И тут перед ним возник освещенный мерцающим рассветом гигантский массив конусообразного вулканического острова, покрытого густым лесом и обрамленного отвесными скалами и песчаными пляжами.

Ярило прижался лбом к иллюминатору, потом отпрянул, протёр глаза и снова уставился на море.

Нет, теперь всё было по-прежнему: морская гладь до самого горизонта и весело кружащие в поисках мелкой рыбешки чайки.

Ярило застонал, смочил холодной водой полотенце, обмотал им голову и снова улёгся в койку.

Тем временем адмирал Прибамбас поднялся на борт «Волчка» и подошёл к доктору Пилюлькину, сидящему у постели спящего Курносика.

Держа руку на пульсе больного, Пилюлькин внимательно вглядывался ему в лицо, дожидаясь, когда тот откроет глаза.

Прибамбас для порядка начал брезгливо шарить в карманах блестящего «концертного» пиджака неудавшегося диктатора. Среди незначительных мелочей его внимание привлекло кольцо с массивным камнем, в котором адмирал без труда узнал стеклянный глаз, используемый обычно в робототехнике. Повертев кольцо так и сяк, Прибамбас заметил, что камень при легком нажиме поворачивается в оправе вокруг собственной оси.

Но не успел он сделать полный поворот, как Курносик застонал и открыл глаза.

Увидев перед собой доктора в белом халате, он будто успокоился и начал озираться по сторонам. Но заметив, что Прибамбас держит в руках его кольцо, Курносик испуганно замахал руками:

– Не надо, не надо, бросьте!..

Но было уже поздно: адмирал повернул глаз вокруг оси, Курносик вскрикнул, выгнулся дугой и тут же обессилено распластался на кровати.

Случилось то, чего директор-Курносик никак не мог предвидеть: его собственное кольцо «Дурной глаз» с одиночным биоимпульсом, предназначенное для временного устранения и подчинения своей воле адмирала Прибамбаса, выстрелило в него самого!

В кратере появились Знайка и Огонёк, и адмирал снова снял защиту, чтобы пропустить их на «Волчок».

Знайка тут же размонтировал кольцо и разобрался в его устройстве. И хотя окончательные выводы можно было сделать только в лабораторных условиях, уже сейчас, при поверхностном осмотре, ясно было, что устройство собирало в себе отрицательную энергию живых организмов. Под воздействием слабого электрического тока оно излучало мощный направленный импульс, способный напугать до обморока и сделать легко внушаемым любого нормального коротышку.

– Боюсь, что вы недооценивали способности вашего инженера-директора, – обратилась Клюковка к Прибамбасу. – Скорее всего, большой алмазный шар также «жалит» не ультразвуком, а куда более опасным энергетическим хоботком.

– Нужно как можно быстрее уничтожить большой шар! – нахмурился Знайка. – Чтобы никто и никогда не смог им воспользоваться по злому умыслу или по случайности.

– Погодите с шаром! – взмолился Прибамбас. – Шар потом, помогите найти динамик! Завтра сюда прибудет наша аварийка, а у меня арестанты разбежались… За такое не то что разжалуют, за такое меня под суд отдадут, под трибунал!

– Хорошо, хорошо, – согласился Знайка. – Сейчас же всех поднимем на ноги, будем искать ваш динамик. Должен ведь кто-нибудь что-нибудь про него знать!

Со стороны больного послышался легкий стон.

– Тише, – потребовал Пилюлькин, – кажется, он опять приходит в сознание.

Курносик открыл глаза и увидел в руках у Знайки разобранное кольцо.

89
{"b":"13237","o":1}