ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Уберите, уберите!.. – простонал он слабым голосом и закрылся подушкой.

Знайка быстро убрал руки за спину. Постепенно взгляд Курносика принял осмысленное выражение. Казалось, он вспомнил многое из того, что произошло.

– Хочу домой, – прошептал он, обращаясь к Прибамбасу. – Хочу домой!

В его взгляде читалось столько боли и отчаяния, что адмирал был тронут.

– Хорошо, хорошо, – пообещал он. – Скоро полетим домой. Сегодня полетим домой!

– Хочу домой!.. – повторил Курносик так жалобно, что у всех присутствующих навернулись слезы на глазах.

Знайка отвёл Прибамбаса в сторону и сказал:

– Дело нешуточное. Бедняге может не хватить сил, ведь его только что прооперировали.

– Ну так давайте поскорее разыщем динамик! – с готовностью согласился адмирал. – Четыре минуты – и мы на орбите Колобка. Ещё через полчаса будем дома!

Они прошли в статор. Прибамбас повернул выключатель, и над круглой тумбой вспыхнуло объёмное изображение острова. Адмирал покрутил ручку настройки, и отражение поверхности острова приблизилось столь стремительно, что Знайке и Клюковке показалось, будто они падают на землю без парашюта. Они покачнулись и ухватили друг друга за руки. Когда изображение приблизилось настолько, что на его поверхности стали различимы коротышки, адмирал замедлил и остановил «падение».

Картина была следующая: бывшие пленники всё ещё толпились неподалёку от входа на фабрику, пассажиры «Стрекозы» не спеша брели в сторону лагеря, а неподалеку от них прямо через заросли робко двигались дикари-голодранцы.

Потом были радостные, но бестолковые переговоры по радио с экспедицией академика Ярило.

А потом челнок, пилотируемый самим адмиралом Прибамбасом, на борту которого находились Знайка и Огонёк, вылетел из кратера и спланировал на отвесное побережье, к самому входу на стоянку. Туда же потянулись все освободившиеся пленники.

Глава восемьдесят пятая

ВСЕОБЩИЙ СБОР

На стоянке в гроте собрались почти все коротышки: бывшие пленники и пленницы, трудоголики и голодранцы, избежавшие пленения путешественники и адмирал Прибамбас. Инженер Курносик, всё ещё в бессознательном состоянии, находился на борту «Волчка» под неусыпным наблюдением доктора Пилюлькина.

Перчик и Кренделёк на катере перевозили на «Стрекозу» снятое оттуда ранее оборудование. Винтик и Шпунтик, а также вызвавшиеся помогать им инженеры Клёпка и Буравчик в срочном порядке приступили к ремонту судна. Буравчик то и дело садился на свой вездеход и мчался на фабрику за какими-нибудь срочно понадобившимися материалами или инструментами. Короче говоря, работа кипела.

Прибамбас отключил защиту, и остров наконец-то явился во всём своём великолепии членам спасательной экспедиции, а также огромному числу следящих за ходом событий телезрителей.

Знайка залез на ящик и попросил тишины. Он представил собравшимся адмирала Прибамбаса, а затем обрисовал сложившуюся ситуацию и попросил всех помочь в розысках главного динамика.

– А что это такое? На что он похож? – послышались голоса из толпы.

– Понимаете, это такая кругленькая пластинка из металла, – начал объяснять Знайка… и тут ему уже не в первый раз показалось, что эту пластинку он совершенно точно где-то видел. Но когда и где?.. Справившись с секундным замешательством, он закончил: – Она блестящая, величиной приблизительно с ладонь. Немного поменьше и потяжелее, чем обыкновенная пластинка с музыкальными записями.

– В квадратной пластмассовой коробочке, – уточнил адмирал Прибамбас.

Знайка посмотрел на него растерянно, он вот-вот был готов вспомнить… Но тут с места поднялась Огонёк и повернулась к сидящим со скучающим видом пиратам Носу и Костылю.

– Это вас называют Костылём? – требовательно обратилась она к Костылю.

– Ну а хоть бы и так?.. – нехотя покосился тот. – Я вас не знаю, поищите себе другого кавалера.

Пираты довольно осклабились.

– Никакой вы не кавалер! – вспыхнула малышка, на мгновение растерявшись от такой наглости. – Вы отпетый негодяй и ничтожество. И вам ещё придется ответить за причиненное коротышкам зло – вам и всей вашей трусливой шайке!

Все повернулись к пиратам, и те как-то сразу сникли.

– Ладно, ладно, проваливай, – огрызнулся Костыль. – Нечего здесь без толку болтать.

Знайка нахмурился и хотел вмешаться, но Клюковка на этот раз не растерялась и перешла к делу.

– Они вот с этим, – указала она на Носа, который немедленно состроил ей рожу и отвернулся, – они вот с этим знают, где находится динамик! Я это сама из трубы слышала, и Буравчик тоже может подтвердить!

Стало тихо. Все ждали.

– Очень нужен мне ваш динамик, тьфу! – сдался-таки Костыль, мысленно рассудив, что полное запирательство не принесет ему ни малейшей выгоды. – Нужен он мне, как грязь под ногтями… Правда, я видел его в одном месте, не скрою. Но только там его уже нет. Спросите лучше вон у этих… – он презрительно кивнул в сторону Незнайки и Пачкули Пёстренького.

Все обратили взоры к этим двум героям, и Незнайка поднялся с места. До этого он нарочно выжидал, помалкивая и не высовываясь. Но теперь, оказавшись в центре внимания, он неожиданно смутился и вместо того, чтобы громко произнести заготовленную эффектную фразу: «Да я знаю, где находится главный динамик!» – вместо этого он стал молча смотреть себе под ноги.

– Ну, что ты молчишь? – окликнул его Знайка, а Прибамбас нетерпеливо заерзал. – Говори, если знаешь что-нибудь. Ты говорить можешь?

– Могу, – угрюмо подтвердил Незнайка. – Только вы сперва пообещайте, что оставите нам «Бобика» и «Трезора», – прибавил он секунду спустя, подняв глаза.

– Ладно, ладно, – нетерпеливо согласился Знайка. – Обещаем, обещаем, говори быстрее.

Незнайка снова поднял глаза и произнес:

– Вы на нём сидите.

– Что?! – закричали Знайка и Прибамбас, подскочив разом, как с горячей плиты, с покрытого брезентом ящика, на котором все это время сидели.

Под сдёрнутым в одно мгновение брезентом оказался металлический контейнер – тот самый, который путешественники нашли в заброшенной деревне в первый день своего пребывания на острове. Прибамбас нетерпеливо откинул крышку и торжествующе извлек из контейнера небольшую пластмассовую коробочку. Он приоткрыл её, жадно впился глазами в её содержимое и снова быстро захлопнул, как бы опасаясь, что драгоценная пластинка вдруг опять упорхнёт куда-нибудь у него из-под носа…

– Она! – провозгласил Прибамбас, задыхаясь от радости. – Она!.. Она!..

Под всеобщие аплодисменты он поднял коробочку над головой, потом прижал к сердцу, потом снова поднял над головой, потом снова прижал…

Знайка наконец-то вспомнил, где он видел динамик. Ведь не далее как сегодняшним утром Винтик показывал ему содержимое найденного контейнера. Коробочку он даже повертел в руках, но бросил обратно, не обратив на неё внимания. «Какое непростительное безразличие!..» – подумал Знайка, искренне огорчившись собственному промаху.

– Ну что же вы, будто не рады? – услышал он рядом, повернулся и увидел Клюковку.

– Ах, это вы! – обрадовался Знайка. – Вот видите, всё складывается к лучшему; теперь уже скоро будем дома.

– Вы этому рады? Но ведь мы разъедемся и, может быть, больше никогда не увидим друг друга.

– Не говорите глупости! – испугался Знайка. – Мы теперь должны… Мы теперь будем видеться часто! Наука… научные интересы…

Огонёк улыбнулась и промолчала. Наверное, против таких серьёзных аргументов возразить ей было совершенно нечего.

– Ракеты над островом! – раздались под сводами голоса появившихся с моря на катере Перчика и Кренделька. – Они над нами! Они уже идут на посадку!

– Это Ярило! – догадался Знайка. – Ах, как нехорошо получилось – мы его даже не встретили!

– Так не стойте же столбом, – дернула Огонёк его за рукав. – И давайте вместе поспешим. Пока он сам не начал вас искать…

Глава восемьдесят шестая

АКАДЕМИК ЯРИЛО НЕРВНИЧАЕТ

С рассветом на всех четырёх ракетах, расположившихся вокруг острова, царило замешательство. Проснувшиеся пораньше участники экспедиции видели, как перед ними дважды мелькнул остров. Растерянные очевидцы осторожно расспрашивали остальных, но толку было мало: никто не решался ответить что-нибудь определённое.

90
{"b":"13237","o":1}