ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И только сотрудницы Фуксия и Селёдочка не стали ломать комедию и откровенно рассказали друг другу об увиденном. Другое дело – была ли это оптическая иллюзия или же какое-нибудь ещё природное явление, в этом предстояло разобраться.

И они отправились поговорить с академиком Ярило.

– Войдите, – произнес тот нехорошим официальным голосом, услышав стук в дверь.

Фуксия и Селёдочка влетели в каюту и увидели, что Ярило лежит на незастеленной койке в халате и с мокрым полотенцем на голове.

Тут следует пояснить, что академик видел только первое явление острова (когда Прибамбас заходил на «Волчок»), малышки же видели второе (когда на корабль прошли Знайка и Огонёк). Между первым и вторым отключением окружавшей остров оптической сферы прошло не менее часа.

– Там!.. Берег!.. Земля!.. – выпалили малышки, задыхаясь от волнения.

– Да? – спокойно удивился Ярило бархатным академическим баритоном и, приподняв голову, посмотрел в иллюминатор.

Разумеется, ничего особенного он там не увидел и, строго посмотрев на своих подчиненных, сделал вопросительное лицо, как бы ожидая объяснений.

– Мы только что видели землю! – воскликнула Фуксия.

– Мы сейчас видели остров! – одновременно с нею выпалила Селёдочка.

Ярило молча смотрел на них, испытывая мучительные внутренние колебания.

– Мы видели!.. Там!.. Сейчас!..

Ярило снова приподнял голову и посмотрел на иллюминатор, а затем строго и вопросительно – на малышек.

– Он там был! Минуту назад!..

– Минуту назад? – переспросил Ярило. Это никак не вязалось с его собственной хронологией.

– Да, да! Минуту назад он появился и тут же исчез!

– Тут же исчез… – повторил Ярило. – Да вы в своем ли уме, голубушки?

Кажется, на этот раз он переборщил, потому что малышки вспыхнули от гнева.

– Во-первых, не смейте так разговаривать! – топнула ножкой Фуксия.

– А во-вторых, извольте встать и одеться! – потребовала Селёдочка.

Ярило только теперь сообразил, что лежит в халате перед собственными подчинёнными, да к тому же ещё малышками. Он поспешно встал, пробормотал «извините» и скрылся в ванной комнате.

Вскоре он вышел причёсанный и переодетый в свой обычный строгий костюм. Он уже понял: что-то произошло, но теперь ему было стыдно признаться, что он, как и все, не набрался духу сказать о том, что видел.

– Вы уж меня простите, голубушки, – сказал он со всей искренностью, – я все ещё неважно себя чувствую.

– Ладно, только это вас и извиняет, – согласились малышки.

В этот момент из репродукторов, висевших в каждой каюте, послышался взволнованный голос дежурного:

– Внимание всем! Внимание всем! Командор Знайка вышел на связь! Академик Ярило, вы слышите? Командор Знайка вышел на связь! Переключаюсь на прямую трансляцию…

Наконец-то, кажется, приходил конец всем спорам и догадкам – из динамиков послышался отчётливый голос самого Знайки:

– Алло! Алло! Говорит «Стрекоза»! Говорит Знайка! Кто меня слышит?

– Слышу вас, слышу! – закричал в микрофон Ярило. – Где вы? Где вы находитесь? Отвечайте!

– Мы здесь, на острове, мы вас видим!

В ту минуту Знайка ещё находился на борту «Волчка» и стоял перед изображением на светящемся куполе.

Ярило повернулся, малышки подбежали к иллюминатору:

– Где? Где вы? Мы ничего не видим!

– Сейчас, сейчас!..

– Где? Я ничего не ви… – тут Ярило осёкся на полуслове, потому что за иллюминатором в мгновение ока раскинулся гигантский массив острова – тот самый, который мелькнул перед его глазами в первый раз.

– Ах! – разом воскликнули Фуксия и Селёдочка.

– Теперь видите? – кричал Знайка. – Ну, что же вы молчите?

– А что… надо видеть?.. – глупо спросил Ярило на всякий случай.

Не выдержав, Фуксия и Селёдочка оттолкнули его от микрофона и радостно закричали:

– Видим! Видим! Ура! – Они обнялись, а потом потрясли друг дружке руки. – Мы тоже вас видим! Мы тоже рядом! Знайка, вы слышите?

– Да, да, я рад вас слышать!

– Это мы, Фуксия и Селёдочка!

– Да, да, я вас узнал! Я рад, что вы здесь!

Эти переговоры продолжались ещё долго, и остров больше никуда не исчезал.

Бригада телевизионщиков экспедиции немедленно вышла на связь, и в прямой эфир утренних новостей пошёл репортаж с переговорами, а также живая, чёткая картинка появившегося в океане острова. С этой минуты прямая телепередача непрерывно шла через спутник на Большую Землю. Все подготовительные работы были прерваны, спущенные на воду плавсредства с научной аппаратурой загружены обратно.

И вскоре ракеты, плавно оторвавшись от воды, с легким шипением устремились к выросшей будто ниоткуда громаде острова.

Парящие в невесомости участники экспедиции сгрудились у лобовых стёкол пилотских кабин. Остров стремительно приближался, и теперь внизу стал просматриваться выдающийся в море деревянный причал, дальше – уводящая в глубь зарослей тропинка, а ещё дальше, вверх по склону, торчащая из котлована верхушка ракеты.

Ярило сидел в пилотской кабине головной ракеты в кресле второго пилота. Позади него, уцепившись за спинку кресла, парили в невесомости Фуксия и Селёдочка. Знайка на связь больше не выходил, а во время первого бестолкового разговора он даже не объяснил, в какой именно части острова он находится и куда им следует приземляться. С появлением в поле зрения ракеты Стекляшкина вопрос отпал сам собой, и Ярило отдал распоряжение о посадке.

Покатое, воронкообразное дно котлована не представлялось удобным для приземления, поэтому пилоты пристраивали ракеты кто как мог. Ярило единственный приземлился вертикально на ровной площадке перед самым входом в подземную фабрику, остальные же трое положили свои ракеты на бок, прямо на мягкие густые папоротники.

Выбравшись на твёрдую землю, участники спасательной экспедиции с удивлением обнаружили, что их никто не встречает. Нигде поблизости не оказалось ни Знайки, ни его товарищей, ни Стекляшкина с Клёпкой. В котловане было пусто, ракета стояла с погашенными огнями. На тропинке лежал странного вида изуродованный механизм с двумя головами и множеством рук и ног, а возле прохода, ведущего внутрь горы, темнела кучка обгоревшего металла. Земля под слоем золы была еще тёплой.

– Что скажете, коллеги? – обратился академик Ярило к сопровождавшим его ученым-коротышкам.

С момента появления острова в иллюминаторах он находился в полнейшем смятении и растерянности, однако внешне старался этого не показывать.

В ответ на его обращение коллеги только развели руками: они были не меньше растеряны и обескуражены происходящим. Фуксия и Селёдочка предложили немедленно обследовать уходящие в глубь горы помещения.

Миновав цепь запутанных коридоров, цехов и подсобок с валяющимися повсюду в «отключке» роботами, разведчики оказались в слесарном цеху. Здесь, к своему изумлению, они обнаружили трёх роботов-слесарей, которые увлечённо работали, ремонтируя собственные механизмы, пострадавшие, как мы помним, при взрыве сверхскоростной пилы. Эти работяги не имели ни малейшего понятия о свершившемся несколько часов назад перевороте.

Увидев перед собой действующих роботов, Ярило и его учёные спутники не на шутку испугались.

Но и слесари сами тоже струхнули, потому что в одно мгновение поняли следующее: инженер Курносик, сумев-таки обманом пробраться на корабль, бросил всех и телетранспортировался на Колобок. Сюда же прибыли местные коротышки с материка, и теперь всех роботов отправят на переплавку.

– Не надо на переплавку! – загудели слесари в один голос. – Не надо на переплавку!..

Ярило от неожиданности сделал шаг назад, наступив на ногу Селёдочке (та не издала ни звука), и воскликнул: «Что?!»

Безошибочно угадав в нём главного, старший слесарь продолжал канючить:

– Вы не думайте, хозяин, у нас замечательные программы… практика, умения и навыки… опыт работы по железу, чугуну, стали, цветным металлам… мгновенные расчеты по нагрузкам и сопротивлению… молекулярные структуры…

91
{"b":"13237","o":1}