ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но… как? Почему? Ведь он должен был где-то хранить Осколок?

— Нет, если у него не было никакого Осколка.

— Ты имеешь в виду…

— Я имею в виду, что Горгон опередил нас, отправившись в прошлое и украв Фрагмент. Он побывал в таком далеком прошлом, что изменил всю историю этого мира.

Ирма почувствовала себя еще хуже.

— Ой, от этих слов у меня голова идет кругом, — жалобно простонала она. — Ты хочешь сказать: то, что случилось пару минут назад, на самом деле произошло много веков назад?

— Вот именно.

— Да, во всех этих перипетиях со временем обычному человеку нипочем не разобраться.

— Поэтому-то остановить Горгона должны именно мы, — заключила Вилл.

«Легко сказать, — подумала Ирма. — Но как, черт… вернее, Горгон побери, остановить его, если мы застряли неизвестно в каком месте и времени?»

Тарани оглядела крепость, осажденную воронами, и сморщилась от отвращения.

— Ну, здесь мы точно не найдем того, что ищем, — сказала она. — И я представления не имею, что Горгон мог сделать с Осколком и где он сам. Будут какие-нибудь предположения?

— Мы должны исходить из знаний, а не из предположений, — с важным видом изрек Муравьишка. Ирма не сдержалась и насмешливо спросила:

— Это тебе тоже господин Оникс сказал?

— Ну… да.

— Ладно, гений, — хмыкнула она, — и что же мы знаем?

— У нас есть книга…

«История рода Гагатов. Почему бы и нет?» — подумала Ирма.

— Надеюсь, с картинками? — пробормотала она, протянув руку за книгой. Картинок там, конечно, не было. Только слова, написанные от руки наклонным и не очень разборчивым почерком.

— Можно мне взглянуть? — попросила Тарани.

— Конечно. Лучше ты читай, подруга. Я все равно не могу разобрать эти каракули.

У Тарани, похоже, не возникло никаких трудностей. Она принялась быстро просматривать страницу за страницей.

— Важные люди… — бормотала она. — Глава того, правитель этого… кажется, они обладали большим влиянием. И денег у них было навалом. Стойте, вот кое-что… «Вскоре после того, как Аргос Гагат был назначен правителем города, его сестра Агата подобрала маленького мальчика, Горгона — найденыша, чьи родители неизвестны. Пораженная интеллектом мальчика, она предсказала, что его ждут великие дела и благодаря ему имя Гагатов прогремит не только на весь город, но и на весь Орбис», — Тарани остановилась. — Что ж, она оказалась права. Хотя, сдается мне, все вышло не совсем так, как она хотела.

— Найденыш… — повторила Ирма, невольно покосившись на Муравьишку. Он тоже был найденышем, чьи родители неизвестны, как было сказано в книге. Только ему повезло меньше — его не усыновила богатая семья.

Юноша не мигая смотрел в одну точку, словно прочитанное неприятно поразило его.

— Продолжай, — только и сказал он.

— «Аргос Гагат был против усыновления и написал сестре несколько писем, в которых советовал не делать этого. Но в конце концов ей удалось убедить его в том, что способности мальчика могут принести большую пользу, а такой благородный жест вызовет доверие и благоволение со стороны Библиотекарей, которые всегда представляли собой значительную политическую силу в городе».

— Какой цинизм, — заметила Вилл. — Они просчитывали возможную выгоду от усыновления, вместо того чтобы просто заботиться о ребенке.

Ирма кивнула. Она подумала о Главном Хранителе Башни Сокола, который когда-то взял Муравьишку под свое крыло и пусть ненадолго, но дал ему дом, где его любили и опекали. Возможно, Горгону не так уж и повезло.

— «Мальчик вырос в загородном поместье Гагатов, — продолжала читать Тарани. — Он с жадностью внимал своим учителям и к семнадцати годам стал самым юным Магистром Наук из когда-либо назначенных Библиотекарями. Его занятия, однако, приобрели нежелательный оборот, когда он решился перейти в область запретной Магии Времени. И на двадцать первом году жизни он предстал перед Библиотекарями, обвиняемый в незаконных магических экспериментах. В свою защиту он объявил, что пытался восстановить равновесие, а не нарушить его. Он хотел предотвратить катастрофу — Раскол Сферы — до того, как она совершилась. Но, несмотря на все его заявления о добрых намерениях, он был исключен из Колледжа Магических Наук и лишен всех званий».

— А что, кажется, это не такая уж плохая идея, — задумчиво сказала Ирма. — Вместо того чтобы охотиться за этими черепками, почему бы не сделать так, чтобы Сфера не разбивалась вовсе?

— Ты с ума сошла! — зашипела на нее Вилл. — Просто так взять и изменить целое тысячелетие истории? От этого наверняка оборвалась бы не одна нить Паутины!

— Да ладно, ладно, я только…

«Это была не самая умная мысль, — с опозданием подумала Ирма. Она уныло посмотрела на то, что когда-то было подвеской с совой. — Не удивительно, что сова превратилась в ворону. Похоже, Оракул с самого начала ошибся. Разве можно было давать птицу мудрости мне?»

— Песок по-прежнему бежит, — заметила она вслух. — Вернет ли нас эта штука в Хитерфилд теперь, когда она превратилась в ворону?

— Сомневаюсь, — покачала головой Вилл. — Кто знает, куда нас занесет, если мы воспользуемся заколдованной подвеской. Но если песок закончится, у нас не будет другого выхода кроме как испытать судьбу.

— А что произошло с Горгоном после того, как его исключили? — поинтересовался Муравьишка.

— Приемная семья отреклась от него, — сказала Тарани, скользнув взглядом по странице. — Аргос Гагат публично заявил, что юноша обманул возложенные на него ожидания и не оправдал оказанного ему семьей доверия, и отныне не имеет права именоваться Гагатом. Горгон был вынужден покинуть город, однако он отказался сменить имя. Некоторое время он прожил среди народа орла, в полной нищете. Он продолжал изучение Магии Времени — да, это уж мы знаем! — и однажды исчез без следа.

— А что Гагаты? — спросил Муравьишка.

— Странным образом… — хотя, возможно, совсем не странным, учитывая власть Горгона и его страсть к мести, — удача вдруг отвернулась от них. Невероятные злоключения преследовали все их семейство. Тут сказано, что Аргос Гагат всю оставшуюся жизнь страдал от призрачных видений — все кругом принимали это за помешательство. Думаю, мы можем предложить лучшее объяснение.

— Горгон вернулся, чтобы извести его, — сказала Корнелия.

— Вот и мне так кажется, — кивнула Тарани. Ирма поежилась.

— Хотелось бы знать, где он сейчас, — сказала она. — Что, если он пялится на нас, а мы и не знаем. Одна из тех противных ворон может принадлежать ему.

— Лучше не думать об этом, — поморщилась Вилл.

— Зачем ему рисковать? — рассудительно заметила Корнелия. — Он заполучил Фрагмент Совы и будет стараться уберечь его от нас…

— Не обязательно, — не согласилась Тарани.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, что одного Фрагмента для него не достаточно. Ему нужны и три остальных. И один из них находится здесь. — Она дотронулась рукой до подвески в виде орла, внутри которой был заключен второй Осколок. — Думаю, он должен вернуться за ним.

На несколько мгновений установилась тишина. «Муравьишка выглядит совсем подавленным, — подумала Ирма. — Видимо, он растерял все жемчужины мудрости господина Оникса. Возможно, теперь, когда он знает о том, что Горгон, как и Оникс, когда-то был Библиотекарем, эти высказывания уже не кажутся ему такими привлекательными…»

— В любом случае мы не можем ждать, пока он явится за нами, — решительно заявила Вилл. — Так что будем делать? Есть какие-нибудь предложения?

— Вообще-то есть, — ответила Тарани. — Тут должно быть одно место…

— Какое еще место?

— Ну, когда он решил все изменить… думаю, есть одно место, к которому он не осмелился бы притронуться. Это поместье, где он вырос… — она заглянула в книгу, — оно называется Дом Гагатов. Он не посмел бы изменить его.

— Но почему? — удивилась Ирма.

— Потому что, если бы он изменил его, он изменил бы свою собственную историю и вычеркнул бы себя из ткани существования.

11
{"b":"132374","o":1}