ЛитМир - Электронная Библиотека

— Стойте. Если, конечно, хотите получить назад свою подругу.

Ирме показалось, что огромный кулак сжал ее тело. Сжал так сильно, что она не могла ни пошевелиться, ни набрать в легкие воздуха.

Хай Лин. Неужели он правда поймал ее? Выходит, все, что говорила Тарани о тени совы и о том, что с Хай Лин что-то приключилось, было правдой?.. Но что же произошло? И где сама воздушная чародейка?

— А как мы узнаем, что она действительно у тебя? — осведомилась Вилл.

Вместо ответа Горгон показал им что-то серебристое, посверкивающее в тусклых лучах света хрустальными гранями. Подвеска. А внутри у нее, разумеется, Фрагмент Сокола.

— Надеюсь, вы все узнаете эту вещицу?

Ирме показалось, будто в животе у нее образовался здоровый кусок льда, — скользкое, зябкое и болезненное чувство.

— Где ты ее прячешь? — спросила она.

— Рядом.

— Мы хотим ее увидеть. Хотим поговорить с ней.

— В данный момент она не может ни с кем разговаривать. И никогда не сможет, если вы не отдадите мне то, чего я требую.

— Слушай ты, бестелесная тварь, если ты хоть на минуту подумал, что… — Ирма прямо-таки кипела от ярости, но Вилл подняла руку, чтобы остановить ее.

— Ирма, успокойся. Мы… мы должны выслушать его.

— Мудрое решение, юная Стражница.

— Так чего ты хочешь?

«Будто мы не знаем чего», — недовольно подумала Ирма.

— Сущий пустяк, — ответил Горгон, одновременно похожий и непохожий на Оракула. — Что такое жалкая, бездушная побрякушка по сравнению с энергией, дыханием, жизнью вашей подруги! То, что я прошу, находится у нее, — и он указал неосязаемым пальцем на шею Тарани.

— Нет! — в ужасе воскликнула Корнелия. — Мы не можем! Тарани, если ты отдашь ему подвеску, у него окажутся все три известных Фрагмента!

— Но если он причинит вред Хай Лин… — по лицу Тарани было видно, что она разрывается на части.

— Да, но… Подумай о власти, которую он получит. Подумай, как близко он подберется к тому, чтобы уничтожить Оракула. Уничтожить весь мир!

— Господин Оникс говорит… — Муравьишка запнулся, и ему пришлось начать заново: — Господин Оникс говорит, что, оказавшись перед трудным выбором, мы должны выбрать то, что будет благом для большинства, пусть даже это потребует отдельных жертв. Но… Нет. Я не знаю…. Если мы откажемся… Нет, я не могу сказать, что было бы мудрее. Мне никогда не стать Библиотекарем!

— Зачем тебе это? — холодно усмехнулся Горгон. — Старые отупевшие книгочеи не осмеливаются искать настоящие знания.

— Неправда! — разозлился юноша. — Они ученые, они посвящают всю свою жизнь исследованиям, и им доступна истинная философия. А все, что знаете вы, это ненасытная жажда власти.

— Они и тебя сбили с толку. Когда-то я тоже верил им. Я впитывал каждое их слово и бегал за ними словно собачонка. Но больше меня не проведешь. Они предали меня, более того — они предали высокую цель, которой клялись добиваться, — овладение знаниями.

Ирма была не в силах дольше сдерживать свой гнев.

— Нет, вы только послушайте их! Знания, власть, философия, жертвы… Все это полная чушь! Может, я многого и не знаю. Может, я и не такая умная, как вы. Но я знаю одно: не будет никаких жертв, пока у нас есть хоть малейший шанс снова объединиться всем вместе и дать в нос этому бестелесному придурку, как мы и собирались! — Она ткнула пальцем в сторону Горгона. — Ты! Ты всего лишь дешевый подражатель. У тебя даже нет своего собственного тела! Ты сам-то помнишь, как ты должен выглядеть?

Фигура Оракула замерцала, сделалась расплывчатой, и перед ними снова появилось бесформенное туманное облако.

— Выбирайте, — холодно произнес Горгон. — Выбирайте, пока мое терпение не иссякло.

Тарани стала порывисто стаскивать цепочку через голову.

— Вот! — крикнула она, бросив подвеску на растрескавшийся каменный пол. — Ирма права. Возьми ее. Возьми и верни нам Хай Лин!

Юные чародейки бросились к Хай Лин. В эту минуту Ирму совершенно не волновало, куда отправился Гopгон и взял ли он с собой все три Осколка, — все мысли были только о Хай Лин.

Воздушная чародейка выглядела очень маленькой и хрупкой, в ее глазах застыло изумление. Но она дышала, и ее сердце колотилось гораздо быстрее, чем раз в год.

— Хай Лин…

— Пожалуйста, — прошептала маленькая чародейка, — можно мне домой? Я хочу домой.

— Мы все отправимся домой, — твердо сказала Вилл. — Прямо сейчас. И ты тоже, Муравьишка.

— Что?! — воскликнула Корнелия. — Мы не можем взять его в Хитерфилд!

— Придется. Разве ты не помнишь? Горгон изменил его мир. Только Муравьишка не изменился, потому что был с нами и его защищало Сердце Кондракара. Если мы оставим его в этом мире, ему не будет здесь места, он окажется вне времени… как и мы, если не поторопимся.

— Надо решать быстрее, — сказала Ирма, — иначе мы зависнем здесь навечно и станем Призраками Времени.

— Вот именно, — кивнула Вилл. — Держитесь за Сердце и друг за друга. Держитесь крепче!

Они соединили руки, и жуткий полуразрушенный интерьер поместья Гагатов растворился.

Глава 12

Глупость и мудрость

— Я… Не могли бы вы посмотреть на вывеску за меня? Пожалуйста…

Голос Хай Лин прозвучал так слабо, что его едва можно было расслышать. «Она кажется такой хрупкой, — подумала Ирма. — Как будто у нее отняли что-то жизненно важное и она пока не уверена, что это что-то вернулось обратно».

— Все в порядке, — мягко заверила подругу Ирма. — Там написано «Серебряной Дракон», как и положено.

— Точно? — глаза Хай Лин все еще были зажмурены.

— Да. Хай Лин, это и в самом деле Хитерфилд.

Воздушная чародейка открыла глаза.

— «Серебряный Дракон», — прошептала она.

— Действительно.

— Я же говорила.

— Да. Девочки, вы… вы войдете вместе со мной?

«Хай Лин все еще боится, — подумала Ирма. — И будет бояться до тех пор, пока не увидит родителей, не обнимет их, не удостоверится, что она дома». И это неудивительно. По пути от пустынной аллеи за Шеффилдской школой, куда они перенеслись, Хай Лин рассказала подругам о Холлифилде. Это было похоже на самый кошмарный сон, и даже хуже — потому что, когда спишь, все-таки можно проснуться.

— Конечно, войдем, — не колеблясь ответила Вилл.

«Видок-то у нас не ахти, — отметила про себя Ирма. — Бледные, вытянутые от усталости лица — хоть сейчас иди в массовку фильма „Хэллоуин для зомби“. Ой, сейчас бы миску свежего поп-корна, видео и целый месяц никаких домашних заданий!»

Муравьишка изумленно таращился по сторонам, и это было неудивительно. Ирма помнила, что, когда впервые перенеслась в другое измерение, она тоже была потрясена.

— Я думал, тут у всех есть крылья, — только и сказал юноша, разглядывая проходящих мимо жителей Хитерфилда.

— Ну… вообще-то нет, — пояснила Вилл. — Только у нас, да и то не всегда. — Сейчас чародейки снова были в своих обычных, неволшебных нарядах.

Они распахнули дверь и вошли в ресторан. Отец Хай Лин как раз выходил из кухни со стопкой свежевыстиранных матерчатых салфеток в руках.

— Привет, — сказал он. — Как поиграли в волейбол?

И тут его чуть не сбила, с ног собственная дочь. Она обняла отца и прижалась к нему так крепко, словно от этого зависела ее жизнь. Белые салфетки разлетелись в стороны, а рот Чен Лина даже приоткрылся от неожиданности.

— Эй, малышка, что случилось? — спросил он.

— Ничего, — прозвучал приглушенный ответ. — Ничего.

— Ей… слегка попало мячом по голове, — ответила Вилл.

И это была чистая правда. Хотя и не вся.

— Со мной все в порядке, — сказала Хай Лин. — Все хорошо.

Похоже, ее отца не совсем устроило это объяснение, но тут он заметил Муравьишку, который застенчиво мялся в дверях, будто пытаясь спрятаться за спиной у Тарани.

— А это кто? — поинтересовался Чен Лин. — Ваш друг?

— Да, — убедительно кивнула Ирма. — Его зовут Муравьишка. Он… приехал к нам по студенческому обмену. Из-за границы.

14
{"b":"132374","o":1}