ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все посмотрели на Гризля, но тот спокойно парировал:

– Польщён вашим доверием, господа, однако вынужден поставить вас в известность, что дела господина Пупса ежесекунднонаходятся в поле моего внимания. Пусть он решает, могу ли я ехать.

– Нет, нет, господин Гризль, я вас не отпускаю, – забеспокоился Пупс. – Но может быть, господин Жулио возьмет на себя столь деликатную миссию? Я знаю, что господин Спрутс прекрасным образом самостоятельно справляется со всеми своими делами.

Жулио подготовился к ответу не хуже Гризля.

– Ученые шимпанзе знают меня как облупленного, – сообщил Жулио. – Во-первых, когда-то я представлял им космического пришельца Незнайку, а во-вторых, продал им порядочное количество акций «Гигантских растений». Это общество, как вам известно, впоследствии… м-м… прекратило свое существование.

Спрутс и Жулио понимающе переглянулись.

– Погодите! – сообразил Гризль. – Но ведь у нас теперь есть Мигс и Крабс. Должны ведь они на что-нибудь пригодиться!

– Верно! – подхватил Спрутс. – Мы уже потратили на этих животных кучу денег. Вот и для них найдется непыльная работёнка. Только не сбегут ли они тотчас, оказавшись на воле?

– Если предложить им достаточно выгодные условия, они будут работать, – уверенно заявил Пупс. – Собственно, за этим они ко мне и явились.

Это последнее решение удовлетворило всех присутствующих.

Глава семнадцатая

Глазам репортёра Болтика являются зловещие фигуры настоящих владельцев акционерного общества «Космические поставки»

Вечером того же дня на территорию расположенного в пригороде Давилона Научного городка въехали три сверхдлинных автомобиля. Солидно прошелестев по гравию, они остановились перед колоннадой центрального входа в здание обсерватории. Из ведущего и замыкающего автомобилей выскочили коротышки, одетые в чёрные костюмы, чёрные кожаные перчатки и очки с чёрными стеклами. Из центральной машины вылез шофер и услужливо открыл заднюю дверцу. Появились трое коротышек в огромных пёстрых цилиндрах.

Это были набирающие силу авторитеты преступного мира, члены гильдии «новых коротышек», теневые магнаты Жмурик, Тефтель и Ханаконда.

Жмурик был щуплым, плюгавым субъектом с чёрной повязкой вместо глаза. Из-за кривых зубов он сильно пришепётывал.

Тефтель был плотным, абсолютно лысым коротышкой с широким лицом, покрытым волдырями, и с толстыми складками на затылке. Он мало говорил и обладал большой физической силой. Все зубы у него во рту были золотые.

Ханаконда отличался высоким ростом, худобой и даже некоторым изяществом. Движения у него были плавные, осторожные. Он был умён, жесток и непредсказуем. Поскольку глаза его смотрели в разные стороны, Ханаконда носил маленькие зелёные очки, какие бывают у слепых. Он был главным в этой троице.

Никто толком не знал, чем занимаются эти тёмные личности, но ходили слухи, что вокруг них постепенно объединяются бандитские группировки со всего подлунного мира. Пока ещё наибольшим авторитетом в преступном сообществе пользовался Красавчик, но Ханаконда уже наступал ему на пятки…

Их ждали: дворник и секретарша сбежали по ступенькам парадного входа и сопроводили их в совещательную комнату, где за большим резным столом сидели астроном Альфа и лунолог Мемега, официальные владельцы акционерного общества «Космические поставки».

Сделав небрежные приветственные жесты пальцами, «новые» заняли места вокруг стола и закурили сигары, от клубов дыма которых учёные закашлялись.

Недоуменно переглянувшись, курильщики пожали плечами и затушили сигары в горшке с коллекционной мимозой.

После этого профессор Альфа не сдержался и сделал попытку резко отчитать посетителей.

– Что вы себе позволяете, милостивые государи! – подскочил он на месте, вскинув кверху трясущуюся от негодования бородку. – Вы находитесь в Храме Науки, господа коммерсанты, а не в распивочной!.. И прошу вас немедленно снять головные уборы! Будь вы моими студентами…

– Не надо кипятиться, профессор, – спокойно перебил его Ханаконда. – Мы никогда не были и никогда не будем вашими студентами. У вас вообще никогда не будет студентов, если мы сейчас встанем и уйдем отсюда.

Альфа сел на место и покрылся пятнами.

– Поговорим о делах, – продолжил Ханаконда, убедившись, что никто больше не собирается нарушать тишину. – Для упрощения ситуации пожар в типографии будем временно считать случайностью. Новый тираж акций будет готов к утру и немедленно поступит в продажу. Если же кто-то на самом деле хочет испортить нам праздник, он проявит себя снова. На этот раз мы его поймаем, и поверьте, он будет очень, очень сожалеть о содеянном.

На некоторое время стало совсем тихо, каждому казалось, что остальным слышно, как колотится сердце в его груди.

– Хорёк! – отрывисто крикнул Ханаконда, и оба ученых разом вздрогнули.

В комнате появился коротышка из охраны.

– Возьми ещё одного и оставайся здесь. Господа Альфа и Мемега представляют слишком большую ценность для науки, чтобы оставлять их без присмотра. Никаких контактов, особенно с журналистами.

Учёные сидели опустив глаза и не смея ничего возразить.

– Росомаха!

Вошел еще один коротышка из охраны.

– Поезжай в типографию. Если там опять случится пожар, опять будет наводнение или землетрясение, если хотя бы одна акция пропадёт или придёт в негодность – ты сам отправишься в космос вместо ракеты.

Коротышка молча развернулся и вышел. В его плотной фигуре и уверенных движениях чувствовалось знание своего дела.

– Теперь обсудим некоторые детали, – сказал Ханаконда.

Окна и двери совещательной комнаты захлопнулись, плотные шторы опустились.

Глава восемнадцатая

О несомненном вреде плотных штор и дворников, но при этом хвала архитектурным излишествам

Когда окно внезапно хлопнуло, репортёр Болтик едва не свалился на землю. Последние пятнадцать минут он балансировал на протянувшемся вдоль второго этажа обсерватории каменном карнизе. На голове у него были наушники, в руке он сжимал раздвижной телескопический штатив с микрофоном, при помощи которого подслушивал и записывал происходящий в совещательной комнате разговор.

– Вот невезуха! – сказал он сам себе, укладывая аппаратуру в болтающуюся за спиной репортёрскую сумку. – Но по крайней мере удалось выяснить, кто настоящие хозяева «Космических поставок». Ой! А где же лестница?

Осторожно, шаг за шагом продвигаясь по карнизу, он добрался до того места, где должна была находиться приставленная им к стене садовая лестница. Теперь её здесь не было.

– Вот это номер! – растерялся Болтик. – Лестницу скорее всего унёс дворник, но как же я теперь отсюда слезу?

А высота была приличной, в четыре роста нормального коротышки. Прыгать с такой высоты в темноту было делом совершенно немыслимым.

Продвигаясь дальше по периметру здания, Болтик миновал поворот, другой и оказался на освещённом фонарями центральном фасаде здания. В нескольких шагах от него находился небольшой балкончик, а дальше начиналась колоннада.

Стараясь оставаться незамеченным для разгуливающих внизу охранников, Болтик залез в каменный кораблик балкона.

Скорее всего на этот балкончик никто давно не выходил, потому что он был наполовину заполнен слоями сухих листьев. Расположенный выше уступ защищал каменное гнёздышко от дождя. Дверь, ведущая внутрь здания, была плотно закрыта, забита гвоздями и завешена изнутри шторами. Не оставалось ничего другого, как отсидеться здесь, пока все разъедутся, а потом докричаться до дворника и как-нибудь с ним договориться.

Ночь выдалась тёплой и безветренной. Болтик улёгся в мягкие листья, подложил под голову сумку и начал раздумывать о том, что он успел сегодня увидеть и услышать. Постепенно глаза его начали слипаться, и он не заметил, как уснул крепким сном.

Глава девятнадцатая

Мига и Крабс платят наличными согласно утвержденному обеими сторонами договору, хотя могли бы уйти совершенно даром

Только поздним утром Болтика разбудили доносившиеся снизу голоса – грубые выкрики и угрозы. Он осторожно высунулся из-за каменного бортика и увидел следующую картину. Двое коротышек в измятой одежде и неловко сидящих на них пёстрых цилиндрах пытались пройти в здание обсерватории, а охранники их не пускали.

11
{"b":"13238","o":1}