ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что?..

– Что будет с «Космическими поставками»?

– Ах, вы об этом! Послушайте, Гризль, вы что, не могли выбрать другое время?

Тут кто-то снова удачно запустил в лицо клоуна половинкой арбуза, и тот пронзительно заверещал:

– Убили! Убили! Последняя просьба умирающего: умоляю, перечислите весь мой сегодняшний заработок фирме «Космические поставки»! Пусть они быстрее везут сюда гигантские арбузы и ананасы! Клянусь вам, нет большего наслаждения в жизни, чем дать кому-нибудь по морде гигантским ананасом!!

Шутка вызвала бурную одобрительную реакцию в зале, а Пупс вдруг сообразил, что именно хотел сказать ему Гризль, и сделался серьёзным.

– Вы полагаете, что мы зашли слишком далеко? – насторожился он.

– Утром всем будет известно, что «Космические поставки» принадлежат вам и господину Спрутсу. Уже сегодня почти все акции распроданы, следовательно, от вас потребуют этих самых космических поставок, то есть постройки многоступенчатой ракеты на поверхности Луны и полёта на Большую Землю за магнитным железняком.

– Что за ерунда! – испугался Пупс. – Мы ведь собирались уничтожить эти дурацкие поставки, а не возить сюда железняк!

– Но тогда вам следовало ещё утром объявить акционерное общество несостоятельным, изъять акции из продажи и уничтожить. Вместо этого вы изволили подсчитывать барыши.

– Кто же мог знать, что их начнут раскупать так стремительно? – Пупс растерянно развел руками. – От этих цифр у любого голова пойдет кругом. Кто мог знать, что их расхватают за несколько часов? Предполагалось, что это дело по крайней мере года или месяца…

Гризль молчал, и от этого Пупс начинал волноваться всё сильнее. Только теперь он понял, какую глупость совершил, распродав акции.

– Да, конечно… глупо получилось… Но что, что же теперь делать? – испуганно бормоча, обратился он к Гризлю.

– Теперь придется пойти по более сложному пути, – бесстрастно ответил Гризль.

– Как-как? Говорите, говорите.

– Нужно вернуть права и все вырученные деньги прежним владельцам.

– Вернуть?! Десятки миллионов фертингов?!

– Дело складывается таким образом, что можно потерять всё, – зловещим голосом проговорил Гризль.

Пупс напряженно потёр лоб ладошкой:

– Хорошо, допустим, мы вернем им деньги и права. Что дальше?

– Если они не смоются с деньгами, а рассчитывать на это не приходится по многим причинам, так вот, если они не смоются, мы их попросту разорим. Объединенных вашего и господина Спрутса капиталов хватит на то, чтобы разорить сотню таких предприятий. У нас хватит для этого и связей, и финансовых возможностей. А если у них не будет денег, то не будет и никакой ракеты, а стало быть, и никаких космических поставок.

Пупс смотрел на Гризля с восхищением.

– Гризль, вы очень умный коротышка. Когда Спрутс рекомендовал мне вас на должность управляющего, я даже не предполагал в вас столь выдающихся деловых способностей. Теперь же я все более склоняюсь к мысли о том, чтобы когда-нибудь наделить вас полномочиями равноправного компаньона…

Не в силах сдержать улыбку, Гризль склонил голову.

В течение этого важного разговора Спрутс, перевесившись через барьер ложи, прямо-таки рыдал от смеха. Номер с резиновым клоуном он видел впервые. Конечно, он ничего не мог слышать из разговора и всё ещё находился в приятном осознании свалившихся с неба сказочных барышей. Время от времени он посылал своего секретаря Жулио в зал что-нибудь бросить в физиономию клоуна, а после броска заходился в новой истерике. Вокруг «резинового лица» в его глазах водили хороводы радужные банковские упаковки тысячных купюр…

Жулио нехотя таскался вниз и бросал в клоуна объедки, не очень-то стараясь попадать в цель. Эти поручения были для него обидны и унизительны, однако проявить как-либо своё недовольство он не решался, а только ворчал себе под нос: «Господин Пупс не пошлет Гризля бросаться в клоуна… Надо будет как-нибудь напомнить Спрутсу об их совместных похождениях во времена смуты, пусть не очень-то задирает нос…»

Но вот его мозг стала всё больше занимать одна мысль. Жулио начал всё дольше задерживаться перед сценой, внимательно вглядываясь в перепачканное «резиновое лицо» клоуна, и прислушиваться к его голосу. И это лицо, и этот голос казались ему до боли знакомыми.

Когда аттракцион закончился, Жулио попросил у Спрутса разрешения и отправился за кулисы.

Глава четвёртая

Репортёр Болтик как ценный свидетель. По мнению Ханаконды, суд признает сделку недействительной

Теперь мы покинем на некоторое время «Весёлый клоун» и вспомним, что утром этого дня мы оставили репортёра Болтика в довольно затруднительном и даже опасном для него положении. Бросить на произвол судьбы такого отважного и честного коротышку было бы с нашей стороны последним делом.

Итак, двое охранников жестоко заломили Болтику руки, на его запястьях щёлкнули наручники. Один из громил взял несчастного за галстук и, как собачонку, потянул вверх по лестнице. Другой громила двигался сзади и время от времени припечатывал Болтика тяжёлым башмаком в заднюю часть. Рядом семенил дворник и трусливо тыкал арестованного метлой под коленки.

Проведя через пустой гардероб, Болтика затолкали в умывальник и пристегнули одной рукой к трубе батареи отопления. Потом охранники несколько раз ударили его по лицу и направились к машине, чтобы по телефону доложить боссам о случившемся.

Дворник же, увидев, как беззащитного коротышку избивают в кровь, перепугался и счёл за благо больше ни во что не вмешиваться. Он тихонечко убрался куда подальше в парк и принялся там сгребать листья в кучи.

Когда охранники дозвонились своим хозяевам, трубку снял только что пришедший в себя и окружённый врачами «скорой» Ханаконда.

– Это Росомаха, хозяин, – послышался унылый голос старшего охранника. – Там, в типографии, всё хорошо, хозяин. Все акции на месте, целёхоньки, я сам лично проследил, чтобы их отправили…

– Где ты? – устало выдавил из себя Ханаконда.

– В Научном городке, хозяин.

– Что там?

– К сожалению, не могу вам сказать, что здесь всё в порядке: на нас тут напали какие-то сумасшедшие и мы на некоторое время потеряли контроль над объектом…

– Кто?

– В том-то и штука, хозяин, что на нас напали неожиданно, сзади. Мы даже не знаем, хозяин, кто бы это мог быть. Но мы тут изловили одного типа, который всё видел, репортёра… Знаете, он ещё ведет эту дурацкую передачу на телевидении… как её…

– Где академики?

– Да у себя, наверное, где им быть-то… Вижу их секретаршу.

– Дайте ей трубку.

Послышался взволнованный голос малышки-секретарши:

– Алло! Алло! Это «скорая»?

– Что случилось? – сказал Ханаконда, не уточняя.

– Приезжайте скорее! Профессор Альфа и академик Мемега… – голос у малышки сорвался на всхлипывания.

– Что с академиками?

– С ними очень плохо! Температура, пульс… Почти совсем не могут говорить…

– Хорошо, – сказал Ханаконда. – Оставайтесь возле них до приезда врачей.

Малышка убежала, взволнованно причитая и прижимая к глазам платочек. Трубку снова взял Росомаха.

– Вызовите врачей и ждите нас, – приказал ему Ханаконда и дал отбой.

Выключив трубку, Ханаконда мрачно обвел глазами своих компаньонов и пояснил ситуацию:

– Учёных траванули какой-то химией и велели подписать бумаги. Если репортёр и врачи это подтвердят, суд признает сделку недействительной. Едем туда.

Глава пятая

О надёжности креплений металлических труб и безусловной пользе машин «скорой помощи», если они оказываются в нужное время и в нужном месте

Очнувшись, Болтик поднял голову и огляделся. Он сидел на полу умывальной комнаты, под раковинами, пристёгнутый наручниками к трубе парового отопления. Нос и скула болели, на распухших губах чувствовался вкус крови.

Закованная рука совершенно затекла и онемела. Было тихо и слышно, как кое-где у него над головой капает вода в раковины. На часах была половина первого дня.

14
{"b":"13238","o":1}