ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Господа учёные приняли меня хорошо, угостили морковным чаем с сухарём. Я тогда уже, по правде говоря, был готов ноги протянуть от голода. Я им говорю: надо чинить передатчик, собрать команду специалистов… Я ведь сам когда-то был неплохим электриком, работал на заводе Грязинга. А те только усмехнулись. Конечно, какой там передатчик, если кругом голод и разруха.

Идти мне было некуда, и я остался при Научном городке, в Планетарии. Наладил электропроводку, вычистил планеты, смазал шарниры. Всё опять закрутилось, замигало. Изредка стали приезжать из города экскурсии. Двадцать сантиков за вход, конечно, не большие деньги…

А где я спал, господин Жулио, вы не поверите! В модели Большой Земли! Прямо под куполом! Постелил внутри матрас, кое-какое бельишко – и вот так парил каждую ночь в космическом пространстве.

Когда жизнь стала налаживаться, начали выделять деньги для Научного городка, крохи конечно. И мне опять не повезло: оклады положили только господам учёным, секретарше и дворнику. Ко мне в Планетарий тоже зашла комиссия. Посмотрели, что всё горит, все крутится, – и сказали, что электрик не нужен. Я бы ещё пожил там какое-то время и без оклада, только дворник очень вредный оказался, выжил меня в два счёта.

Я ещё долго перебивался случайными заработками, голодал, пока не устроился сюда, в «Весёлый клоун», со своим номером. Дело знакомое, я когда-то уже так зарабатывал в Сан-Комарике.

– Вот что, Козлик, – сказал Жулио, выслушав приятеля. – Ты мне рассказал сейчас очень важные вещи. Может случиться, что тебе удастся здорово заработать. Только, самое главное, ты никуда не пропадай, чтобы я мог тебя в любое время найти.

– Вообще-то, я здесь ночую, – признался Козлик. – Не хочу тратиться на жилье, пока нет постоянной работы. На кухне кой-чего помогаю, так что кормёжка идет даром. Всё, что зарабатываю, откладываю на чёрный день. Ведь когда-нибудь мой номер наскучит здешней публике…

Козлик хотел ещё что-то добавить, но в этот момент со стороны зала грохнули выстрелы, и оркестр перестал играть.

Жулио выхватил из-за пазухи револьвер и высунул голову за дверь гримёрки.

– Всем сидеть на местах, это налёт! – доносились крики из зала.

– Дело дрянь, – пробормотал Жулио. – Кажется, кто-то не поладил с Красавчиком.

– Идите за мной, – шёпотом позвал Козлик.

Они прошли какие-то коридорчики, винтовые лесенки под сценой и оказались в темноте, среди пыльной рухляди, за фанерным задником кулис. Кое-где в фанере были просверлены дырочки, через которые тьму иголками пронзали лучи света. Оба прильнули к дырочкам и стали наблюдать за происходящим.

Глава десятая

Как Жмурик, Тефтель и Ханаконда совершенно бесплатно получили назад «Космические поставки», а сопровождавшие их охранники – памятные жесты внимания от заведения (тоже совершенно бесплатно)

Жулио ошибался: вооружённый налёт был совершён не против Красавчика и его заведения. Разъярённые потерей «Космических поставок», Жмурик, Тефтель и Ханаконда решили поговорить таким образом со своими обидчиками Пупсом и Спрутсом.

Крепкие, приземистые коротышки в тёмных очках, чёрных костюмах и кожаных перчатках, с автоматами в руках, выстроились по краю сцены и хмуро направили стволы в сторону зала и ложи-люкс. Ещё несколько налётчиков перекрывали выходы. Охранник по прозвищу Хорёк грубо командовал в микрофон:

– Всем сидеть на местах, оружие на пол, руки на стол!

Удивительно было то, что находившиеся в ложе-люкс Пупс, Спрутс и Гризль не проявляли ни малейшего беспокойства в отношении происходящего. Они беседовали, закусывали и с интересом наблюдали за тем, как развиваются события. Причиной их странного поведения было то, что при первом же сигнале опасности их ложу перекрыло опустившееся сверху толстое пуленепробиваемое стекло. Стены, пол и потолок ложи имели внутри надёжный слой брони.

В зале появились Жмурик, Тефтель и Ханаконда. На них были длинные шерстяные пальто, франтоватые белоснежные шарфики и пестрые цилиндры. Ханаконда что-то сказал Хорьку, и тот объявил:

– Мои хозяева ничего не имеют против господина Красавчика, они имеют интерес вон к тем господам… – Хорёк указал дулом автомата в сторону ложи-люкс. – Эй, вы! – окликнул он довольно грубо. – Вылезайте-ка оттуда, пока вас не вытянули за уши!

Услыхав эту дерзость, Пупс в удивлении вскинул брови и сказал своему компаньону:

– Не пора ли прекратить это безобразие, господин Спрутс?

Тот с готовностью закивал, Пупс вынул из кармана портативную рацию и спокойно произнес:

– Начинайте.

В ту же секунду стоящий в вызывающей позе Хорёк почувствовал, как вокруг его шеи затянулась петля, а затем сцена и микрофон стремительно улетели куда-то вниз. Он выпустил автомат и обеими руками схватился за душившую его петлю. Оглядевшись по сторонам, он убедился, что все налётчики, подобно куклам-марионеткам, болтаются на спустившихся с двойного потолка капроновых шнурах. Многие пытались звать на помощь, дергались и извивались, как червяки, что весьма рассмешило публику, которая стала воспринимать происходящее как новую инсценировку, придуманную для увеселения посетителей ресторана.

Все стали аплодировать, а во всё ещё манерно стоявших возле сцены Жмурика, Тефтеля и Ханаконду полетели объедки и огрызки. (В этот момент следивший за происходящим через дырочку Козлик одобрительно хмыкнул.)

Убедившись, что хозяином положения стал Пупс, к микрофону вышел Красавчик и объявил:

– Я рад, что уважаемой публике понравился наш новый аттракцион под названием «Налёт».

Последовал взрыв аплодисментов, одобрительные крики, свист, и новый шквал объедков обрушился на главарей налётчиков, которых все теперь воспринимали как переодетых клоунов.

– Только хватит!.. – шутя прикрикнул на публику Красавчик. – Хватит уже пачкать польты моим артистам! Приходите в «Весёлый клоун», и я обещаю вам ещё не так повеселиться!.. Оркестр! Продолжайте вечер!

Заиграла музыка, вышел конферансье и начал уморительно смешить публику по поводу «налёта». Программа пошла своим чередом.

Тем временем коротышки в серых трико и таких же масках, обтягивающих головы, принимали снизу трепыхавшихся налётчиков и уводили из зала. Невидимая, но вездесущая охрана господина Пупса сработала, как всегда, чётко и эффективно.

Жмурика, Тефтеля и Ханаконду привели в люкс-кабинет и толкнули на кожаный диван.

– Снимите с них наручники, – мягко попросил Пупс.

Пока главари усаживались и разминали руки, Спрутс велел убраться за дверь всем лишним. За столом остались Пупс, Спрутс, Гризль и незаметно появившийся откуда-то Жулио.

Спрутс был уже в курсе дел и почти смирился с тем, что вырученные сегодня за акции миллионы придется вернуть. «Лучше потерять эти деньги сегодня, чем завтра всё», – повторял он про себя фразу, услышанную от Гризля, и она его немного успокаивала.

– Итак, господа, мы вас слушаем, – пропел своим медовым голоском Пупс и принял вежливо-выжидательную позу.

Спрутс злобно улыбался, глядя в упор на потерявших весь свой кураж «теневых магнатов». Гризль и Жулио скромно перелистывали бумаги, не поднимая глаз.

– Вы украли у нас семьдесят миллионов, – угрюмо и зло произнес Ханаконда, глядя в пол.

– Семьдесят? – удивился Пупс. – Нет, не семьдесят, а гораздо больше! Ведь акции дорожают с каждым часом, с каждой минутой! Я уже не говорю о десятках миллиардов, которые вы намерены выручить от реализации всего проекта!..

– Сволочи, вам это не сойдет с рук, – прошипел Ханаконда. – Сегодня ваша взяла, а завтра мы ещё посмотрим…

– Ой!.. – Пупс сделал круглые глаза и схватился за сердце. – Ой!.. Сейчас со мной будет приступ. Ведь это угроза? – с выражением изумления и испуга Пупс повернулся к Спрутсу: – Это угроза?

Спрутс скривил губы в усмешке.

– Но ведь если от вас действительно исходит реальная опасность, – озабоченно продолжал Пупс, – я должен срочно, немедленно что-нибудь предпринять! Не ждать же завтрашнего дня, когда вы возьмётесь за меня по-настоящему! Вы – такие крутые и серьезные!.. Но что же делать? – Пупс заёрзал в кресле и завертелся по сторонам. – Бежать, бежать! Срочно рассовать по карманам сотню-другую фертингов и бежать куда глаза глядят!..

17
{"b":"13238","o":1}