ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все эти дорогие излишества новые богачи покупали не столько для собственного комфорта, сколько для того, чтобы пустить, как говорится, пыль в глаза своим знакомым. Так, например, самым шикарным считался у них не самый быстрый и надежный автомобиль, а тот, длина которого была не меньше двух обыкновенных, стоящих друг за другом. А у некоторых владельцев длина автомобиля достигала и трех, и даже четырех обыкновенных. Внутри таких неповоротливых конструкций находились просторные кровати, буфеты, игровые площадки и даже небольшие бассейны. Если такое, с позволения сказать, чудо на колесах двигалось по улице, то полицейские, понимая, что едет миллионер, а не простой коротышка, немедленно перекрывали всё остальное движение и пропускали автомобиль, отдавая честь его владельцу.

Сами «новые коротышки» отличались от всех других по особым, ими самими придуманным внешним признакам. Этот стиль настоящего, заметного издалека богача сложился в их воображении ещё задолго до того, как они сами стали капиталистами. Большинство этих коротышек раньше жили в деревнях, и они видели миллионеров всего-то один-два раза в жизни, издалека, мельком, а то и вовсе в каких-нибудь телевизионных оперетках. Поэтому после внезапного обогащения они повели себя, с точки зрения окружающих, дико и странно.

Прежде всего, богач в их представлении был непременно толстеньким. Для того чтобы побыстрее растолстеть, «новые коротышки» принялись по нескольку раз в день завтракать, обедать и ужинать, требуя себе при этом самые калорийные продукты питания: торты, пирожные, сдобные булочки, намазанные маслом, и сладкое до приторности какао. При этом они старались как можно меньше двигаться и больше спать. Некоторые требовали подавать им завтрак прямо в постель, чтобы, не теряя времени, тут же всхрапнуть до обеда.

Результаты не заставили себя ждать, и вскоре даже самые неприметные заморыши приобрели вполне солидный и респектабельный вид. А те, у кого талии по каким-то причинам не хотели округляться до желаемых размеров, с нескрываемой завистью поглядывали на уже состоявшихся толстяков. Некоторые из них, не желая смириться со столь вопиющей несправедливостью, пускались на мошеннические уловки и носили под одеждой специальные надувные жилеты. Однако такое жульничество долго скрывать было невозможно, и таких самозванцев быстро разоблачали. В обществе новых богачей ценились только настоящие толстяки.

Другой важной отличительной особенностью «новых» была шляпа. Но не какая-то там обыкновенная, соломенная или фетровая, а сияющий шелком, стоящий трубой цилиндр.

Настоящего миллионера они представляли себе именно таким: толстеньким, с тростью в руке, с бабочкой на шее и цилиндром на голове. А для того, чтобы все издалека видели, с кем имеют дело, эти цилиндры (а в тон им, соответственно, и бабочки) «новые коротышки» заказывали не чёрными, а с какой-нибудь броской, вызывающей расцветкой – в горох, в полоску, клетчатые, звёздочками, крапчатые и так далее. Высота этих расширяющихся кверху нелепых головных уборов также имела значение; размеры их подчас становились немыслимыми и для ношения на голове чрезвычайно неудобными.

Намучившись, «новые коротышки» пришли к общему негласному соглашению о высоте цилиндров: не больше, чем расстояние, взятое от плеча до макушки его владельца. Этим решением все остались довольны, а если кто-нибудь нарушал правило, то на него специально показывали пальцем и смеялись. Тут уж бедняге становилось не по себе.

Среди новых богачей были, конечно, не только малыши, но и малышки, которым тоже хотелось похвастать своим достатком перед подругами. Для этого они даже в самую жаркую погоду надевали на себя пышные меха, обвешивались драгоценностями, а на голове сооружали какую-нибудь несусветную прическу в виде вазы с фруктами, парусного корабля или высотной башни. Кроме того, полагалось держать на руках маленькую, злобно тявкающую капризную собачонку, раскрашенную акварельными красками на манер попугая. Завидев поблизости еще более расфуфыренную дамочку, такая богачка считала себя смертельно обиженной и немедленно отправлялась домой, чтобы в следующий раз появиться в совсем уж невообразимом наряде.

Все эти новые богатеи не вызывали у нормальных коротышек уважения. Наоборот, над ними втихомолку посмеивались, а про их глупые причуды рассказывали анекдоты.

Глава третья

Как господин Пупс стал самым богатым и уважаемым коротышкой в подлунном мире

Самым богатым и влиятельным из «новых» стал некто г-н Пупс. В прежние времена почти никто не знал о его скромном существовании; разве что только постоянные посетители большого универсального магазина в захолустном Фантомасе знали г-на Пупса в лицо.

А лицо у него было широкое, гладкое, всегда расплывающееся в приятной улыбке. И голос у него был тоже приятный, бархатный и слащавый; прямо-таки не говорил, а пел этот симпатичный во всех отношениях толстенький коротышка.

В универсальном магазине Пупс работал управляющим. В его обязанности входило обслуживание солидных посетителей. Он должен был такого посетителя лично встретить, проводить вдоль стеллажей, рассказать о новых товарах, пошутить – короче, сделать всё, чтобы покупатель не просто ушел из магазина с покупками, но и остался доволен обслуживанием. Настолько, чтобы ему захотелось заглянуть сюда ещё разок и пообщаться с таким приятным коротышкой.

Обладая хорошей памятью, Пупс запоминал клиентов с первого раза, и, если покупатель снова появлялся в магазине, восторгам его не было конца. «Ах! Вот и вы! – восклицал он. – Как приятно видеть вас снова! Со времени последней нашей встречи вы, несомненно, похорошели и пополнели!..» И затем, прохаживаясь с клиентом вдоль полок, Пупс рассказывал ему, как старому знакомому, местные сплетни и анекдоты, не забывая попутно расхваливать свой товар.

После такого приема посетитель чувствовал себя обязанным этому замечательному коротышке и, чтобы в ответ сделать ему приятное, старался купить побольше, иногда даже не очень нужных ему, вещей.

Уплатив в кассе, посетитель давал Пупсу фертинг «на чай» и прощался. А услужливый управляющий рассыпался в благодарностях и, стоя в дверях, долго кланялся и просил заходить ещё.

Покупателям такое обслуживание очень нравилось, и многие из них приходили в магазин снова и снова.

И всё было замечательно до тех пор, пока в стране не начались уже известные нам беспорядки.

Будучи при всём своём обаянии коротышкой умным и расчётливым, Пупс не устоял перед соблазном лёгкого и стремительного обогащения.

Когда деньги отменили и вся торговля пошла прахом, хозяин сети фантомасских магазинов г-н Фунтик, по примеру многих других, всё бросил и уехал в деревню выращивать гигантские фрукты и овощи. Совсем иначе повел себя наш герой. Понимая, что такая неразбериха долго продолжаться не может, он разыскал где-то за городом заброшенный авиационный ангар и начал свозить туда прямо со складов огромные партии бесхозных вещей и продуктов питания. Он также не стал разбрасываться обесценившимися на время фертингами и насобирал их несколько коробок из-под телевизоров, на сумму более полумиллиарда.

Когда надежды на второй урожай гигантских растений окончательно угасли, Пупс явился к своему бывшему хозяину Фунтику и предложил купить у него разорившиеся магазины. Не долго думая, изголодавшийся Фунтик уступил Пупсу документы на право владения за ящик консервированных бобов. Оба остались довольны этой сделкой.

Затем Пупс разыскал разорившихся владельцев из других городов и тоже скупил у них акции и прочие ценные бумаги. Таким образом, постепенно этот обходительный коротышка стал единоличным хозяином едва ли не всех универсальных магазинов, расположенных в крупных и не очень крупных городах подлунного мира.

И как только деньги опять вошли в силу, он начал торговлю своими припасами.

Впоследствии, когда всё утряслось и встало на свои места, г-н Пупс оказался самым богатым коротышкой на Луне. Его состояние оценивалось в десять миллиардов фертингов. После него с большим отрывом шел г-н Спрутс, у которого было пять миллиардов фертингов.

2
{"b":"13238","o":1}