ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выспавшись днем и хорошенько поразмыслив ночью, Скуперфильд решил не рисковать, продавая, пусть даже через посредника, заведомо краденый прибор. Он сделал смелый и неожиданный ход, предложив его к продаже совершенно открыто. Он рассудил так: если на фабрике существовал один исправный прибор невесомости, то почему бы там не обнаружиться ещё одному?

Продумав всё до мелочей, Скуперфильд прокрался ночью на фабрику и спрятал прибор в кладовой для хранения запасных деталей. Выдвижной ящичек, в который он сунул прибор, находился поблизости от электрического щитка-распределителя, на это должны были клюнуть учёные и журналисты, пытаясь объяснить ещё один феномен сохранившего свою силу прибора.

Так оно и вышло. К полудню на макаронную фабрику съехались съёмочные бригады, и Скуперфильд подробно прокомментировал своё заявление. Его рассказ подтверждался свидетельством ещё двоих коротышек.

Дело якобы обстояло следующим образом.

Будучи образцовым хозяином своего макаронного заведения, Скуперфильд, невзирая на недавние потрясения, начал утро с плановой ревизии кладовой запасных деталей. Он вызвал кладовщика, подсобного рабочего, и они вместе взялись за дело. Кладовщик читал наименование предмета, подсобник открывал ящик, и Скуперфильд убеждался в наличии вещи. Так они продвигались вдоль ящиков и стеллажей, пока не обнаружили прибор невесомости. И в тот момент, когда кладовщик нажал кнопку и все воспарили в воздух, Скуперфильд понял, что является счастливым обладателем ещё одного исправного прибора.

Он немедленно предал этот факт огласке и, по его словам, был счастлив уже тем, что случай даровал ему возможность внести свою посильную лепту в дело процветания родной науки и экономики. Слова его, передаваемые в прямом эфире, были встречены благосклонными аплодисментами журналистов.

Версия, конечно, звучала вымученно и нелепо, однако наличие двух свидетелей делало её формально неуязвимой. (Кладовщик точно знал, что прибора ещё вчера в этом ящике не было, но у него хватило ума промолчать и намекнуть хозяину о сотне-другой фертингов прибавки.)

В середине дня к Скуперфильду приехали те же самые, что и в первый раз, юристы для осуществления покупки прибора. Снова начался мучительный торг. Скуперфильд требовал пятьдесят миллионов, ему предлагали двадцать. Скуперфильд стучал по столу тростью, плакал, ругался, вставал на колени, угрожал револьвером. Силы были неравные, и после многократных телефонных согласований с Ханакондой, когда уже стемнело, а пиджаки юристов были насквозь мокры от пота, остановились на цифре сорок миллионов фертингов.

Чек на эту сумму был вручён Скуперфильду незамедлительно, прибор же – в специальном бронированном сейфе, под охраной двух взводов полицейских, а также бесконечной вереницы автомобилей коротышек в чёрном – был доставлен в мрачный загородный особняк Жмурика, Тефтеля и Ханаконды.

После экстренно проведенного совещания было решено завтра же отправить на лунную поверхность строителей и начать доставку туда готовых частей ракеты. Собранная ракета должна была стартовать через три дня. Любой виновный в промедлении коротышка объявлялся личным врагом семьи. «Семья» – так называли себя главари преступного мира и их подручные, а на самом деле они мечтали превратить всех живущих на Луне коротышек в своих рабов.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава первая

Приключения на поверхности Луны. Девятый спасает Козлика от гибели. Диверсия подготовлена. Разоблачение. Козлик ликвидирует Девятого. Имена космонавтов объявлены

Согласно новому, ускоренному плану, уже на следующий день бригада космических строителей достигла внешней поверхности Луны. Готовые к монтажу части ракеты поднимали, используя прибор невесомости, и подносили прямо на стартовую площадку. Работа закипела, у всех появилась уверенность в успехе.

Для Козлика, проходившего специальную подготовку в Научном городке, это утро началось с сигнала тревоги – пронзительной трели полицейского свистка. Всех космических строителей в количестве пятнадцати коротышек подняли затемно и велели одеваться; реактивное снаряжение за спину, рюкзаки – на грудь.

Командиром бригады был назначен известный физик, конструктор космической ракеты Квантик; его заместителем для поддержания дисциплины – обер-атаман Пшигль, образцовый полицейский в начищенной медной каске, с выпученными глазами и красной квадратной физиономией.

– Подъём! – орал Пшигль поставленным голосом. – Минута на сборы, минута на построение! Фить-фить! А ну живо, не зевать!..

Тех, кто замешкался, Пшигль колотил дубинкой по скафандрам, и находившиеся внутри коротышки болезненно морщились от производимого грохота.

Пока Квантик, Альфа и Мемега инструктировали выстроившихся в шеренгу строителей, Пшигль натянул своё снаряжение поверх полицейской формы, умудрившись втиснуть голову вместе с медной каске в шлем скафандра, сделанного из прозрачного сверхпрочного пластика.

Оказавшийся рядом с Козликом крепкий, широкий в плечах коротышка сказал:

– Я Девятый, будем соседями.

Козлик был Десятым. Внешне неразличимых строителей отличали крупно выведенные цифры на обмундировании. Любого из пятнадцати было достаточно окликнуть по номеру, и это упрощало общение, происходившее теперь исключительно по радио.

– Очень рад, меня зовут Козлик, – сказал Козлик Девятому.

– Росомаха, – представился крепкий коротышка и протянул руку.

Они пожали друг другу руки, одетые в толстые резиновые перчатки.

– Р-рразговорчики!! – рявкнул Пшигль разом во все наушники, и все притихли.

Тренировочные полёты с реактивными ранцами ещё не проводились. Спешка и отсутствие опыта привели к тому, что микротурбина за спиной одного из поднявшихся в воздух отказала на первой минуте. Этот коротышка с номером четыре на комбинезоне раскрыл парашют и приземлился обратно на лужайку перед зданием планетария. Коротышка под номером «три» был вынужден раскрыть парашют во время прохождения через слой облаков. Ветром его отнесло в лес, и он повис на верхушке берёзы, после чего за ним пришлось посылать вертолет. Номер «тринадцать» ухнул вниз, как булыжник, на подлёте к внешней оболочке Луны. Здесь не было воздуха, и бедняга, одурев от страха, падал в пустоту до тех пор, пока по мере снижения не начала сгущаться атмосфера и его парашют не раскрылся. Этого невезучего «тринадцатого» ветер понёс к Давилону, и он шлепнулся прямо посредине оживлённого перекрестка в центре города. Строго засекреченное начало программы перестало в эту минуту быть тайной. «Тринадцатого» подхватили стремительно съехавшиеся репортеры и повезли в телестудию, где он, растерявшись, выложил в прямом эфире утренних новостей всё, что знал. За разглашение ему грозила денежная неустойка, но телевизионная компания пообещала заплатить и добавить ещё столько же.

Поиски сквозной ледяной пещеры, ведущей наружу, заняли не более получаса. Затем оставшиеся четырнадцать коротышек, включая Квантика и Пшигля, начали залетать в неё, как пчёлы в леток улья.

Продвигаясь на малой скорости вверх по ледяному колодцу, Козлик вдруг почувствовал, что его реактивный ранец дает сбои.

– Эй! – закричал он к микрофон. – У меня, кажется, мотор глохнет!

– Это кто ещё там? – послышался в наушниках строгий голос Пшигля.

– Это я, Козлик! То есть Десятый!

– Вот что, Десятый. Если совсем заглохнешь, падай себе спокойно вниз. Потом вернёшься вторым заходом, вместе с теми тремя.

Козлик проверил, на месте ли шнурок, при помощи которого раскрывается парашют, стал шарить рукой по плечу и… не нашел шнурка на обычном месте. Наверное, он сложил парашют неправильно, и теперь, если турбина заглохнет окончательно, его ждет падение и неминуемая гибель…

Ещё не успев хорошенько испугаться, краем глаза Козлик заметил, что возле него плавно пошёл на обгон номер «девять». В то же время ледяной колодец стал расширяться и плавно переходить в горизонтальную плоскость. Ещё десяток-другой шагов, и можно будет удержаться на льду без помощи турбины…

27
{"b":"13238","o":1}