ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но как раз в это самое время ранец за спиной чихнул, издал протяжное змеиное шипение и заглох. Распластавшись на ледяной поверхности, Козлик начал съезжать в смертельную бездну.

– Как дела, приятель? – услышал он вдруг бодрый голос в наушниках. – На-ка вот, держись, да покрепче…

Козлик поднял глаза и увидел перед собой девятый номер. Росомаха уверенно стоял на покатой поверхности, вонзив в ледяную толщу альпеншток и протягивая Козлику руку. Как только тот ухватился, Росомаха прибавил газу своему реактивному ранцу, и оба в два счета вылетели на ровное место, где их дожидались остальные.

– Образцовое поведение, Девятый! – похвалил Пшигль Росомаху. – Этот похвальный поступок будет отражён в моем рапорте, и дело не обойдется без специальной премии. А теперь всем построиться и слушать команды господина Квантика. Становись живо!..

В отличие от обер-атамана Пшигля, Квантик был коротышкой мягким и интеллигентным. Если он отдавал кому-либо распоряжение, то звучало это не как приказание старшего, а как личная просьба. Пшигль обычно повторял эту просьбу по-своему – так, что звенели скафандры. Эти два командира отлично дополняли друг друга, и работа с самого начала пошла чётко и слаженно.

Первым делом выбрали подходящее место для стартовой площадки, без торчащих скал и впадин. Затем вокруг этого места раскинули особые космические палатки, в которых можно было отдыхать, сняв с себя снаряжение и скафандр.

Эти палатки были изготовлены из сверхпрочной воздухонепроницаемой ткани и надувались изнутри воздухом. Для входа и выхода в палатках имелись шлюзовые камеры, похожие на те, что имеются на подводных лодках. Пройдя через шлюзовую камеру, коротышка мог спокойно снять с себя космическое снаряжение и отлично выспаться на надувной кровати.

Поскольку на поверхности Луны не бывает дня и ночи (она всегда обращена к Солнцу одной своей половиной), строители разделились на две команды по восемь коротышек, одна из которых могла перекусывать и отдыхать в то время, пока другая работала. Продолжительность одной смены составляла четыре часа.

К тому времени когда палатки были установлены, а стартовая площадка расчищена от камней, снизу начали поступать готовые к сборке части ракеты и оборудование. Действие прибора невесомости могло неожиданно прекратиться, поэтому работа в первые двенадцать часов шла беспрерывно, в одну рабочую смену. Части корпуса, двигатель, жилые отсеки, запасы воды, воздуха и продовольствия – всё это переносилось к месту сборки и под руководством Квантика постепенно превращалось в единое целое.

Когда наступило время для отдыха смены, в которой работал Козлик, коротышки с номерами от седьмого до четырнадцатого (двое из троих упавших уже вернулись в строй) отправились в палатки, где с удовольствием стащили с себя снаряжение, поели и растянулись на мягких надувных кроватях. Соседом Козлика снова оказался Росомаха.

– Послушайте, – обратился к нему Козлик, – я вам очень благодарен за то, что вы сделали. Без вашей помощи мне бы и вправду была крышка.

– Не стоит благодарности, приятель, – с готовностью повернулся к нему Росомаха. – Любой бы сделал то же самое, верно? А вообще-то, можешь говорить мне «ты», мы ведь с тобой не буржуи какие-нибудь, а нормальные рабочие коротышки.

Козлик внимательно посмотрел на Росомаху. Что-то не очень он смахивал на рабочего коротышку. Его развязные манеры и панибратство выглядели как-то фальшиво. Козлик хорошо знал рабочих коротышек, и они вели себя совсем по-другому, а уж для того, чтобы завязать дружеские отношения с настоящим рабочим коротышкой, нужно было проработать с ним бок о бок не один день и не одну неделю… Кроме того, Козлику не давала покоя одна странность: он много раз вспоминал, как на земле готовил свой парашют. Он вспомнил каждое своё движение и положение каждой складки его шёлковой поверхности. И вдруг потом оказалось, что парашют смят, стропы его запутаны, а шнурок с кольцом, за которое следует дёргать, чтобы в воздухе он раскрылся, упрятан на самое дно ранца. С отказом реактивного двигателя тоже не всё было понятно: механик сказал, что у Козлика просто-напросто был вывернут на «ноль» регулятор подачи топлива. Сам Козлик его, естественно, в полете не крутил; стало быть, это мог сделать только кто-нибудь другой, находившийся рядом. А рядом находился…

– Устал? – добродушно спросил Росомаха, прервав рассуждения Козлика.

– Так, ничего… Бывало и потяжелее.

– Конечно, оно бывает. Хочешь энергетическую таблетку? – Росомаха протянул ему горсть маленьких белых пилюль. – Особая разработка для спортсменов и космонавтов, усталость как рукой снимает.

Козлик пожал плечами и подставил ладошку. Росомаха отсыпал ему несколько пилюль.

– Только ты сейчас не глотай, – предупредил он, – спать не сможешь. Это, брат, понимаешь, такая штука… Короче, действует очень сильно: будто десять чашек кофе подряд выпил.

– Понятно, – сказал Козлик и спрятал пилюли в карман комбинезона. – А сколько штук их глотать надо?

– Одну штуку на четыре часа. Усталость как рукой снимет.

– Спасибо.

– Ну, спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – сказал Козлик, повернулся на другой бок и крепко задумался.

По большому счёту, он находился здесь для того, чтобы ракета не взлетела. Он должен был испортить электрическую систему зажигания так, чтобы полёт стал невозможен. Кроме этого, ему нужно было найти расположенный где-то поблизости передатчик. Жулио почему-то был уверен, что поломку легко исправить. Козлик обещал наладить передатчик и выйти с ним на связь при первой возможности. Ему разрешили также связаться с земными коротышками и предупредить их об опасностях, которые грозят лунатикам в случае появления у них новых приборов невесомости.

Козлик заснул и, проспав положенное время, был вместе с другими разбужен свистком Пшигля для заступления на работу.

Внешне ракета казалась уже полностью собранной, однако внутри ещё предстояли работы по наладке систем двигателя. Пока Козлик возился в хитросплетениях проводов, рядом назойливо вертелся Росомаха, который больше создавал видимость, чем работал на самом деле. Было странно, что при этом ни Пшигль, ни Квантик ни разу не сделали ему замечания.

В эту смену Козлик подстроил хитроумную неполадку в электрической сети, обнаружить которую было бы трудно даже специалисту. Теперь зажигание сработает так, что топливо начнет гореть беспорядочно, как ёлочный бенгальский огонь. Это произойдет на старте, и у космонавтов будет время покинуть ракету…

Когда смена кончилась и семеро коротышек-строителей залезли в палатку, Козлик решил на этот раз не спать, а отправиться на поиски разбитого метеоритом передатчика. Он сделал вид, что заснул, а когда остальные захрапели, проглотил одну из тех пилюль, которые дал ему Росомаха. Почувствовав через несколько минут прилив бодрости, Козлик тихонько оделся, прихватил рюкзак с инструментами и выбрался из палатки.

Солнце било в глаза, как огромный ослепительный прожектор. Козлик повернулся и увидел Большую Землю. До сих пор у него не было свободной минуты, чтобы смотреть на небо. По сравнению с мириадами далёких холодных звёзд Земля казалась большой, доброй и гостеприимной соседкой. Там жил его настоящий, проверенный тяжёлыми испытаниями друг. Сколько же они не виделись?.. Здорово будет всё-таки, если он сможет наладить радиостанцию и связаться с Космическим городком. Сейчас там, наверное, зима, и если Незнайка куда-нибудь не уехал, может быть, им удастся поболтать немножко по радио…

Козлику показалось, что у палатки шевельнулась тень, и он, опасаясь, как бы его не заметил обер-атаман Пшигль, поспешил к расположенной неподалеку каменистой гряде.

По нарисованному рукой Жулио плану местности Козлик приблизительно знал, где находится передатчик, и вскоре обнаружил его по торчащей над камнями антенне-«тарелке». Сама радиостанция находилась в небольшой пещере, надёжно защищённой сверху толстыми каменными сводами. Понятно, что метеорит, если бы он упал сюда на самом деле, повредил бы скорее антенну, но никак не радиостанцию.

28
{"b":"13238","o":1}