ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Если заболели, надо составить акт, – сказал второй. – Теперь мы отвечаем за скотину, с нас и спросят.

– Ты ещё не вздумай назвать их скотиной на ипподроме. Если хозяин услышит, получишь хлыстом по морде так, что потом лошади будут шарахаться.

– Ладно, не пугай, а то сам получишь.

– Ах ты, малек! Работаешь без году неделю, а уже задираешь старшего конюха?

– Плевать я на тебя хотел. А если пожалуешься хозяину, я тебе такое устрою…

– Чего-чего? А ну говори, что ты мне такое устроишь?

– А вот тогда и узнаешь.

– Нет, ты мне сейчас покажи…

Конюхи начали наскакивать друг на друга, как петухи, и дело, наверное, закончилось бы дракой, если бы в углу вагона не зашевелился насыпанный там для лошадей ворох сена. Драчуны замерли и посмотрели на него с испугом.

– Это ещё что там шевелится? – зашептал первый конюх.

– Наверное, змея, – шепотом предположил второй и взял на изготовку лопату.

– Да, это может быть, – согласился первый. – Теперь понятно, почему лошади не стали есть сено. Давай-ка её на вилы…

Первый, он же старший, конюх осторожно приблизился к куче и замахнулся вилами, прицеливаясь в самую ее середину. Неожиданно из-под сена послышались испуганные голоса, и на свет выскочили двое коротышек, одетых в грязные комбинезоны скуперфильдовской фабрики.

– Эй! Не надо вилами! – завопили они наперебой. – Мы здесь ничего не трогали, мы – зайцы!..

– Стало быть, зайцы сожрали змею, – сказал первый конюх.

– И превратились в коротышек, – подхватил второй.

– Ещё неизвестно, чем все могло закончиться для лошадей, – покачал головой первый.

– Что вы говорите! – ещё больше заволновались «зайцы». – Если полагается штраф, мы заплатим!

– А кто заплатит неустойку за нарушение режима питания элитных беговых лошадей? – грозно спросил старший конюх.

– Каждая кляча тянет на два миллиона фертингов, – приврал второй и вдруг изо всех сил огрел Крабса по спине лопатой. Тот тяжело охнул.

Конюхи с самого начала были не в духе и только искали случай, чтобы выместить на ком-нибудь свое поганое настроение. Перетрусившие безбилетники были сейчас для них настоящим подарком.

Старший легонько ткнул Мигу вилами в живот, и тот испуганно завопил: «Ой-ой-ой!!!» После этого «зайцы» один за другим перемахнули через вагонные перила и угодили в кучу угля. Не давая опомниться, конюхи с двух сторон начали дубасить их лопатой и колоть вилами. Бедняги вопили и кувыркались в угле до изнеможения, пока мучители не удовлетворили полностью свои кровожадные потребности.

Мига и Крабс вылезли из кучи и, пошатываясь, заковыляли куда глаза глядят.

В южном курортном городке Сан-Комарике, где они теперь оказались, в это время года было довольно пустынно. Редкие прохожие с интересом поглядывали на двух чёрных с ног до головы коротышек, которые с трудом ковыляли по улице, поддерживая друг друга и всхлипывая. На их чёрных физиономиях слёзы промыли белые дорожки от глаз до подбородка, и они стали похожи на печальных клоунов.

Разгуливать долго в таком виде им не пришлось, потому что первая же патрульная машина отвезла их в полицейский участок.

Дежурный взялся за составление протокола, но задержанные впали в слезливую истерику, и допросить их не представлялось ни малейшей возможности. Тогда их отвели в одну из пустующих камер, чтобы они там посидели.

Как только за тяжёлой дверью прогремели засовы, Мига сразу перестал плакать и хорошенько встряхнул Крабса за пухленькие плечи:

– Слушайте, Крабс, вы видели там на стене наши портреты?

– Ка-а-кие порт-реты?

– Какие? Да перестаньте же вы скулить! Такие, что мы в розыске! Наверное, раскручивают кражу прибора на макаронной фабрике. Разослали фотороботы во все участки, назначили премию, и теперь каждый паршивый фараон может заработать на нас кучу денег.

Крабс перестал рыдать и старательно размазал грязь по лицу. Мига сделал то же самое. Скуперфильдовские комбинезоны были совершенно чёрные от угля – на первое время это могло сбить с толку полицейских.

– Вот какое дело, Крабс, – заговорил Мига, припоминая что-то. – Здесь, в Сан-Комарике, живёт один толковый сыщик, его зовут Бигль. За хорошую плату он вытащит нас отсюда и поможет с документами. Смоемся куда-нибудь подальше и на время затихнем.

– Где же мы возьмём деньги?

– Продайте свой притон, это ваше «игорное заведение». В тюрьме вам от него проку не будет. Уступите шарашку Красавчику за полцены; он не откажется, если Бигль возьмется за переговоры. Ну, решайте быстрее, что тут думать!..

– Хорошо, делайте всё, что считаете нужным. Только не в тюрьму, – Крабс опять разрыдался, – я этого не вынесу!..

Мига заколотил в дверь:

– Эй, фараоны! Нам положен телефонный звонок! Хотите вылететь со службы? Мне положен адвокат! Я не буду говорить без адвоката!..

Глава четвёртая

Сыщик Бигль дает Миге и Крабсу бесплатный совет, которому они незамедлительно следуют

Ближе к вечеру вымытые, одетые с иголочки Мига и Крабс вместе с сыщиком Биглем сидели под навесом открытого ресторанчика на морском побережье и разговаривали.

Прохладный ветерок гонял мусор по опустевшему пляжу, рабочие снимали парусиновые зонтики с креплений и уносили деревянные лежаки. Сезон окончился, и отдыхавшие разъехались.

Игорный дом Крабса был продан за бесценок Красавчику, деньги получены в местном банке. Часть суммы ушла на подкуп полицейских, часть на гонорар Биглю, и ещё около десяти тысяч фертингов лежали в новеньком скрипучем бумажнике Крабса. Ужин с несколькими сменами блюд был позади, стол был уставлен чашечками и вазочками с десертом.

Допив кофе, Бигль достал из жилетного кармана массивные часы на цепочке и поднял глаза на своих клиентов.

– А теперь мой последний и, заметьте, абсолютно бесплатный совет, господа, – сказал он и выдержал весомую паузу. – Не пытайтесь удрать.

Мига и Крабс переглянулись: как раз именно это они и намеревались сделать в ближайшие часы.

– Да, да, не пытайтесь удрать. Сейчас вас разыскивает полиция, агенты господина Пупса и агенты Ханаконды. Кто-нибудь найдёт обязательно, будьте уверены, и довольно скоро. Кстати, вы и меня поставили в неловкое положение: не далее как полчаса назад мне звонил господин Гризль с просьбой разыскать вас как можно скорее… Но не пугайтесь, я вас не выдал. Я вообще не вижу смысла что-либо делать для господина Гризля, а также для господина Пупса, господина Спрутса… и многих других господ. Попомните мои слова: в случае успешного возвращения ракеты «Космические поставки» сметут их всех за одну неделю. Ханаконда заставит их всех лизать себе пятки, и они будут лизать. Ползать на коленях и лизать, все по очереди.

– Что же… теперь делать? – пробормотал снова изменившийся в лице Крабс. Приятное ощущение сытости и благополучия сменилось подкатывающим к горлу испугом.

– Поезжайте сейчас же в Давилон. Разыщите офис «Космических поставок» и вымаливайте, вымаливайте себе прощение. Сдайтесь на милость победителя; девять шансов из десяти, что вас помилуют и даже примут на работу. Поверьте, нет большего удовольствия, чем принимать к себе на работу бывших противников… Кстати, поезд на Давилон отправляется через сорок минут. И не забудьте сказать им, что это я вас надоумил!.. – крикнул он уже вдогонку своим клиентам.

Оставшись один, Бигль на несколько секунд задержался.

– Если только мои сведения о секретно рассылаемых Гризлем опечатанных контейнерах не связаны с работой Кротика… – пробормотал он в задумчивости.

Глава пятая

Как Мигу и Крабса едва не бросили в камин, не утопили в фонтане, а потом не бросили в реку и как всё закончилось поцелуями

Этой ночью в офисе акционерного общества «Космические поставки», занимавшем под это дело мрачный старинный замок в пригороде Давилона, никто не спал. Под его тяжёлыми каменными сводами происходило необычайное оживление: повсюду шныряли охранники в чёрном, служащие, перебегая из кабинета в кабинет, натыкались друг на друга и рассыпали бумаги. В ближайшие часы должна была решиться участь – триумф или позорное банкротство – этого нашумевшего предприятия. Теперь всё зависело от того, стартует ли в назначенное время ракета и хватит ли для её подъёма остатков энергии последнего на Луне прибора невесомости.

31
{"b":"13238","o":1}