ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ну-ка, Шпунтик, давай сюда нашупилу.

Шпунтик извлек из багажника электропилу, у которой вместо обычного полотна имелась похожая на велосипедную специальная металлическая цепь с острыми зубьями. Винтик включил пилу и собрался одним махом перепилить ствол, но малышки его остановили. Сначала нужно было определить место падения и расстелить брезент. С этим Винтик был вынужден согласиться, и самоуверенности у него поубавилось. В Цветочном городе малыши валили ёлку как придется, не имея представления, куда она повалится, с криком разбегаясь в разные стороны. Кое-кого потом приходилось выкапывать из снега и мазать йодом.

Одна из опытных малышек по имени Соломка показала другим, где следует расстелить брезент и с какой стороны пилить. После этого работа пошла слаженно и уверенно. Винтик спилил дерево под корень, и ёлка упала точно на середину брезента. После этого её хорошенько укутали и обвязали, чтобы она не сползла и не растрепалась во время движения. Затем её прицепили к «Метелице» и, усадив малышек в салон, помчались по пушистому простору.

Крепко уцепившись за спинки передних сидений, пассажирки с восторгом смотрели вперёд, а навстречу им летели белые холмы и пригорки.

Вокруг Зимнего пруда собрался, казалось, весь город. Ёлку подтянули к приготовленной в центре крестовине и отвязали от снегохода. Винтик и Шпунтик осмотрели крепление и убедились, что под крестовиной во льду буром проверчена дыра до самого дна. Такой основательный подход к делу со стороны малышек очень удивил Винтика, и он поинтересовался, кто эта Стрелка, которая, по рассказам Синеглазки и Снежинки, руководит строительными работами. К нему подвели бойкую малышку в пушистой ушанке, и они пожали друг другу варежки.

– Вы знаете, – сказал Винтик, – раньше я встречал только одну малышку, которая здорово разбирается в технике.

– Кто же это? – поинтересовалась Стрелка.

– Зовут ее Огонёк, и если вы когда-нибудь были в Земляном городе…

– Можете не рассказывать, я с ней знакома. Правда, мы давно не виделись, и раньше её звали Клюковка, а не Огонёк. Хотя известно, что знаменитости любят придумывать себе звучные имена. Боюсь, как бы она теперь не задрала нос.

– Мне кажется, – возразил Винтик, – что Огонёк, или, как вы говорите, Клюковка, совсем не зазналась. Просто она такая необыкновенная, с фантазией…

– Вот видите, – сказала Стрелка, – выходит, что я злословлю о своей подруге, а вы её защищаете. А потом малыши говорят, что мы любим сплетничать и ничем не интересуемся.

– Нет, что вы, – испугался Винтик, – я совсем так не думаю…

Тут начали поднимать ёлку, и Стрелка включилась в работу. Несколько малышек удерживали ствол у основания, чтобы он точно попал в расположенную в центре крестовины дыру, а остальные при помощи длинных рогатин поднимали ёлку все выше и выше. Когда она встала почти вертикально, ствол её скользнул в лунку и уперся в дно.

Дрогнув и осыпав собравшихся шишками и иголками, ёлка замерла в нужном положении. Она снова распушила ветки и здесь, на голом пространстве пруда, казалась выше и прекраснее, чем в лесу, среди других больших деревьев.

После этого щели в месте крепления залили водой, прочно скрепив нижнюю часть ствола с лункой и крестовиной.

Наступило время сооружать замок.

Ледяной купол и сверкающий гранями шпиль были уже готовы и лежали в сторонке. Их отлили заранее в специальных формах, которые использовали для этой цели из года в год. Малышки привозили на санках разноцветные кубы льда, ставили один на другой, и вокруг ёлки постепенно стали вырастать стены, принимая нужные очертания.

Правильность линий достигалась тем, что ледяные глыбы ставили не как попало, на глазок, а ориентируясь по специальным отвесам и горизонтально натянутым верёвочкам. Высоко над прудом, между деревьями, был натянут канат, служивший опорой для верёвочных подъёмников.

Винтик и Шпунтик не могли сидеть сложа руки и тоже включились в работу. Перевозка и установка ледяных блоков была для слабых малышек делом весьма обременительным. Особенно трудно было поставить куб на нужное место, потому что он был тяжёлый и выскальзывал из рук. Винтик придумал забирать лёд прямо в ящиках, объезжая улицы на снегоходе. Малышки ставили свои ящики в багажное отделение, в тепле кубы оттаивали от стенок, и после этого ящики можно было переворачивать прямо на нужное место. Деревянные ящики не скользили, и, кроме того, место соединения не нужно было поливать водой, потому что оттаявшая поверхность была и без того достаточно мокрой.

Работа пошла быстро, и вскоре ёлку до самой макушки окружили сверкающие мозаичные стены с арочными проходами.

После этого купол с величайшей осторожностью подняли в воздух (верёвку подъёмника тянули всем городом) и, осторожно придерживая, опустили. Острый восьмигранный шпиль взвился в небо и заискрился на солнце.

Лестницы и мостки оттащили от стен, все вышли на берег и стали молча поглядывать на Стрелку, дожидаясь её оценки. Бывало, что из-за какой-нибудь погрешности, малозаметного перекоса приходилось что-то разбирать и переделывать.

Стрелка несколько раз медленно обошла постройку, рассматривая её так и сяк, остановилась и после томительной паузы сказала:

– Годится.

– Ура-а-а!!! – разнесся торжествующий хор, в котором выделялись голоса Винтика, Шпунтика и Незнайки.

Глава пятая

Как Пончик выкручивался из щекотливого положения, в которое сам себя поставил. «Не давайте им ничего!..»

В Цветочном городе тоже вовсю шла подготовка к новогоднему празднику. На Огурцовой реке обустраивали каток с аттракционами и иллюминацией, сколачивали горки и фанерные теремки для угощений. Пилюлькин и ещё несколько разбиравшихся в химии малышей делали ракеты для фейерверка.

Выпавший накануне большой снег накрыл реку таким толстым слоем, что о расчистке не могло быть и речи. Было решено залить каток прямо на поверхности наста – это делали раньше, и никто не опасался, что затея может провалиться в буквальном смысле.

После заливки на снегу образовался огромный ледяной блин, под которым рыли замысловатые лабиринты. Оттуда были видны находившиеся на катке коротышки, а те в свою очередь видели плутавших подо льдом искателей приключений.

Пока светило солнце и все трудились на реке, в известном нам доме на улице Колокольчиков находился один Пончик, поскольку у него, как он сам объяснял, болела спина. Незнайку никто не хватился: все думали, что он уехал вместе с Винтиком и Шпунтиком. Как было дело в действительности, мог догадываться только Пончик. Но он не догадывался.

Оставшись один в доме, Пончик основательно перекусил, часика четыре всхрапнул, снова перекусил, снова поспал и, чувствуя уже в голове полнейшую одурь, принялся бесцельно бродить по дому, хлопая дверьми и заглядывая в чужие комнаты. Надо было как-нибудь скоротать время до темноты, когда можно будет отправиться на реку и принять участие в празднике – покататься с горок, поглазеть на фейерверк и, самое главное, хорошенько перекусить в специально оборудованных для этой цели теремках.

Пончик зашел в первую комнату и огляделся. Знайка уже почти месяц находился в отъезде, и можно было не опасаться, что хозяин вдруг его застигнет.

Повсюду здесь – на столе, на стульях, на полках, на полу и на подоконнике – пылились стопки справочных, научных и познавательных книг. Пончику, прочитавшему в жизни только одну книгу (кажется, она называлась «Похождения весёлого поросёнка Шлёпа»), от такого скопления научной мысли стало не по себе. Он несколько раз чихнул и собрался уже выйти, но напоследок из любопытства выдвинул верхний ящик письменного стола. Среди прочего там лежала надкусанная плитка шоколада. Пончик отломил кусок, сунул в рот и вышел.

В комнате Винтика и Шпунтика всё было завалено и заставлено деталями, электронными платами, инструментами и чертежами. Ничего интересного для себя не обнаружив, Пончик вышел в коридор.

43
{"b":"13238","o":1}