ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава пятая

Господин Спрутс приносит известие о том, что лунатикам снова угрожает появление приборов невесомости

Как только в ресторане появился г-н Пупс, на сцену вышел конферансье и, прервав представление, провозгласил:

– Дамы и господа, прошу внимания! Только что – своим посещением – нас удостоил – самый богатый коротышка на Луне – господин Пупс!!

Все поднялись со своих мест и, задрав головы, радостно зааплодировали. Пупс поблагодарил кивками головы и знаками выразил свою скромную признательность. Посетители снова расселись за столики, оркестр заиграл, жонглёр закрутил в воздухе свои оклеенные разноцветной фольгой кегли.

В этом ресторане у Пупса был не просто столик, а целая ниша – на манер ложи в театре, которая называлась люкс-кабинетом. Она располагалась прямо напротив сцены и была очень уютно отделана и обставлена изнутри. Никто не имел права занимать эту ложу даже во время его длительного отсутствия.

Пупс очень любил сладкое, поэтому его ужин состоял в основном из всевозможных пирожных, бисквитов, запеканок, муссов, желе, самбуков, парфе, суфле и заканчивался большим тортом из мороженого.

Закусив для начала своими любимыми фирменными блинчиками с абрикосовым вареньем, Пупс принялся было за сладкий, сочащийся вишневым сиропом фисташковый рулет, как в дверь люкс-кабинета осторожно постучали. Пупс недовольно обернулся и увидел метрдотеля.

– Господин Спрутс и его секретарь господин Жулио, – доложил тот. – Изволите принять?

– Да, пусть заходят, – с огорчением вздохнул Пупс. – Принесите для них приборы.

Появление здесь Спрутса, да ещё в сопровождении личного секретаря, было делом необычным. Это могло означать, что стряслось нечто неприятное и не терпящее отлагательства. Так оно и вышло.

Вошедшие сухо поздоровались, сели за стол, сняли шляпы и положили их на колени. Пупс, разумеется, оставался в своём крикливом цилиндре. На его любезное приглашение присоединиться к ужину Спрутс мрачно проговорил: «Благодарю вас, я не голоден». Однако его секретарь Жулио от угощения не отказался, и официант водрузил ему на тарелку кусок сливочного торта.

На сцене началось выступление факира, который заглатывал целиком лезвия сабель и выдыхал клубы пламени. В полумраке зала разносились возгласы напуганных малышек.

– Дело чрезвычайно неприятное, – заговорил Спрутс, приблизив лицо к собеседнику. В отблесках пламени опущенные уголки его рта и маленький крючковатый нос приобретали зловещие очертания. – В ближайшее время на Луне могут опять появиться приборы невесомости!..

– Да что вы говорите! – удивился Пупс. Это известие его не испугало, он подумал, что земные коротышки решили возобновить полеты на Луну, и тут же начал прикидывать, какие выгоды можно будет извлечь из этого факта, если подойти к делу с умом и без паники. – Что вы говорите! Неужели к нам опять летят эти неугомонные земные коротышки?

– Нет, теперь всё обстоит как раз наоборот. Это у нас тут нашлись умники, которые хотят лететь на Большую Землю. Они собираются наладить поставки магнитного железняка с Земли. Расфасовывать его маленькими аккуратными кусочками, обклеивать этикеткой, затягивать в целлофан и продавать как обыкновенные батарейки, только в сотни, в тысячи раз дороже!

– И тогда…

– Не мне вам это объяснять. Свободная торговля невесомостью приведет к ужасной, невообразимой катастрофе!

Пупс перестал есть и на минуту задумался. Пустить такое дело на самотёк, конечно, нельзя. Следовало либо перекупить эту идею, либо похоронить её раз и навсегда. Первый вариант сулил фантастическую прибыль, однако был чреват новым воцарением на Луне полнейшей неразберихи, которая на этот раз ещё неизвестно чем кончится… Да, конечно, необходимо пресечь эту вредную идею на корню.

– Кто же додумался продавать невесомость? – спросил Пупс.

– Двое учёных ослов из нашего давилонского Планетария – Альфа и Мемега. Им вроде бы перестали выделять деньги на их дурацкие изыскания, и они додумались открыть свой собственный бизнес…

– Так что за проблема? Нужно просто дать им денег на эти изыскания… и ещё немного. Пусть занимаются наукой и не суют нос в чужие дела.

– Поздно! – Спрутс достал из-за пазухи вечернюю газету и развернул. На первой странице красовался броский заголовок:

АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО «КОСМИЧЕСКИЕ ПОСТАВКИ»

Заголовки помельче были тоже довольно выразительны: «Карманная невесомость для каждого состоятельного коротышки!», «Даровая энергия в складчину на каждый бедняцкий хутор!», «Новые перспективы развития науки и техники!», «Остановите безумный проект Альфы и Мемеги!»…

Продажа акций объявлялась с завтрашнего утра, представительства компании и пункты продаж открывались одновременно во всех двенадцати крупных городах подлунного мира.

В газете был также рисунок новой, карманной модели прибора невесомости в виде небольшой коробочки со сменным элементом магнитного железняка. Срок годности такой магнитной «батарейки» мог колебаться от трёх месяцев до полугода. Её ожидаемая цена составляла тысячу фертингов.

– А почему Альфа и Мемега не обратятся к земным коротышкам, с тем чтобы они сами доставили сюда вещество? – сказал Пупс. – Ведь их приборы невесомости, надо полагать, находятся в исправности и осуществить рейс-другой ради дружеской помощи не составило бы для них труда?

– Всё дело в том, – пояснил Спрутс, – что находящуюся на внешней оболочке Луны радиостанцию разрушил метеорит. Таким образом, единственный канал связи между нами и Большой Землёй прервался навсегда. Альфа и Мемега полагают, что при наличии средств, полученных от продажи акций, можно будет построить большую трехступенчатую ракету и частями переправить её на внешнюю оболочку. К тому же они опасаются, как бы земляне не перехватили у них столь выгодную финансовую инициативу.

– Сколько же этого вещества можно доставить за один рейс? – проговорил вслух, пытаясь сосчитать в уме прибыль, господин Пупс.

– Не трудитесь, я уже всё посчитал. Один рейс принесёт чистую прибыль порядка двадцати миллиардов фертингов. Это на пять миллиардов больше, чем наши с вами денежки, вместе взятые. Однако дело, как я уже говорил, совсем не в деньгах. Никто не против того, чтобы у нас появились новые богатые и уважаемые коротышки. Дело в том, что если каждый кому не лень начнет устраивать где попало невесомость…

– Да, конечно, вы правы, – согласился Пупс. – Я целиком и полностью разделяю ваши опасения. Как же все-таки много ходит по земле опасных сумасшедших! Судите сами: только несколько часов назад ко мне явились два негодяя и предложили травить коротышек гипнотическим порошком!

И Пупс рассказал, как было дело, утаив, впрочем, тот факт, что заговор был направлен против самого Спрутса.

– Крабс?! – воскликнул Спрутс.

– Мига?! – воскликнул Жулио.

– Эти животные?!! – воскликнули оба разом.

– О, я вижу, что они вам хорошо знакомы, – отметил Пупс.

– Стало быть, – оживился Спрутс, – эти животные, вместе с изобретателем порошка, находятся у вас под замком?

– Да, я надеюсь, что к этому времени уже все трое.

– Но ведь это меняет дело! Мы сейчас же выколотим из этого Кротика его порошок, и тогда два ученых осла в наших руках!

– К сожалению, для такого манёвра у нас не осталось времени, – подал голос Жулио. – Акции напечатаны, завтра утром их начнут продавать. Единственное, что могло бы отсрочить распродажу акций, – это… – Жулио неуверенно запнулся.

– Ну!! – требовательно рявкнули на него оба миллиардера.

– Похитить всю партию акций прямо из типографии. И сделать это нынешней ночью.

Несколько секунд Пупс раздумывал, а затем обратился к официанту:

– Позовите сюда Красавчика. Передайте, что есть срочное дело.

Знаменитый бандит и налетчик по прозвищу Красавчик был хозяином «Весёлого клоуна». Несмотря на то что все прекрасно знали, кто он такой на самом деле, формально он считался честным и уважаемым коротышкой. Если он даже где-то и попадался, его сразу освобождали.

5
{"b":"13238","o":1}