ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И он замолк, ожидая одобрительной реакции зала. Несколько коротышек действительно зааплодировали, но остальные их не поддержали.

– Скажите, профессор, – насмешливо сказал академик Ярило, – а не будет ли скучно жить под землёй вашим переселенцам? Если таковое желание вообще кто-нибудь выразит, в чём я лично сомневаюсь.

Некоторое время Злючкин молчал, а потом возвел глаза к потолку и произнес речь более чем странную:

– Вы сами не подозреваете, какую важную и интересную тему сейчас затронули, академик. Позволю себе необязательное отступление, имеющее скорее философский, умозрительный нежели практПРФФический характер. М-да… Итак, представьте на минуту, что вы таки живете в полностью изолированном пространстПРФФве. Согласно особому, разработанному мною режиму адаптации вы постепенно ограничиваете себя в еде, занятиях, электрическом освещёнии и, наконец, в мыслях… Ваш организм перестает затрачивать как физическую, так и умственную энергию, ву компрене? Так проходит год, другой, третий… В кромешной тьме, в изоляции от внешнего мира ваши желания и страстишки, фантазии, боли и разочарования улетучиваются как дым… Ваш организм плавно и безболезненно мутирует, лишаясь позвоночника, черепа, костей… Вы превращаетесь в нечто бездушное и бесплотное и наконец обретаете абсолютПРФФное – поверьте! – абсолютПРФФное счастье и покой! Не это ли тайная, подсознатПРФФельная мечта любого из нас?!

В зале царила абсолютная тишина. Злючкин налил себе из графина воды и выпил.

– Впрочем, – снова заговорил он обычным голосом, – это не каждому понятПРФФно. Продолжу, с вашего позволения, на языке, понятном даже некоторым академикам. Не буду указывать пальцем. Вы спрашиваете меня, господин Ярило, не будет ли скучно переселенцам? А с чего это им будетПРФФ скучно? Разве жителям столь далекого от совершенстПРФФва Земляного города бывает скучно? А? Я специально пригласил сюда главного инженера этого подземного города: пусть он расскажет, бывает ли под землёй скучно, часто ли там болеют, держат ли там кого-нибудь силком? ПредоставьтПРФФе микрофон господину Буравчику.

Один из микрофонов передали в зал.

Сидевший в четвёртом ряду Буравчик испугался: его совсем не радовала перспектива попасть в число сторонников профессора Злючкина. Возникла неловкая пауза.

– Всё это чепуха, – раздался вдруг голос малышки, поднявшейся из боковой ложи. Прожектор осветил её, и все узнали Клюковку-Огонёк. – Что вы его слушаете? Гоните в шею этого сумасшедшего!

В зале заволновались.

– Я протестую! – взвизгнул Злючкин. – Ее нетПРФФ в списке приглашённых!

Председатель пошептался с членами президиума и объявил:

– Профессор Клюковка не получила приглашения на собрание только потому, что мы, как обычно, не имели сведений о её местонахождении. Пользуясь случаем, уважаемая коллега, просим вас впредь хотя бы изредка сообщать о себе. Пожалуйста, продолжайте.

Услышав, что Клюковка профессор, Незнайка едва не свалился со стула.

Огонёк кивком поблагодарила председателя и продолжала:

– Всё дело в том, что Земляной город расположен в уникальной по своим целебным и энергетическим свойствам точке планеты. Постройте точно такой же в двух шагах – и там не сможет существовать никто, кроме разве что пауков и мокриц. В целях проверки вашей собственной оригинальной теории предлагаю вам вырыть себе индивидуальную берлогу со всеми удобствами и переселиться туда. Господин Злючкин, вы сбежите из этой поганой ямы значительно раньше, чем ваша мечта осуществится и вы превратитесь в кусок слизи, уверяю вас.

В зале зашумели.

– А ты кто такая! – крикнул Злючкин. – Я прошу оградить меня от оскорблений какой-то там самозванки!

Председатель обратился к залу:

– Даю справку: профессор Клюковка является основательницей и первым главным инженером Земляного города.

Злючкин этого не знал.

– Кто! Что! – закричал он грубо. – Пусть докажет!.. Это подстПРФФава! Никакая она не профессор!..

Председатель зазвонил в колокольчик, и был объявлен перерыв.

Глава шестая

Незнайка опять теряет равновесие. Ультиматум космического агрессора. «Дружок» имеет возможность отличиться. Позорное разоблачение

– Ну что же вы раскисли? – сказала Огонёк, обращаясь к Незнайке. – Пока всё идет хорошо.

– Конечно, лучше некуда, говорите о какой-то ерунде…

– Ладно, не переживайте. Сейчас начнут говорить правильно, сами увидите.

– С чего это вы так решили?

– Просто помню список выступающих.

– И кто же будет выступать?

– А вот сейчас сами увидите.

Перерыв закончился, председатель ударил в гонг и объявил, что заседание Большого научного совета продолжается.

На трибуну вышел Знайка. До этого, пока выступал профессор Злючкин, в зале почти непрерывно стоял недоуменный шепоток или даже смешки. С выходом нового докладчика сделалось тихо.

Знайка поправил очки и, смущаясь, начал:

– Дело такого рода… Здесь с нами находится коротышка, который хорошо знает этого Козлика. То есть того самого лунатика, который разговаривал неделю назад со Стекляшкиным и просил кому-то чего-то не давать.

После этих слов Незнайка снова был вынужден схватиться за барьер.

– Так вот этот коротышка, – продолжал Знайка, – который дружил с Козликом, а его зовут Незнайка… Этот коротышка Незнайка… Простите, я волнуюсь. Так вот, он уверен, что Козлик хотел сообщить о чем-то чрезвычайно важном; о том, что на Луне случилось нечто из ряда вон выходящее…

– Откуда же он знает, что я здесь? – испуганно прошептал Незнайка.

– Подумаешь, тайна, – дернула плечами Огонёк. – На нас уже двадцать раз светили прожектором. Слушайте лучше, что он говорит.

– И поскольку мы все убедились, – говорил Знайка, – что версия о космическом агрессоре абсолютно несостоятельна…

Злючкин вскочил и выкрикнул «Протестую!!», но его силой усадили на место.

– …необходимо как можно скорее подготовить спасательную экспедицию на Луну.

Из зала раздались возгласы «Правильно! Нечего тянуть!»

Знайка поблагодарил за внимание и вернулся на место.

После него выступали ещё многие другие, все говорили о необходимости полёта на Луну, и даже сторонники профессора Злючкина заразились общим настроением: они прекратили свистеть и шикать, а вместо этого стали хлопать всем выступавшим.

Среди всеобщего оживления никто не заметил, как из зала исчез профессор Злючкин. Пригибая голову и прикрываясь носовым платком, он выскользнул на улицу, свернул в переулок и остановился возле неприметного обшарпанного строительного вагончика. Достав из кармана собственные ключи, он снял с дверей висячий замок и забрался внутрь.

По просьбе телевизионщиков председатель объявил ещё один короткий перерыв, после которого ожидалось выступление академика Ярило и окончательное голосование.

Ударил гонг, наступила тишина, и Ярило поднялся со своего места в президиуме. Он взошел на кафедру, сделал значительное лицо, возвел глаза к потолку, открыл рот… И тут произошло нечто ужасное и непредвиденное: в мониторах зарябило, зашипело, потом всё пропало и в следующее мгновение на экранах появилось отвратительное зелёное чудовище.

Монстр имел вытянутую зубастую пасть, которая заканчивалась круглым поросячьим пятаком, единственный выпученный глаз на лбу и свисающие длинными стрелками кожаные уши. На макушке у него громоздился металлический шлем с замысловатыми антеннами, локаторами и завитками стеклянных трубочек, в которых перекатывались разноцветные шарики. Тело его напоминало туловище древнего ящера с идущим прямо от головы гребнем острых роговых образований. Нижняя часть его скрывалась под дикторским столом, две толстые медвежьи лапы держали бумагу с текстом.

Космический агрессор, а никто ни на секунду не усомнился, что это был именно он, сидел на фоне круглого иллюминатора, за которым в космической тьме светилась планета Земля – она легко узнавалась по очертаниям материков.

53
{"b":"13238","o":1}