ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Осторожно, дабы не потревожить происходящее естественным образом пробуждение его сиятельства, лакей вышел из спальных покоев, и всё в доме снова замерло в ожидании.

Но вот г-н Пупс сладко потянулся, открыл глаза и посмотрел на открывшуюся за окном панораму. В голове у него все ещё мелькали обрывки утреннего сна. Ему снилось, будто он заблудился в метро и никак не может добраться до своей станции. Это создавало ощущение неуверенности и тревоги. В действительности Пупс был в метро только один раз – ещё когда работал старшим продавцом в Фантомасе и приехал в Давилон на воскресенье, чтобы поглазеть на жизнь большого города. Тогда он и вправду немного заплутал в подземке. А когда он разбогател и переехал в столицу, ездить в метро совсем отпала нужда, потому что у него появился собственный сверхдлинный автомобиль, шофёр и охрана.

В его сне пассажиры двигались словно роботы, не замечая его и не слыша его расспросов. Подобное ощущение растерянности и беспомощности он с некоторых пор нередко испытывал наяву, и причиной тому был его необычайно быстрый взлёт – сначала до положения самого богатого коротышки, а затем и до властелина всего подлунного мира…

Стряхнув с себя тревогу, Пупс поднял пухленькую ручку и подёргал за колокольчик. Благозвучный перезвон разнесся по всему зданию, и в то же мгновение высокие резные двери растворились и несколько важных коротышек в ливреях вкатили в спальню его сиятельства столик с утренним кофе.

Дворецкий помог своему господину усесться на пуховой перине и многочисленных подушках, к его подбородку подвели закрепленный на специальном шарнире серебряный поднос, который с величайшей осторожностью уставили вазочками, блюдечками, розеточками, кувшинчиками и кофейниками.

Его сиятельство отхлебнул из любимой, привезенной ещё из Фантомаса чашки, надкусил тёплую булочку – и забыл о тревожных мыслях.

– Первый министр здесь? – поинтересовался он.

– Так точно, ваше сиятельство! – отозвался благоговейно взирающий на него дворецкий. – Господин Гризль дожидается в приёмной.

– Позови. А вы все свободны.

– Слушаюсь, ваше сиятельство!

В спальные покои зашел, прикрыв за собою двери, Первый министр. На лице его была неуверенная, но приветливая улыбка, под мышкой он держал лаковую папку с бумагами.

– Как спалось вашему сиятельству? – поинтересовался он, вежливо склонив голову набок.

Вместо ответа Пупс продолжал завтракать, макая булку в кофе, чавкая, прихлебывая и позвякивая посудой. Его вдруг стало раздражать, что его самый приближенный коротышка, сподвижник и фаворит, ведёт себя так же, как и все остальные, по-лакейски унижаясь.

Пупс продолжал есть, и улыбка постепенно сползла с лица Первого министра.

– А ведь я вас ни о чём не спрашивал, Гризль, – откликнулся наконец его сиятельство очень нехорошим голосом. – Разве этикет не предписывает кому бы то ни было стоять и дожидаться, пока я первый с ним не заговорю?

– Так точно, ваше сиятельство…

Некоторое время ещё Пупс продолжал завтракать, и Гризль стоял, не шелохнувшись, и смотрел на него.

В последнее время его сиятельство всё чаще стали посещать приступы беспричинного раздражения, которые он вымещал на окружающих. Кроме того, он стал болезненно подозрителен. Оставаясь один в комнате перед сном, до того как совсем погасить свет, он непременно заглядывал под кровать, резким движением отдергивал шторы, а также проверял, не забрался ли кто-нибудь в его гардероб. Однажды, во время такой проверки, из гардероба с криком выскочила кошка, и его сиятельство пришлось приводить в чувство пахучими снадобьями.

Его бывший управляющий делами, а ныне Первый министр, тоже был в какой-то степени подозрителен. Кому, как не ему, затаившись под приторной верноподданнической маской, вынашивать планы государственного заговора, чтобы самому, самому стать Верховным Правителем?! Кому, как не ему, подсиживать своего господина, желая его погибели?..

Пупс пристально посмотрел на Гризля, и тот опустил глаза.

Нет, пожалуй, этот коротышка не был похож на заговорщика. Крупное злодейство было не в его характере. Он, конечно, чрезвычайно умен, но не настолько, чтобы полностью взять дело в свои руки. Для этого необходим кураж, умение нравиться толпе, а Гризль вообще не любит бывать на виду; в этом его сила и его слабость…

– Что же вы стоите, господин Гризль? – милостиво произнес Пупс, покончив с завтраком и распорядившись убрать поднос. – Располагайтесь без всякого стеснения, будьте как у себя дома. Или вы мне уже не друг?

Гризль не двинулся с места.

– Я спрашиваю вас: друг вы мне или не друг?

– Ваше сиятельство изволили за что-то на меня гневаться…

Но на лице Пупса уже светилась его обычная благодушная улыбка. Он слез с кровати, босиком и в ночной рубашке прошлёпал к Гризлю, обнял его, подвёл к мягкому диванчику и усадил.

– Никогда, – пропел он мягко и сладко, – никогда, дорогой друг, не смейте думать, что я могу на вас гневаться.

Пупс вернулся к своей кровати, забрался под одеяло и позвал слуг:

– Подайте моему другу тоже… Чего-нибудь.

Гризль сделал протестующий жест руками, но его сиятельство строго возразил:

– Нет, нет, я настаиваю. Я вел себя по-хамски, а теперь хочу, чтобы вы чувствовали здесь себя как дома.

Столик на гнутых ножках в мгновение ока заставили угощениями.

– Съешьте, съешьте чего-нибудь, дорогой друг, – пропел Пупс. – Доставьте мне такое удовольствие, я прошу вас, я умоляю!

Ощущая неловкость и спазмы в пищеводе, Первый министр оторвал виноградину, сунул в рот и спустя несколько секунд зашёлся кашлем.

Пупс колобком скатился с кровати, подлетел к Гризлю и дробно заколотил по его спине кулачками. Тот перестал кашлять, вытащил из кармана платочек, повернул голову и сдавленным голосом произнес:

– Ваше сиятельство очень добры ко мне…

Лицо его сделалось багровым.

– Вот видите! – радостно запрыгал Пупс у него за спиной. – Видите, как все замечательно получилось! Я сумел, сумел доказать, что являюсь вам другом! Ведь вы сейчас могли совсем задохнуться! Могли? Могли?

– Мог…

– Но ведь я спас вас? Ведь верно, спас?

– Спасли…

– И после этого вы будете утверждать, что я вам не друг?

– Ваше сиятельство больше чем друг, я обязан жизнью вашему сиятельству.

Пупс взял Гризля за плечи, поцеловал его в макушку, запрыгнул в кровать и со счастливой улыбкой смотрел на него некоторое время из-под одеяла.

Со стола убрали нетронутые угощения. Первый министр разложил свои бумаги и начал наконец свой обычный утренний доклад.

Прежде всего он, как обычно, доложил о доходах и расходах государственной казны за истекшие сутки. Казна была переполнена, и теперь уже следовало заботиться не о наполнении её, а о разумном распределении средств. В глубине души Пупс не был ещё полностью уверен в незыблемости собственной власти, а потому с расходами не торопился. Он никак не мог свыкнуться с мыслью, что теперь может взять всё, что захочет, – просто так, без отдачи.

Однако цифры вскоре его утомили.

– Хорошо, хорошо, – отмахнулся он, мучительно зевнув. – Расскажите лучше, какие настроения в народе. Доволен ли мой народ существующим порядком, нет ли жалоб? Поймали вы наконец этих пиратов, несущих в радиоэфир смуту?

– Не уверен, что их поймали, ваше сиятельство; думаю, что господин Тайный министр более обстоятельно доложит о положении дел в этом вопросе.

– Хорошо, продолжайте.

– Портреты вашего сиятельства с изображением анфас развешаны во всех присутственных местах; изображения в профиль чеканятся на монетах нового образца и наградных медалях. Все письменные и устные тексты начинаются здравицей в адрес вашего сиятельства или же ссылкой на цитату из трудов вашего сиятельства…

– Моих трудов?..

– Любой коротышка в нашем государстве знает, что существует многотомное издание трудов вашего сиятельства, однако никому не приходит в голову где-нибудь его разыскивать.

57
{"b":"13238","o":1}