ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Взять с поличным Красавчика было мечтой каждого полицейского. Но не потому, что это было делом профессиональной чести, а потому что это был верный способ разжиться миллиончиком-другим фертингов и уйти с работы.

Ресторан-кабаре «Весёлый клоун» был нужен Красавчику для создания видимости честного коммерческого предприятия. Если это заведение приносило в месяц десять тысяч фертингов, то в документах значилось, будто оно принесло все сто тысяч. С этих ста тысяч, девяносто из которых были где-то украдены, Красавчик выплачивал налоги и взятки. Такая мошенническая процедура называлась в преступном мире отмыванием денег. После такого «отмывания» все были довольны, за исключением, конечно, тех, кого банда Красавчика обчистила до нитки.

Поговаривали, что Пупс и Красавчик не просто знакомы, но и связаны между собой какими-то тёмными делишками. Поговаривали, что г-н Пупс пользовался услугами Красавчика для отмывания своих не совсем честно заработанных денег, а также для запугивания конкурентов по бизнесу. Но поскольку всё это ходило на уровне слухов и догадок, мы не беремся ни подтвердить это, ни опровергнуть.

Глава шестая

Сколько может стоить весь тираж свежеотпечатанных акций вместе с типографией, если посмотреть на дело с определённой точки зрения

Красавчик приоткрыл дверь люкс-кабинета и внимательно осмотрел его содержимое через щёлочку. Убедившись, что опасность ему не грозит, он вошел и остановился с безразличным, отсутствующим видом. У него были большие скучающие глаза с длинными ресницами, над верхней губой чернели тоненькие усики, и к этой губе, казалось, прилипла длинная тоненькая сигаретка.

Пупс поднялся со своего места, сделал шаг навстречу и прижал Красавчика к груди. Тот в ответ слегка похлопал Пупса по спине, затем они молча разошлись, и Красавчик развалился в кресле, стоявшем в самом углу кабинета. На потупивших глаза Спрутса и Жулио он даже не взглянул.

– Дорогой друг, – заговорил Пупс, – у меня к вам есть небольшое, но чрезвычайно важное и срочное дело.

– Да, да, чрезвычайно срочное! – подтвердил Спрутс.

Красавчик медленно, всего на одну секунду, перевел на него свой взгляд, и Спрутс понял, что ему следует сидеть молча.

– Завтра утром должна начаться массовая распродажа акций компании «Космические поставки», – начал излагать дело Пупс. – До этого времени необходимо выкрасть все акции прямо из типографии, вы понимаете?

Красавчик бровью не повёл.

– Возьмите сколько вам надо своих людей, наймите два грузовика и вывезите коробки куда-нибудь подальше, в поле. Побрызгайте коробки бензином… ну и так далее, вы меня понимаете.

– Сколько? – нехотя процедил сквозь зубы Красавчик.

– Тридцать… нет, пятьдесят тысяч.

– Вам нужно сжечь этих акций? – Красавчик всегда говорил в особой манере, свойственной только коротышкам его круга.

Пупс согласно закивал головой.

– Так зачем куда-нибудь везти? Пусть их горят прямо там, в типографии. Вам же обойдется дешевле.

Пупс хлопнул себя по лбу:

– Как же я сам не догадался!

– Пишите чек.

Перед тем как заполнить листок в чековой книжке, Пупс на мгновение заколебался. Прикидывая в уме цифру, он покосился на Красавчика. Тот небрежно оттопырил два пальца.

«20.000 фертингов», – вывел Пупс, оторвал листок и протянул Красавчику.

– Читайте утренних газет, – обнадёжил тот и, не прощаясь, вышел.

Пупс, Спрутс и Жулио высунулись в зал и увидели, как Красавчик поманил кого-то пальцем. Двое в пёстрых цилиндрах тотчас к нему приблизились. Выслушав короткие наставления, они кивнули и исчезли.

Пупс тоже удовлетворенно кивнул и предложил занять места за столом.

– Вот так, – сказал он, когда все трое расселись. – Теперь у нас в запасе по крайней мере несколько дней. Используем их так, чтобы ученые ослы Альфа и Мемега забыли всё, чему их когда-то учили.

Глава седьмая

Г-н Пупс помещает своих гостей в несравненно худшие условия, нежели те, в которых проживает он сам

Мигу и Крабса поместили в крошечную постройку на хозяйственном дворе – будку, предназначенную для хранения инструмента и орудий труда. Здесь были свалены лопаты, грабли, тяпки, мотыги и одна трехколесная тачка. Здесь не было ни электрического освещения, ни окон, зато в носы гостей сразу шибанул крепкий до головокружения запах навоза.

Снаружи опустился крючок, и охранники преспокойно удалились. Стало тихо.

– Ушли? – недоуменно сказал Мига.

Он осторожно подергал дверь, отметив, что хлипкий запор заскрипел, легко поддаваясь нажиму.

– Дайте-ка сюда что-нибудь…

Крабс нащупал черенок лопаты и протянул Миге. Тот просунул лопату в щель, надавил на рукоятку – и крючок со звоном отлетел в сторону. Мига и Крабс вышли на порог и на секунду остановились, прикидывая в темноте, куда следует дать деру.

– Ерунда какая-то, – проворчал Крабс. – Этот Пупс строит из себя непонятно кого, а приличный замок купить не может.

– Богачи все такие скряги, – подтвердил Мига.

И тут в ночной тишине со всех сторон послышались какие-то странные звуки: множественные шаги и учащенное дыхание. Скользнувший по участку свет дежурного прожектора осветил картину, от которой у беглецов мороз продрал по коже: со всех сторон к ним целеустремленно бежали чёрные поджарые собаки. Их было много, они были высокие и мускулистые. Движения у них были тренированные – уверенные и пружинистые.

Мига и Крабс метнулись обратно в будку, но вместо того, чтобы захлопнуть за собой дверь, принялись в панике выталкивать друг друга вперёд. В этой глупейшей и постыдной потасовке, когда злобное рычание собак приблизилось вплотную, Крабс в бешенстве и отчаянии зашипел:

– Дайте же что-нибудь… лопату…

Вообразив, что Крабс отважился отбиваться от собак, Мига быстро сунул ему в руки лопату. Крабс захлопнул дверь и подпёр её лопатой изнутри.

Порычав и потоптавшись, собаки разбежались. Обессиленные пленники прислонились к дощатой двери.

– Теперь я понимаю, почему мне рекомендовали не иметь с вами никаких дел, – пробормотал Крабс, тяжело дыша. – Такого трусливого подонка мне ещё в жизни не приходилось видеть.

– Ладно, лучше заткнитесь, – огрызнулся Мига, – ещё неизвестно, кто больше перетрусил.

– А мне известно, – настаивал Крабс.

Мига сделал шаг вперед, чтобы к нему развернуться и поговорить начистоту, но при этом в темноте наступил на грабли и получил сильнейший удар в переносицу. Полагая, что это Крабс первый ударил его кулаком, Мига взвыл от боли, а затем бросился на обидчика. Не понимая происходящего, но и не дожидаясь расправы, Крабс изо всех сил лягнул ногой в темноту наугад и попал Миге в живот…

Неизвестно, чем бы всё это закончилось, если бы за дверью не послышались шаги и голоса. Крабс быстро убрал подпиравшую дверь лопату, и внутрь, слепя фонарями, затолкали ещё одного коротышку.

– Что такое?! Куда вы меня привели? – разорялся новый пленник. – Я требую адвоката! Эй, вы, слышите?..

Но охранники уже убрались восвояси, а привлечённые запахом ещё одного чужака, собаки вновь стали собираться вокруг будки.

Глава восьмая

То, чего не удалось сделать двоим недотёпам, удается сделать при помощи третьего

Подперев дверь, Крабс чиркнул спичкой, и лицо нового пленника осветилось.

– Кротик? – удивленно воскликнул Мига.

Кротик в свою очередь разглядел Мигу и Крабса, а затем сокрушенно всплеснул руками:

– Так я и знал, попались с порошком! – он обхватил голову и застонал: – И зачем я только связался с такими идиотами!..

Мига и Крабс молчали, так как добавить к сказанному им было совершенно нечего. Кротик заметил у Миги на лице синяк и немного смягчился, полагая, что беднягу не иначе как пытали.

Время шло далеко за полночь, и всем троим, как бы там ни было, зверски хотелось спать. Ворча и зевая, стали, как могли, устраиваться на ночлег. Крабс завладел трёхколесной тачкой, подставив под нее для устойчивости несколько перевернутых пустых вёдер. В тачке оказалось мягко, рыхло и как-то по-особенному тепло. Разгоряченные Мига и Кротик завалились прямо на землю, подложив под себя какое-то тряпье. Скоро все захрапели.

6
{"b":"13238","o":1}