ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Под утро Мига и Кротик так закоченели, что зуб не попадал на зуб. Между тем устроившийся в тачке Крабс сладко похрапывал.

– Чего это он один занял всю плацкарту? – пихнул Кротик Мигу локтем. – Там места на троих хватит, а, как ты думаешь?..

Они поднялись с земли и, стуча зубами, полезли в тачку. Крабс начал отпихивать их ногами, тачка потеряла равновесие, и все трое, под грохот покатившихся ведер, скатились на пол. Послышался лай сбегающихся собак.

Только сейчас пленники обратили внимание на то, что снаружи посветлело и между досок кое-как сколоченной постройки проявились щели.

Скотный двор начал оживать: загорланили петухи, закрякали утки, захрюкали свиньи. Послышались шаги и ворчливый голос коротышки:

– Будет вам… сейчас… уже загалдели… несу, несу…

Коротышка, в рваном ватнике и резиновых сапогах, принялся кормить животных, а потом куда-то сходил и вернулся с кастрюлей, наполненной костями, обрезками и объедками. Его тут же окружили собаки, наперебой засовывая морды в кастрюлю и стараясь оттуда что-нибудь ухватить. Коротышка высыпал объедки прямо у дверей в будку и скрылся в свинарнике.

Кротик вдруг резко оживился:

– Хватайте лопату, быстрее!

Ещё ничего не понимая, Мига схватил лопату и замер с нею наперевес. Кротик достал из потайного кармана бумажный пакетик и высыпал его содержимое на лопату.

– Порошок! – разом воскликнули Мига и Крабс.

– Ну, что стоишь! – в нетерпении зашипел Кротик. – Сыпь быстрее порошок в их жратву!

Мига не заставил повторять два раза: он моментально просунул лопату через приоткрытую Крабсом дверь и высыпал порошок на кучу объедков. С жадным хрипом пожиравшие корм, собаки не обратили на это внимания.

– Теперь порядок, – прошептал Кротик. – Через пару минут будут как шёлковые.

Когда собаки поели и разбежались, Кротик сказал «Пора!». Все трое вышли из будки и направились к виднеющейся неподалёку зелёной изгороди. Несколько собак тотчас побежали в их сторону.

– Сидеть! – крикнул им Кротик.

Собаки послушно сели и жалобно заскулили.

Та же самая история повторилась со всеми другими собаками: поначалу они свирепо бросались преследовать беглецов, но, услышав команду «Сидеть!», послушно садились на траву и жалобно скулили.

Продравшись через зелёную изгородь и нахватав заноз и колючек, Кротик, Мига и Крабс рванули бегом по незнакомой лесистой местности, рассчитывая где-нибудь выбраться на шоссе и остановить попутную машину.

Вскоре они уткнулись в ограду птицефермы, из-за ворот которой выезжал грузовик. Всё это время, как оказалось, они бежали вдоль шоссе.

Пока водитель закрывал ворота, беглецы вскарабкались в кузов и зарылись в мягкие тюки. Машина тронулась, и только теперь они заметили, что все с ног до головы перепачканы навозом, к которому постепенно начал прилипать отделявшийся от тюков гусиный пух.

Грузовик двигался по направлению к окраинам Давилона, на фабрику пуховых изделий «Тепло и уют».

Глава девятая

Версии газет, которые вполне удовлетворили г-на Пупса, за исключением одной, из которой ровным счётом ничего не следовало

Утренние газеты буквально взорвались сенсационным известием о пожаре в типографии. В огне погиб весь тираж акций общества «Космические поставки», а заодно и оказавшаяся случайно поблизости партия этикеток мыла Грязинга.

Сторож показал, что двое неизвестных стукнули его чем-то по голове, связали и выволокли на улицу. Потом он услышал фразу: «Вот так, отдохни пока что здесь, на травке». При этом он ощутил отчётливый запах не то бензина, не то керосина.

Потом коротышки сели в легковой автомобиль марки «Пудл» и умчались в неизвестном направлении.

После этого в складском помещении типографии начал бушевать пожар, и сторожу стало жарко. При помощи торчавшего из забора гвоздя он освободился от веревок и вызвал пожарную команду.

Благодаря умелым действиям пожарных оборудование типографии не пострадало, но от мощных струй пены и воды пришел в негодность свежеотпечатанный тираж газеты «Давилонские юморески».

Первой версией газетчиков стал умышленный поджог с единственной целью – уничтожение акций самими владельцами общества «Космические поставки». Некто Сухарик убедительно и остроумно доказывал, что «учёные ослы» Альфа и Мемега надавали сгоряча невыполнимых обещаний, а когда опомнились и подсчитали хорошенько все предстоящие расходы, решили, что им остается только одно: уничтожить в якобы случайном пожаре все акции ещё до того, как они поступят в продажу. В своей обстоятельной статье Сухарик также утверждал, что таких опасных фантазёров, как Альфа и Мемега, необходимо вообще изолировать от общества. «А что если в другой раз им взбредет в головы печатать деньги, чтобы их было больше и всем было хорошо? – вопрошал автор статьи. – Или превратить всю имеющуюся на Луне воду в сладкий сироп?..»

Высмеивая учёных при помощи подобных нелепиц, автор сеял недоверие к самой идее этого коммерческого предприятия. Прочитав статью, многие коротышки задумались, стоит ли на самом деле покупать акции у таких сомнительных чудаков.

Не скроем, что автором этого материала был не кто иной, как управляющий делами Пупса господин Гризль, укрывшийся под псевдонимом Сухарик. Статья эта была так называемой «заказной», то есть за её публикацию платили не автору, а, наоборот, сам автор платил владельцу газеты. Излишне говорить, что статья была заказана и оплачена г-ном Пупсом.

В другой газете писали, что пожар, несомненно, устроил сам хозяин типографии, так как всё имущество было им застраховано на весьма кругленькую сумму, а оборудование давно пришло в негодность и его оставалось только выбросить.

Этот материал особенно пришелся по душе владельцам страховой компании, однако в вечернем выпуске газеты хозяин типографии отверг эти подозрения, представив экспертную оценку стоимости своего имущества, которая на самом деле значительно превышала величину страховки.

Ещё кто-то предположил, что пожар возник по вине сторожа, который неосторожно обращался с огнем, а вину свалил на им же самим выдуманных злоумышленников в масках.

В двух заметках высказывалось предположение, что типографию запалил фабрикант Грязинг для рекламы своего мыла, которое никто не покупает. Здесь же крутились похожие версии, касающиеся марки автомобиля, на котором скрылись преступники. Поскольку плохой автомобиль для такого опасного дела никто не возьмёт, всю эту историю можно было с натяжкой представить как рекламу автомобилей марки «Пудл».

Стоит ли говорить, что все эти версии как нельзя лучше устраивали г-на Пупса, который просматривал газеты за утренней чашкой кофе. Но среди прочих была одна заметка, которая его насторожила.

В опасную для настоящих виновников поджога сторону копнул знаменитый репортёр Болтик, имевший собственную газету «Правдивые расследования» и программу «Момент секретности» на телевидении. Болтик напомнил, что наряду с акциями и этикетками, которые сгорели, в типографии намок и пришел в негодность тираж газеты «Давилонские юморески». И на этот факт, по его убеждению, следовало обратить особое внимание. «Кто являлся совсем недавно редактором упомянутой газеты? – вопрошал репортёр Болтик. – Господин Гризль. А чем занимается теперь господин Гризль? Служит управляющим делами у господина Пупса, ближайшего друга и компаньона г-на Спрутса, негласного владельца газеты «Давилонские юморески»!..»

Из этой путаной цепочки ровным счётом ничего не следовало, однако чтение заметки заставило Пупса не раз болезненно поморщиться. «Надо будет хорошенько прощупать этого Болтика, – подумал Пупс. – Возможно, он о чём-то догадывается…»

Глава десятая

Господин Гризль появляется в спальне своего хозяина. Альфа, Мемега и репортёр Болтик появляются на экранах ТВ

Покончив с газетами и утренним кофе, ещё не поднимавшийся с постели Пупс нажал кнопку громкой связи:

7
{"b":"13238","o":1}