ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Говорю я тебе, они сбежали!

Тут и Хорёк основательно струхнул: теперь стоило подумать, о кого именно Ханаконда будет чесать свои кулаки.

– Ты вот что, – сказал он Губошлёпу, – пойди посмотри, где они. Вон тут сколько всего навалено – и ящики, и мешки, и рулоны какие-то…

Стиснув в трясущейся руке револьвер, Губошлёп спустился в подвал и стал боязливо передвигать оставшиеся после строительства дома материалы.

– Нет их здесь, точно говорю, сбежали.

– Что ты мелешь! Как они могли отсюда сбежать?

Хорёк спустился, подошел к оконцу и подергал рукой толстые прутья решетки, для уверенности пару раз стукнул по ним прикладом.

– Ерунда какая-то, не могли они никуда отсюда деться. Иди скажи шефу.

Губошлёп нехотя поплелся к шефу, а Хорёк встал в дверях с автоматом на изготовку.

Поспешно явились Жмурик, Тефтель и Ханаконда, а также зажимавший ладонью глаз заплаканный Губошлёп.

– Такие дела, шеф, – заговорил Хорёк, – Губошлёп сказал, что в подвале никого нет, а я говорю, что быть этого не может…

Ханаконда щелкнул выключателем, и при свете картина стала выглядеть ещё загадочней. Было совершенно ясно, что пленники никуда не могли отсюда деться. Железная дверь закрывалась снаружи, а коридор хорошо просматривался из гостиной. В стенах не было вентиляционных отверстий, а через прутья оконной решетки могла бы пролезть разве что кошка. Было от чего потерять голову.

– Надо уходить, – сказал Ханаконда. – Что бы за ерунда здесь ни творилась, мне это не нравится.

– Куда рванем, шеф? – спросил Хорёк.

– Есть одно место, в лесу.

– В лесу? А как же это… Ну, вы хотели…

– Ладно, всем тихо. К телебашне надо присмотреться, чтобы вышло тип-топ, наверняка. Тебе, Губошлёп, наклеим усы – устроишься там на какую-нибудь ночную работу. Всё хорошенько разнюхаешь, а после пойдем на дело. Тех двоих тоже возьмём с собой: если что, будем прикрываться ими от пуль.

– Эй, шеф, кажется, они как раз хотят что-то сказать, – кивнул Тефтель в сторону гостиной.

Мига и Крабс всё ещё были привязаны к стульям. Они мычали и энергично раскачивались, с ужасом глядя на окна.

Все повернули головы, да так и ахнули: прямо во дворе плотной шеренгой выстроилось полицейское оцепление – хорошо экипированные штурмовики с пуленепробиваемыми щитами.

Бандиты метнулись в другую комнату, в третью… Но со всех сторон дом окружали прозрачные щиты и ощетинившиеся стволы.

– А-а-а!! – в отчаянии завопил Губошлёп. – Окружили! Не уйти, сгинем все на болоте!!

Круто развернувшись, Ханаконда заехал паникеру кулаком в ухо, и тот кубарем отлетел в угол.

– Тихо, – сказал шеф, – всем тихо. Есть у меня подарочек для фараонов, глазом моргнуть не успеют. А ну быстро все за мной.

Открыв своим ключом неприметную дверь, он юркнул в тёмное помещение. За ним последовали остальные, в том числе и отвязанные от стульев Мига и Крабс.

Компания оказалась в гараже, где в полумраке вырисовывался автомобиль повышенной проходимости фирмы «Циклоп». Своими устрашающими размерами он напоминал бульдозер. С улицы слышался голос говорящего через громкоговоритель Бигля, который давал бандитам минуту на размышление.

– Вперед! – скомандовал Ханаконда и запрыгнул в машину.

Все запрыгнули за ним следом, Хорёк ударил по педалям, четыре ведущих колеса провернулись на месте, и в следующее мгновение автомобиль рванулась вперёд, словно огромное пушечное ядро, сокрушив металлические ворота.

Не ожидавшие такого фортеля полицейские едва успели отпрыгнуть в стороны. Автомобиль с визгом вырулил на шоссе и в мгновение ока скрылся за поворотом.

– Ах, чтоб тебя! – в сердцах крикнул Бигль. – По машинам!

Вереница полицейских автомобилей с воющими сиренами и крутящимися мигалками устремилась в погоню. Но сам Бигль только устало облокотился о капот. Он понимал, что преследование не принесет никаких результатов.

Глава четырнадцатая

Незнайка и Пончик прибывают в зону риска. Растущие здесь грибы приходятся им по вкусу, но заработать пару фертингов тоже не помешает. Ночь в лесу, появление дикого коротышки

Успев увидеть, что Ярило и Злючкин ухнули в пелену облаков, так и не раскрыв своих парашютов, Незнайка стал кричать по рации, давая им советы, но те уже попали в зону глушения радиоэфира и ничего не слышали. Впрочем, как мы уже знаем, для них всё закончилось относительно благополучно.

Флегматично паривший неподалёку Пончик хранил молчание.

– Эй, ты! – окликнул его Незнайка. – С тобой-то хоть всё в порядке?

Их переговорные устройства исправно работали, потому что они находились очень близко друг от друга. В ответ Пончик только сокрушённо произнес что-то вроде «о-хо-хошеньки-хохо…».

– Ладно, ты не очень расстраивайся, – сказал Незнайка. – Мы ведь не виноваты, что нас стащили. Эти профессоры перед нами ещё извиняться будут. Если, конечно…

Незнайка осекся, а Пончик опять что-то про себя запричитал.

– Ну ладно, ты не охай, смотри лучше, куда мы падаем.

Поскольку ветер сносил их в сторону довольно долго, они уже оказались над лесом где-то между Хрумстиком и Давилоном. Теперь у них под ногами темнела ветками берёзовая роща, и верхушки деревьев стремительно приближались.

– Ой! – сказал Незнайка, застряв на самой верхушке берёзы.

– Ох… – сказал Пончик, повиснув так, что ноги его почти касались земли.

Если мы вспомним, что растения на Луне имеют размеры в двадцать раз меньшие, чем у нас на Земле, станет понятно, почему в первую минуту Незнайка не смог правильно оценить той высоты, на которой находится. Он думал, что находится где-то чрезвычайно высоко, а потому вцепился в верхушку берёзы мёртвой хваткой.

Тоненькая берёзка, имевшая в действительности рост никак не выше двух коротышек, стала прогибаться под его тяжестью, и Незнайка почувствовал, что снова куда-то летит.

– А-а-а!! – завопил он, вообразив, что падает с огромной высоты.

Но уже в следующую секунду падение прекратилось, и он благополучно сел на мягкую лесную землю. А гибкая берёзка, освободившись от груза, снова распрямилась, сбросив с себя вместе с диковинным коротышкой последние жёлтые листочки.

Между тем Пончик продолжал висеть, словно груша, меланхолично перебирая в воздухе ногами. Незнайка отстегнул его от парашюта, и Пончик повалился на землю. Не выказав какой-либо реакции на происходящее, он стал молча и неторопливо освобождаться от скафандра.

Незнайка испугался:

– Стой, что ты делаешь! Мы ведь уже в этой, как ее, в зоне риска! Воздух, наверное, отравлен!..

Но Пончик уже спокойно отвинтил крепления, снял гермошлем и вылез из панциря жёсткого гофрированного комбинезона. Одернув на себе курточку и поправив кепочку с козырьком, он присел на пенёк и стал грызть ветку, сплевывая себе под ноги. За последнее время он так устал от неприятных потрясений, что потерял способность чему-либо удивляться и даже соблюдать осторожность.

Единственная его привычка, которую не способны были задушить до конца никакие катаклизмы, сохранилась в нём и по некоторым признакам уже давала о себе знать. Заметив, что пенёк, на котором он сидит, с одной стороны густо зарос какими-то грибами на тоненьких ножках, Пончик сорвал один гриб и, надкусив, задумчиво пожевал. Вкус показался ему довольно приятным, он доел гриб и сорвал следующий.

Незнайка наблюдал за ним, широко раскрыв глаза. Убедившись, что Пончик не загипнотизирован и не отравился, а даже, наоборот, проявляет интерес к пище, он тоже решил снять скафандр.

– Ну как, – поинтересовался он, освободившись от доспехов, – съедобно?

Пончик пожал плечами, а Незнайка с удовольствием вдохнул полной грудью лесную прохладу. Он тоже пожевал из любопытства кусочек гриба, который показался ему безвкусным и водянистым.

– Раз уж мы здесь, – подал наконец голос Пончик, поднимаясь с пенька, – нужно для начала раздобыть пару фертингов и как следует пообедать.

72
{"b":"13238","o":1}