ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мы из Лос-Свинтоса, – не моргнув, соврал Пончик. – Из профсоюза крутильщиков. Ехали на слёт, да вот по дороге сломалась машина.

– Из профсоюза? – недоверчиво сказал Орешек. – Да разве теперь бывают профсоюзы?.. Да это не моё дело, я сам себе профсоюз. Так что, может, вас подбросить до города? Я как раз собирался поехать; захотелось, знаете ли, поесть чего-нибудь особенного – каши там или селёдки… Пешком ходить здесь опасно, говорят, в лесу появился дикий коротышка.

Незнайка и Пончик охотно согласились поехать.

Орешек пошел в гараж и долго возился с мотором своего старенького грузовичка, который никак не хотел заводиться.

– Ах, чтоб тебя! – ругался фермер. – Ехать пятнадцать минут, а заводить битый час приходится эту колымагу!

– Знаете, если не получается, мы так пойдём, – сказал Незнайка. – А вы поезжайте на велосипеде.

– Простите? – не понял хозяин. – Как вы сказали?

– На велосипеде. Велосипед у вас есть, наверное?

– Нет, честное слово. Это, наверное, что-нибудь новое изобрели? Вот что значит жить в деревне: пока соберёшься поехать в город, там уже начнут разговаривать на другом языке.

Незнайка и Пончик взволнованно переглянулись.

– Погодите, погодите, – заговорил Пончик. – Вы действительно не знаете, что такое велосипед?

Хозяин только недоуменно пожал плечами.

– А может быть, он у вас просто называется как-нибудь по-другому? Это когда ногами крутишь педали, сидишь верхом…

– Педали? Верхом? А мотор где?

– Мотора совсем нет! Два колеса, рама, седло…

– Как это понять – два колеса? Должно быть хотя бы три, но и три всё равно плохо. Нет, меньше четырёх никак нельзя. Это, наверное, для цирка придумали. Я раз был в цирке, так там один коротышка ходил по верёвке, а другой…

Орешек начал рассказывать, что он видел в цирке, а Незнайка и Пончик уставились друг на друга: до них окончательно дошло, что лунные коротышки понятия не имеют о велосипеде и вообще не представляют себе езды на двух колесах. Теперь оба припомнили, что никогда не видели на Луне не только велосипедов, но также и самокатов, и мотоциклов, и мотороллеров.

Оба от волнения притихли, и когда машина наконец завелась и они поехали, то почти всю дорогу молчали, не понимая ни единого слова из болтовни фермера.

Уже при въезде в город Пончик взял себя в руки и проявил деловую смётку:

– Зря вы машину свою ругаете, хозяин: вон как быстро домчались. Наверное, фирма знаменитая?

– Грузовичок у меня от фирмы «Пудл» – хороший, да только уж больно старый. А трактор самый лучший – «Циклоп», только его тоже пора подновить.

– А ещё кто-нибудь машины делает?

– Нет, только эти двое. А вы, я вижу, совсем не автомобилисты?

– Да… Мы по другой части.

– Пытались некоторые тоже строить автомобили, да только эти двое сразу их придушили. А друг с другом им не совладать, вот и конкурируют. Что ж, нам, покупателям, от этого только лучше, правильно я говорю?

– А что, самих хозяев так и зовут?

– А как же ещё, так и зовут. Одного зовут господин Пудл, другого – господин Циклоп. Во-он их конторы отсюда видать.

Друзья посмотрели в том направлении, куда указывал Орешек, и увидели возвышающиеся над другими домами сверкающие небоскрёбы.

– Вот они, голубчики, стоят рядом. А я уже приехал: вот он, мой банк – «Гога и Магога». Сниму сейчас пару сотен со счёта да прошвырнусь по магазинам. В этом году у меня всю картошку забрали подчистую, так что грех жаловаться.

Торопливо, но сердечно распрощавшись с картофельным фермером, новые предприниматели направились прямиком к высотным зданиям, на верхушках которых красовались огромные буквы, составлявшие имена владельцев двух конкурирующих фирм – «ПУДЛ» и «ЦИКЛОП».

Глава шестнадцатая

Г-н Циклоп смеется как никогда в жизни и дарит изобретателям двадцать фертингов. Г-н Пудл как никогда серьезен и настроен решительно

– Ха-ха-ха-ха-ха!!! – закатывался громовым смехом г-н Циклоп. – Ха-ха-ха-ха-ха!!! …Так вы… говорите… Крутить педали…

Не в силах произнести что-либо членораздельное, он снова и снова заходился смехом, кашлял и утирал слёзы. Секретарь вывел предпринимателей из кабинета владельца фирмы. Уже внизу, на улице, их догнал курьер и вручил каждому по двадцатифертинговой купюре.

– Господин Циклоп просил передать, что он никогда в жизни так не смеялся и будет рад видеть вас снова, если вы опять будете рассказывать ему про велосипед, – доложил курьер, улыбаясь до самых ушей.

Изобретатели взяли деньги.

Зайдя в ближайшее кафе, они снова встретились с довольным жизнью картофельным фермером. За соседним столиком он уже рассчитывался за свой заказ.

– Как дела в профсоюзе крутильщиков? – поинтересовался он приветливо.

– Пока неважно, – признался Незнайка. – Но может быть, в другом месте повезёт.

– Конечно повезёт! – заверил их фермер и снова распрощался.

Приятели съели по хорошему обеду с десертом, заплатив два с четвертью фертинга за оба, и вышли на улицу.

– Слушай, – сказал Незнайка, – может, нам одеться надо получше? Они, наверное, думают, что мы какие-нибудь бродяги или сумасшедшие.

Но Пончик, который был однажды миллионером и успел приобрести в этом деле некоторые навыки, имел другое мнение.

– Это ничего, – сказал он, – что у нас вид небогатых коротышек. Богатый не пойдет куда-то просить, а сам откроет своё дело, ему и ссуду в банке дадут. А вот нищий изобретатель – это для богача настоящая находка. Нищего изобретателя можно купить за сотню-другую фертингов. Знаешь что, – он остановился, – нам надо не дорогие костюмы, а наоборот, вырядиться как-нибудь по-дурацки.

С этими словами он снял курточку и вывернул её наизнанку. Теперь снаружи оказалась клетчатая подкладка. Рюкзак с сушёными грибами он перевесил на грудь (тут, кстати, появилась приятная возможность периодически запускать туда руку). Теперь он действительно приобрёл чудаковатый вид. Для полной убедительности Пончик купил в аптеке круглые очки с толстыми линзами и стал совершенно близоруким.

Незнайка и без переодеваний имел попугайский вид, поэтому Пончик не счел необходимым дополнять чем-то его гардероб, а только велел ему заикаться. «Если коротышка заикается, – сказал он, – всегда кажется, что его легче облапошить».

До того как заявиться к г-ну Пудлу, они вообще подошли к делу серьёзнее и первым делом зарегистрировали своё изобретение в патентном бюро. Чиновник долго рассматривал так и сяк корявый рисунок, пожал плечами и выдал друзьям патент на изобретение конструкции «велосипед». Он давно уже перестал чему-либо удивляться.

Господин Пудл принял посетителей в светлом просторном кабинете. Так же как у Циклопа, из его огромного окна открывался вид на весь город и на небоскрёб конкурента (наверное, чтобы не расслабляться). Выше их офисов была только вывеска небоскреба «ПУПС», получившего недавно государственный статус.

К чудакам-изобретателям у г-на Пудла было свое особенное отношение. Однажды он подсчитал, что в среднем каждое десятое изобретение, кажущееся на первый взгляд нелепостью, в результате приносит его предприятию значительную прибыль. Поэтому он не жалел своего собственного времени на остальные девять, действительно совершенно бесполезные. Он был уверен, что, перебирая пустую руду, обязательно наткнётся когда-нибудь на свою золотую жилу.

Пудл очень любезно принял Незнайку и Пончика, усадил их в кресла и приготовился слушать. Пончик неспешно объяснил устройство велосипеда, мелом нарисовал на имевшейся в кабинете доске схему и подробно рассказал о предназначении каждой детали механизма.

Некоторое время ещё Пудл смотрел на рисунок, а затем спросил:

– Но почему вы думаете, что это устройство будет работать, то есть ездить по земле? Вы учитываете трение огромного количества соприкасающихся между собою деталей? Вы не думаете, что вся конструкция перекосится при первом же нажатии на педали? Вы подумали о том, что коротышка не сможет балансировать на двух колесах? (Впрочем, это как раз не важно: приставить третье колесо не проблема.) И наконец, вы подумали о том, как будет выглядеть со стороны коротышка, сидящий верхом на такой конструкции и дрыгающий ногами с целью вращения колес?

74
{"b":"13238","o":1}