ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Так это мы дикого коротышку в лесу видели, – догадался Незнайка. – Хорошо ещё у него была крыса, а то ещё неизвестно, как бы всё повернулось.

Пончик закачал головой и заохал.

Прикатили ужин, и друзья постепенно забыли об опасности, которой чудом избежали в лесу. Оставшиеся на поверхности Луны участники экспедиции пока ещё не давали о себе знать, а потому необходимо было как-то коротать время и тратить заработанные денежки. Пончик сказал, что богачи любят ездить по магазинам и делать всевозможные покупки.

– Что ж, – согласился Незнайка, – значит, и мы тоже завтра поедем.

На другое утро им подали ко входу в гостиницу сверхдлинный автомобиль с шофёром, и новые богачи поехали вдоль центральных улиц Давилона, останавливаясь возле каждого большого магазина и делая покупки. Продавцы и приказчики были с ними вежливы и обходительны. Делать покупки оказалось занятием очень приятным.

Спустя несколько часов они вернулись в гостиницу. Мимо удивленного портье прошествовала целая вереница посыльных, одетых в фирменную одежду тех магазинов, в которых делались покупки. Просторный номер наполнился свёртками, коробками и огромными ящиками, которые хозяева велели сразу распаковывать.

Пончик купил себе фарфоровый сервиз на двадцать четыре персоны, хрустальную вазу, ковёр, шубу, бронзовую статуэтку медведя и железную дорогу. Незнайка – искусственную пальму, контрабас, чучело павлина, напольные часы и натюрморт с селёдкой и стаканом воды.

Едва выпроводив посыльных, щедро одаренных чаевыми, Пончик с азартом принялся распаковывать и собирать на полу железную дорогу, о которой давно уже мечтал. Он так увлёкся, что к середине дня Незнайке пришлось напомнить ему об обеде – дело до того совершенно немыслимое.

За едой в ресторане Пончик был тороплив и рассеян, а когда они вернулись в номер, не лёг спать, как это делал обычно, а снова принялся возиться с железной дорогой.

Незнайка уселся в кресло и включил телевизор.

Говорили что-то скучное – об ударном труде рабочих пуговичной фабрики, которые решили прогнать своего хозяина и передать предприятие государству, то есть лично Верховному Правителю. Ведущий называл эту инициативу «великий почин» и призывал других рабочих последовать этому революционному примеру и сбросить со своих мозолистых рук оковы капитализма.

Незнайка начал было уже дремать, как передачу вдруг прервали для экстренного сообщения. На экране вновь возникла вчерашняя корреспондентка и чернеющее позади картофельное поле.

– Уважаемые телезрители! – заговорила она взволнованно. – Совсем недавно мы сообщали вам о появлении дикого коротышки на поле господина Орешка, но вот он позвонил нам сегодня и сделал новое сенсационное заявление. Прошу вас, господин Орешек.

Камера отъехала, в кадре появился картофельный фермер. Корреспондентка сунула ему под нос микрофон.

– Стало быть, дело было так, – начал тот, как всегда, обстоятельно и не спеша. – Я насаживал лопату на новый черенок, вдруг подходит этот… верзила. Говорит мне: «Где те коротышки, которые прыгали с парашютом?» Я в толк не возьму, о чём он говорит. А он настаивает: следы, говорит, ведут непосредственно к вашему хозяйству. А хозяйство у меня, сами видите, доброе; благодаря заботам его сиятельства крепко стою на ногах. У меня, надо сказать, намедни останавливались двое, машина у них сломалась. Профсоюзные работники, симпатичные такие коротышки. (Незнайка и Пончик медленно переглянулись.) Я их до города на своей машине подбросил. Ну, думаю, если этот дылда – а он выше меня на две головы, – если этот дылда за теми коротышками гонится, дело плохо. Иди, говорю, отсюда подобру-поздорову. Это, говорю, частное владение. А он не уходит. Тогда я его лопатой слегка пихнул в живот, он ни с места. Я сильнее, а он все свое: где, мол, те коротышки, которые с парашютами прыгали! Я тогда пихнул его изо всех сил, а лопата – звяк! Будто о чугунный столб, и погнулась. Этот дылда берёт у меня из рук лопату и черенок хрусть пополам, будто спичку. А черенок был толстый, у меня все в хозяйстве надежное…

– Это та самая лопата? – спросила корреспондентка.

– Она самая. – Фермер поднёс обломок лопаты к объективу. – Вот этой лопатой я его и отвадил.

– Куда же он пошёл?

– А туда. – Фермер махнул рукой в поле. – Туда, говорю, иди. Там твои парашютисты.

– То есть вы указали ему неверное направление?

– Почему неверное? Самое что ни на есть верное, туда ему и дорога. Не хватало ещё, чтобы он коротышек обижал. А за картошечкой приезжайте, адрес мой…

Корреспондентка взяла микрофон, и её дали крупным планом.

– Итак, дорогие телезрители, обстановка накаляется: дикий коротышка не пойман; железный коротышка находится в окрестностях Давилона. Два свирепых неопознанных существа бродят под окнами наших жилищ. Будьте осторожны и сообщайте в полицию, как только вы их где-нибудь увидите.

Репортаж закончился, и Незнайка вскочил с места:

– Ты понял? Это ведь наш «Дружок»!

– Ты думаешь? – сказал Пончик недоверчиво.

– Конечно, чего тут думать! Его специально сбросили, чтобы он нас разыскивал, а мы тут сидим… велосипеды изобретаем.

– Погоди, не кипятись, – возразил Пончик. – Ну, допустим, его прислали, чтобы нас искать. То есть сами побоялись спускаться. А нам теперь никакая помощь и не требуется. Мы, как говорится, крепко стоим на ногах. Пускай они сами себе помогают, а мы уж как-нибудь теперь выживем. Ещё неизвестно, кто кого спасать будет.

– А как же «Дружок», он ведь нас ищет.

– А что ему сделается? Пускай гуляет, собирает информацию. Но наше инкогнито никак нельзя раскрывать.

– Чего раскрывать?

– Инкогнито. Никто не должен знать, что мы сюда прилетели с Земли.

– Ну ладно, пускай гуляет. Может, его ещё по телевизору покажут.

Пончик кивнул и снова занялся своей железной дорогой.

Глава седьмая

«Дружок» совершает переход до Паноптикума и обратно, а затем пускает в небо зелёную ракету. Сталкеры спускаются в зону риска, Первый министр Гризль внезапно выходит на связь

С волнением участники экспедиции ждали сигнала от «Дружка». И вот, по истечении подлунных суток, в оговорённое время над облаками взвилась зелёная ракета. Это могло означать, что спуск во внутреннее пространство безопасен. Но это же могло означать и то, что «Дружок» попросту не сумел найти источник гипнотического воздействия.

К сожалению, так оно и было: обнаружив парашюты Незнайки и Пончика, он взял на анализ пробы окружающего воздуха и воды из ручья; он заглянул в избушку, в которой скрывалась банда Ханаконды, и увидел, что местные коротышки едят грибы, и такие грибы он тоже взял на анализ; издалека он наблюдал за фермером и видел, как тот готовит себе блюда из картофеля, и «Дружок» выкопал себе несколько недобранных картофелин из земли. Все пробы он разобрал на химические составляющие и не обнаружил в них никаких вредных элементов, а в козленках выявил особое вещество, нейтрализующее вредные воздействия. Проще говоря, козленки обладали теми же свойствами, что и нейтрализующие таблетки. Эти таблетки, кстати говоря, Кротик из грибов и делал.

Напугав картофельного фермера, «Дружок» зашагал, как тот указал ему, в южном направлении – через леса, реки и овраги. Дойдя до Паноптикума, он вошел в городок и наделал там переполоху. Идти ещё дальше в указанном направлении он не мог, потому что должен был успеть вернуться к исходному месту и запустить в небо сигнальную ракету.

«Дружок» запустил зелёную ракету, после чего решил больше никого не пугать, а спокойно дожидаться своих. Он залез в дупло, завернулся в плащ и замер.

Времени на раздумья больше не было. Поскольку внутреннее ядро не стояло на месте, необходимо было срочно провести ракету через большой ледяной туннель. Но тут взбунтовались Фуксия и Селёдочка, они потребовали, чтобы их тоже зачислили в экипаж сталкеров. Едва не плача, Знайка согласился, но тут, почувствовав слабину, Кроха и Буравчик тоже решительно потребовали, чтобы их взяли в зону риска.

82
{"b":"13238","o":1}