ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Незнайка посмотрел на пальму и вздохнул.

Утешала мысль о том, что изделие «велосипед» со дня на день поступит в продажу и денежки, как обещал господин Пудл, сами потекут в их карманы.

По телевидению начался выпуск утренних новостей, и в нём опять прозвучало сенсационное сообщение.

– Сегодня утром, – говорила взволнованная корреспондентка, – железный коротышка вошёл в город Паноптикум. На этой улице, где я сейчас стою, он учинил жестокую расправу над местными полицейскими. Обер-атаман Дригль тяжело ранен и сейчас находится в больнице; четверо рядовых жандармов отделались легкими травмами и после оказания первой помощи были отпущены домой. Берегитесь железного коротышки! Сообщайте о его появлении незамедлительно, нам не нужны новые жертвы!

Такова была информация в выпуске новостей, но в действительности всё обстояло по-другому.

Не этим, а вчерашним ранним утром «Дружок» вошел в Паноптикум и начал расспрашивать немногочисленных встречных коротышек о Незнайке и Пончике, давая их словесное описание. Разумеется, прохожие от него в испуге шарахались, и вскоре к нему съехались все имевшиеся в этом маленьком городишке полицейские. Робота окружили плотным кольцом и по приказу обер-атамана Дригля начали палить в него в упор из ружей резиновыми пулями. Первая же пуля, отскочив мощным рикошетом, ударила Дригля в плечо, сбив его с ног и повредив ключицу. Ещё несколько полицейских отделались синяками. «Дружок» при этом не шелохнулся. Он только сказал сам себе: «Наблюдаю агрессивное поведение со стороны аборигенов, дальнейшие поиски считаю нецелесообразными», после чего двинулся через леса, поля и реки в обратном направлении.

Поскольку поведение местных жителей не имело отношения к его выводам о химическом анализе окружающей среды, прибыв на исходную точку, он запустил в небо зеленую ракету.

Но выданная телевидением информация звучала совсем по-другому.

– Что это они врут! – подскочил Незнайка. – «Дружок» не мог никого покалечить! У него программа такая, чтобы коротышек выручать, а не калечить! Вообще, пора тут всех вывести на чистую воду, задурили тут всем головы…

– Ладно, ладно, ты, главное, не волнуйся, – сказал Пончик. – Наши скоро что-нибудь придумают.

– А сами мы на что? Мы вообще зачем сюда прилетели? Четвёртый день здесь околачиваемся, велосипед изобрели, а ничего полезного для экспедиции так и не узнали.

– Ну знаешь, мы здесь тоже не одни четвёртый день. Тут поумнее нас есть профессора с академиками. Вот где они, интересно?

– Да, правда. – Незнайка вспомнил про Злючкина и Ярилу, по вине которых они здесь вообще-то и оказались. – Странно, что о них ничего не слышно…

– Вот то-то и оно, сиди и не рыпайся. Распорядись-ка лучше там насчёт завтрака.

Незнайка вздохнул и набрал номер портье.

Но вместо завтрака в номер явился он сам и, рассыпавшись в извинениях, попросил плату за три дня и по возможности на какое-то время вперёд. Пончик выпроводил его, пообещав заплатить.

– Вот ещё хамство! – начал он кипятиться после ухода портье. – Какое они имеют право требовать вперёд! Завтра же перееду в другую гостиницу, пусть только накормят сначала!..

Устав кричать, он сел за телефон и начал обзванивать магазины, в которых изобретателями были куплены вчера громоздкие вещи, ни одна из которых не могла им пригодиться. С хозяевами магазинов Пончик говорил тихо и вежливо, легко уступая.

Вскоре от них начали приходить посыльные и забирать вещи обратно, рассчитываясь наличными.

Выручить, однако, удалось не только не половину, но и не четверть, а только пятую часть от затраченных денег. Но, учитывая, что только одна приобретенная Пончиком шуба стоила сто двадцать фертингов, сложилась все-таки вполне приличная сумма, которой хватило, чтобы расплатиться за номер и дать задаток ещё на три дня вперед.

После этого в гостиную как ни в чем не бывало вкатили завтрак, такой же большой и вкусный, как раньше.

– Вот так! – сказал Пончик, усаживаясь за стол и потирая руки. – Фертинги делают здесь всё! Ты вот что, позвони ещё этому Пудлу, попроси ещё пару сотен в счет аванса. Мне, видишь ли, деньги очень нужны.

Незнайка недовольно окинул взором разложенную на полу железную дорогу, которая требовала для себя все больше и больше затрат.

– Звони, звони, – сказал Пончик. – Теперь твоя очередь деньги искать.

Незнайка вздохнул и взялся за телефон.

К середине дня, к несказанной радости Пончика, они получили ещё тысячу фертингов. Г-н Пудл предупредил, что уже завтра начнется большая рекламная кампания по продаже велосипеда. Подготовка к ней велась в строжайшем секрете.

Глава десятая

Изобретатели велосипеда на пороге славы, дальнейшее сохранение инкогнито невозможно. Ночь перед началом рекламной кампании

Вечером в дверь гостиничного номера, где жили изобретатели, громко постучали. Из коридора доносилась шумная возня и голоса. Пончик открыл дверь, и в номер ворвалась шумная ватага коротышек со свертками, чехлами, штативами, рулонами, проводами, осветительной и записывающей аппаратурой. Пончик бросился на пол собирать железную дорогу, Незнайка вскочил с кресла.

– Вы – Незнайка, – ткнула в него пальцем энергичная малышка, судя по всему главная.

Незнайка подумал, что всё раскрыто и теперь к ним приехали с телевидения, чтобы состряпать новый сенсационный репортаж о космических путешественниках. Пончик, которому только что раздавили локомотив, повёл себя решительно.

– А вы кто такие? – сказал он довольно угрожающе, наступая животом на малышку.

Та сделала шаг назад, но тут же бойко представилась, протянув руку:

– Хлопушка, старший администратор рекламного бюро «Пудл-экспресс». Ведь господин Пудл вас предупредил?

Подумав секунду, Пончик растянул губы в улыбке и пожал протянутую руку. То же самое сделал, глядя на него, и Незнайка.

Минуту спустя Хлопушка уже уверенно всеми командовала, и Пончик едва успевал убирать из-под ног рекламщиков и прятать в коробки своё железнодорожное хозяйство.

Рекламщики развернули белый экран, перед ним собрали и поставили на подножку новенький сверкающий велосипед – с ярко-красной рамой, кожаным седлом и хромированными деталями.

Пока настраивали аппаратуру, Хлопушка велела изобретателям одеться как-нибудь эффектно и броско.

– А это ещё зачем? – испугался Незнайка, вспомнив про инкогнито.

– Как это «зачем»? Вся рекламная кампания построена на ваших образах. Представьте: два наивных мечтателя долгое время изобретают никому не нужные и не понятные вещи, все вокруг считают их безнадёжными неудачниками. И вдруг всё меняется! Деньги, успех, благодарные лица владельцев велосипедов и всё такое, вам понятно?

Незнайка растерянно молчал, но Пончик деловито сказал за него и за себя:

– Нам всё понятно, госпожа Хлопушка. Делайте свою работу.

В течение последующего часа Незнайка и Пончик примеряли всевозможные яркие майки, рубашки, куртки и комбинезоны, извлекаемые из объёмистого чемодана. Но всякий раз Хлопушка морщилась, говорила «не то», и приятели снова переодевались.

Наконец, когда весь реквизит был перемерен и отвергнут, она, помолчав немного, обратилась к изобретателям:

– Слушайте, малыши, а что вы вообще-то по жизни носите?

Едва они вышли в гостиную, переодевшись из гостиничных халатов в свои обычные вещи, раздались единодушные аплодисменты. Это было именно то, что нужно. Своими собственными нарядами Незнайка и Пончик попадали, что называется, в десятку. Теперь они выглядели так, как надо – как чудаки-неудачники, которым неожиданно подфартило.

Только после этого закипела настоящая работа.

Изобретатели по очереди садились на велосипед, облокачивались о него в разных позах, стояли рядом и неслись на велосипеде с горы. Всё это происходило на фоне леса, морского побережья, в горах, в большом городе и в пустыне. Фоном служили закрепляемые поочередно на экране яркие фотоплакаты, а велосипед в необходимом положении удерживался при помощи специальной подставки и лежащих на полу ассистентов. Колеса раскручивались на валиках, в результате чего на снимках получались «смазанные» спицы, и это создавало полную иллюзию движения. Вентилятором гнали встречный ветер, из-за которого Незнайке приходилось хвататься одной рукой за шляпу, к полному восторгу присутствовавших.

85
{"b":"13238","o":1}