ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что?!. – Гризль выронил карандаш.

Бигль коротко, но обстоятельно рассказал о проделанной им за день работе.

Пообещав немедленно перевести на его счет гонорар, Гризль связался с «Весёлым клоуном». Он представился и попросил соединить его с хозяином заведения. После минутной паузы, во время которой в трубке звучал доносившийся с эстрады голос популярного сатирика, их соединили.

– Господин Гризль имеет говорить с Красавчиком.

– Добрый вечер, господин Красавчик, рад вас слышать.

– Не сомневаюсь, господин Гризль. И вечер тоже выдался славный.

– С вашего позволения, я перейду к делу.

– Валяйте, а чего тянуть.

– Известны ли вам такие личности, как Мигс, Крабс и Кротик?

– Впервые слышу.

– Простите за нескромный вопрос: а когда вы их видели в последний раз?

– О! Вы бы ещё спросили, когда я в последний раз радовался в этой жизни чему-то хорошему… А чего такого натворили эти пижоны?

– Пока ещё ничего страшного, господин Красавчик, просто господин Пупс желает их срочно видеть.

– И каким же боком в этом деле Красавчик?

– Видите ли, есть серьёзные подозрения, что этой ночью они будут искать встречи лично с вами.

– Они её найдут, если вы просите.

– Это будет чрезвычайно любезно с вашей стороны. И пожалуйста… поаккуратней.

– Так и быть, специально для вас побрызгаю их одеколоном и перевяжу розовой ленточкой.

Рассыпавшись в любезностях, Гризль бросил трубку, хлопнул в ладоши и поспешил в «Весёлый клоун», где господа Пупс и Спрутс проводили в это время срочное совещание.

Глава двенадцатая

Как Мига, Крабс и Кротик превратились в учёных птиц, которые зарабатывают в цирке неплохие деньги

Миновав ворота фабрики пуховых изделий «Тепло и уют», грузовик остановился, и двое коротышек принялись сбрасывать тюки под складской навес.

– А товарец-то не первой свежести, – заметил один из них.

– Это точно, перо с душком, – подтвердил другой, прекратив работу и принюхиваясь. – Надо бы позвать бригадира, пускай он решает, что делать.

Пришёл бригадир, распорол один из тюков и стал ворошить пух, который немедленно полетел по фабричному двору. Все стали чихать, в административном здании захлопали форточки.

– Нет, пух первосортный, – уверенно заявил бригадир. – Это, наверное, шофер какую-нибудь дрянь возил, а кузов не вымыл. Из-за этого и воняет.

Водитель начал ругаться с бригадиром, и от этого шума проснулись зарывшиеся в тюки Мига, Крабс и Кротик. После мучительной ночи их сморил сон, и теперь они, поднявшись, озирались по сторонам, ровным счётом ничего не понимая. Все трое были с ног до головы перепачканы навозом и вываляны в пуху.

Первым опомнился бригадир.

– А ну-ка, ребята, – проговорил он взволнованно, – держите их хорошенько…

Двое рабочих и водитель грузовика стащили диковинных коротышек на землю и крепко заломили им руки за спины. Потом их затолкали в пустой гараж, заперли и встали посреди двора, недоуменно отряхиваясь.

– Это инопланетяне, братцы! – зашептал водитель. – Я про них читал в газете «Для досуга»: они живут в канализационных трубах и охотятся за воробьями. Надо сообщить побыстрее куда следует!..

– Ладно, – сказал бригадир, – кто бы они ни были, пойду в контору и составлю акт. Спишу на них весь порченый товар и ещё партию бракованных наволочек за ту неделю. Вот так, попались наконец, вредители. А вы тоже идите со мной, распишетесь в акте.

Оказавшись запертыми в гараже, Мига, Крабс и Кротик принялись ругаться на тему, кто проспал и кто во всём виноват. Затем, ощущая невыносимую жажду, напились из стоявшего на земле ведра с накапавшей туда когда-то с крыши дождевой водой. Когда ведро поставили на место, из него выпрыгнула лягушка и, недовольно квакнув, ускакала. Мига и Крабс снова начали ругаться, а Кротик тем временем осмотрел металлическую дверь, подёргал, снял с ведра металлическую дужку, просунул в щель и ловким движением выбил заглушку из запора.

Без лишних разговоров все трое бегом пересекли двор, перемахнули через забор и что было духу помчались прочь по узенькой улочке. Редкие прохожие испуганно шарахались.

Миновав промышленную зону, беглецы вылетели прямо на середину оживлённого перекрестка.

Не успели они оглядеться по сторонам, как возле них заскрипели тормоза большого полицейского автомобиля. Из кабины вылез, небрежно покручивая резиновую дубинку, обер-атаман Дригль, а из дверей крытого кузова выпрыгнули рядовые Фигль и Мигль.

– Это что еще за чучела? – прохрипел Дригль, медленно обходя троих облепленных перьями субъектов.

Час назад в полиции получили негласное указание о розыске неких мошенников – Миги, Крабса и Кротика; давалось также подробное описание их внешности, одежды и особых примет.

Несколько раз обойдя незнакомцев и брезгливо потыкав в них резиновой палкой, Дригль убедился, что ни один разосланным описаниям не соответствует. Скорее эти существа напоминали ему каких-то диковинных птиц.

– Осмелюсь доложить, господин обер-атаман, – обратился к Дриглю рядовой Мигль, – из цирка сбежали какие-то три огромные диковинные птицы. Ходят и бегают на двух ногах, совсем как коротышки. Штраусы или страусы… Предупреждали, что они могут больно лягаться.

Полицейские опасливо посторонились.

– Послушайте! – не выдержал Крабс. – Мы не страусы, мы обыкновенные граждане. Отпустите нас, мы очень спешим по делам!

– Ого! – удивился Фигль. – Они еще и говорить умеют.

– Это ещё что, – подтвердил Дригль. – На той неделе я видел по телевизору собаку, которая знала наизусть всю таблицу умножения, с какого места ни спросишь! Вот ты, Мигль, к примеру, знаешь таблицу умножения?

Мигль неуверенно поморщился и пожал плечами.

– Вот то-то и оно. А собака могла пролаять ответ с любого места. И если какая-то паршивая собака умеет считать лучше иного коротышки, то почему бы таким дорогим и редким птицам не сболтнуть какую-нибудь ерунду? Вот что, ребята, отвезем-ка их в цирк и получим причитающееся нам вознаграждение. Эй, Мигль! Сколько там за них обещали?

– Осмелюсь доложить, господин обер-атаман, по сотне за каждую птицу.

– По сотне?! А чего тут еще раздумывать. Эй, вы, чуда в перьях, полезайте в фургон живо! Цып-цып-цып! – обратился он к беглецам, у которых уже ум заходил за разум.

Когда автомобиль подъехал к зданию цирка, Дригль вылез из кабины и открыл дверь кузова. Оттуда пулей выскочили Фигль и Мигль, зажимая носы.

– Ну и воняют же эти птицы! – пожаловались они. – Не верится, что кто-нибудь выложит за них триста фертингов…

Вызвали хозяина сбежавших страусов, и тот долго с удивлением рассматривал трех облепленных пухом и распространяющих запах навоза коротышек.

– Нет, – решил он в конце концов. – Это не наши. Наших, вообще-то, привели ещё позавчера. Пришлось раскошелиться на триста фертингов. Ничего, вычту из жалованья у сторожа, в другой раз не будет таким растяпой. А этих вы бы лучше помыли в бане да спросили у них документы.

С этими словами хозяин страусов ушел обратно в цирк.

– Что за ерунда! – топнул ногой Дригль. – Какие могут быть у птиц документы! Вот что, надоело мне с ними возиться, отвезем сейчас же этих вонючек в зоопарк и посадим в клетку…

– Погодите! – взмолился Крабс. – Вы хотели триста фертингов? Вот, возьмите пятьсот, мы сами выкупим себя за вознаграждение. Мы сейчас же сами вернемся в цирк и не доставим вам больше никаких неудобств… – Крабс похрустел перед носом Дригля пятью стофертинговыми бумажками.

Тот взял деньги, повертел их в руках и сунул по одной бумажке Фиглю и Миглю. Потом полицейские молча залезли в автомобиль и умчались прочь.

– Неплохо же зарабатывают в этом цирке, – ворчал себе под нос Дригль, сидя за баранкой, – если какие-то вонючие птицы имеют при себе набитые деньгами бумажники!..

Глава тринадцатая

Необходимы срочные переговоры с Альфой и Мемегой. Красавчик имеет кое-что показать г-ну Пупсу

В люкс-кабинете «Весёлого клоуна» Гризль застал Пупса и Спрутса за чтением вечерних газет. Он поздоровался с беспечно закусывающим Жулио и шёпотом спросил:

9
{"b":"13238","o":1}