ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А ну-ка, «Дружок», – приказала она роботу, – настройся на местное радио.

«Дружок» поймал местную радиостанцию, и Огонёк услышала голос диктора:

«…Но тернистый путь Незнайки и Пончика был усеян колючками и шипами. Не сразу приняло общество поделки талантливых изобретателей, не сразу оценило их мудрость и дальновидный конструкторский талант…»

Огонёк слушала диктора, разглядывала щиты, которые рабочие крепили на дороге, и постепенно до нее начал доходить смысл происходящего. Одновременно её начал разбирать смех. Сначала она недоверчиво улыбалась, потом начала время от времени фыркать, но вскоре её окончательно прорвало, и она начала смеяться так, что «Дружок» несколько раз останавливался и спрашивал, не может ли он чем-нибудь помочь.

Добравшись до города и утерев слезы, Огонёк решила немедленно встретиться с Незнайкой и Пончиком.

Через справочную службу гостиниц она узнала место проживания изобретателей. Прибыв на улицу Лоботрясов и поднявшись на двадцать девятый этаж гостиницы «Изумруд», перед самым номером она поосторожничала и пустила вперёд «Дружка», который докладывал ей об увиденном внутри по рации.

Вскоре она была в курсе всех дел и заторопилась обратно в замок.

– Меня там ждут, – сказала она. – А пока вы будете ловить свою банду, я потихоньку сама разгипнотизирую всех наших. А то противно на них смотреть, уж лучше бы велосипеды изобретали. Вот эти грибы, – она вытащила из рюкзака несколько сорванных в лесу козленков, – эти грибы содержат в себе нейтрализующее вещество. Достаточно съесть хотя бы штучку, чтобы в течение суток не испытывать на себе действия гипнотического…

Огонёк внезапно замолчала, глядя на Пончика, который, внимательно слушая, жевал наваленные в вазу сушёные козленки. Они с Незнайкой прикладывались к грибам уже по привычке, будто в вазу был насыпан изюм или хрустящий картофель. Услышав слова Клюковки, но не поняв их смысла, Пончик перестал жевать, а лицо у него сделалось испуганное.

– Что… – сказал он, – в течение суток? Грибы ядовиты?

Клюковке очень хотелось сказать, что да, ядовиты, а затем полюбоваться им ещё минутку, но она пожалела Незнайку и успокоила обоих:

– Грибы не ядовиты. Но достаточно съесть хотя бы один, чтобы в течение последующих суток не испытывать на себе действия гипнотического порошка. А зачем же вы их ели?

– Мы их ели просто потому, что они вкусные, – сказал Незнайка. – Только лучше подсушить немножко…

– Некоторым удивительно везёт, – вздохнула Огонёк. – Даже непонятно, как это у них получается.

Тут послышался шум, и в номер без стука ввалились Мига и Крабс.

Глава двадцатая

Самый последний визит, после которого мы уже едва успеваем следить за событиями

В номер без стука ввалились Мига и Крабс. На них было жалко смотреть: грязные, худые, в изорванной одежде, с красными, обезумевшими глазами.

– Где господин министр? – просипел Крабс, тяжело дыша. – Нам сказали, что он здесь…

– А который вам нужен? – поинтересовался Бигль. Вместе с Болтиком они сидели на диване и прикрывались развернутыми газетами.

– Господин Тайный министр, это вы!

– Допустим, это я. А вы кто такие?

– Господин министр! В полиции нас даже не стали слушать, но, по счастью, кто-то из ваших личных сотрудников оказался рядом и посоветовал, где вас можно найти…

– Так в чем же дело?

– Господин министр…

– Послушайте, Крабс, на кого вы похожи! – шагнул к нему Бигль. – Я вас едва признал!

– Ах, господин министр, вы даже не представляете себе, чего мы натерпелись с того самого дня, когда вы посоветовали нам обратиться к этим…

– Ни слова больше! – Бигль предостерегающе поднял руку. – То, что вы намерены сейчас сказать, является государственной тайной!

– Хорошо, хорошо, господин министр, ни слова больше, как прикажете.

– Так что же, вам удалось сбежать из банды?

– Мы с самого начала хотели сдаться, но Ханаконда удерживал нас насильно, он бил нас!..

У Крабса из глаз брызнули слезы, он разрыдался, не в силах больше говорить.

– Может быть, вы, Мигс, объясните нам, в чем дело? – обратился Бигль ко второму чумазому субъекту.

– Они собираются захватить телебашню, – угрюмо доложил Мига.

– Когда?! – вскричал Бигль.

– Да может статься, что они уже там…

– Что?! – Бигль бросился к телефону, а Крабс поднял заплаканную физиономию на второго министра.

– Им нужен был ветр-аха-лет, – выговорил он, всхлипывая и размазывая слезы по грязным щекам. – Они хотели угнать верт-аха-алет и лететь к ба-ашне. Мы спрята-ались в лесу, а потом за нами гнался Рос-амаха…

– Это какой Росомаха? – поинтересовался Болтик. – Тот, который пропал без вести?

– Да, дикий ко-ротышка.

– Чего-чего?..

– Росомаха стал диким коротышкой.

А Бигль в это время уже отдавал по телефону судьбоносные для всего подлунного мира распоряжения:

– Внимание, внимание! Передать информацию по цепочке: СИРОП В ТРУБЫ! СИРОП В ТРУБЫ! Срочно!

Бигль отстучал на трубке ещё один номер:

– Ригль, вы готовы? (Лейтенант Ригль руководил обороной телецентра.) Что? Уже?!. Почему!!!

Бигль уронил трубку. Он был бледен, по его лицу катились капли пота.

– Они уже там, – произнес он еле слышно. – Никто не ожидал… всё произошло слишком быстро.

Глава двадцать первая

Как Жмурик и Тефтель выполнили работу, которую согласно плану должны были выполнять Мига и Крабс

Часом раньше в пустынном переулке остановился тёмно-зелёный «Циклоп» повышенной проходимости и из него вышли двое коротышек. Они молча осмотрелись по сторонам, достали из багажника четыре канистры с бензином и, сгибаясь под их тяжестью, засеменили к автостоянке, занимавшей всю площадь перед телевизионной башней. Остановившись в проходе между тесными рядами автомобилей, первый начал отворачивать крышки. Но второй, одноглазый, сказал ему:

– Погоди, Тефтель, осталось ещё четыре минуты. Шеф любит, чтобы всё было точно.

Оба присели на канистры, и Тефтель проворчал:

– Что толку с этих минут, если полыхать будет всю ночь? Этих минут хватит, чтобы нас здесь арестовали: полицию наверняка уже подняли на ноги. Надо было пристукнуть Мигу и Крабса ещё тогда, когда они в первый раз к нам заявились.

– Пора, – сказал Жмурик, поднялся и начал откручивать крышки.

Опрокинув канистры, они начали щедро поливать асфальт. Бензин глухо булькал и струился под машины, готовый вспыхнуть от малейшей искры.

– Эй, что вы делаете! – крикнул сторож, высунувшись из своей кабинки и принюхиваясь.

– Беги отсюда, студент, – посоветовал Тефтель, едва на него взглянув. – Сейчас здесь будет жарко.

Несколько секунд сторож ещё стоял, силясь что-то сказать, но потом повернулся и молча припустил прочь во все лопатки.

Когда весь бензин оказался на асфальте, Жмурик достал спички и поджег закатившийся на край стоянки ручеек. Синее пламя скользнуло под брюхами автомобилей и внезапно ахнуло ярким заревом.

Поджигатели спокойно вернулись в переулок и залезли в машину. Свое дело они сделали, оставалось только ждать от шефа новых распоряжений.

Вот взорвался первый бензобак, второй, третий… «Циклоп» содрогнулся, в окрасившемся заревом пожара вечернем небе замелькали обломки – колёса и куски искорёженного металла. Беспорядочный грохот нарастал с каждой минутой, небо заволокли чёрные клубы дыма.

– Ну где же они? – забеспокоился Тефтель. – Тебе что-нибудь слышно?

Жмурик опустил стекло и с улыбкой закивал: за канонадой, криками и сиренами слабо, но прослушивался рокот скрытого за дымовой завесой вертолёта.

Глава двадцать вторая

Как Ханаконда перехитрил всех и осуществил свой план. Почти осуществил. Не наверняка

– Прыгай, – приказал Ханаконда.

– Ничего… – гортанно прорычал Росомаха, – не видно…

92
{"b":"13238","o":1}